Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Естественный ход вещей: как Сирия выходит из навязанной десятилетней изоляции

Сирийская Арабская Республика (САР) постепенно интегрируется в экономику и политическую жизнь ближневосточного региона после десятилетней международной изоляции. Во многом это связано с ослаблением региональных позиций США, устойчивостью президента Башара Асада и важным географическим положением Сирии.



Краткий экскурс
2011 год стал знаковым для Ближнего Востока прежде всего из-за такого социально-политического явления, как «арабская весна» — массовых народных выступлений за смягчение правящих систем. Долгоиграющие разрушительные последствия тех событий проявляют себя до сих пор.

Активные выступления в Сирии начались в январе того злополучного года и широко освещались с антиправительственной точки зрения Арабской службой британского BBC и изданиями государств Аравийского полуострова. К тому же времени относится и создание существующей поныне «Сирийской обсерватории по правам человека» (Syrian Observatory for Human Rights), базирующейся в британском Ковентри и занимавшейся координацией протестов.

Искра вооруженного конфликта зажглась в южном сирийском городе Деръа одноименной провинции, где силовая попытка разгона митингующей массы спровоцировала открытое вооруженное восстание, которое не удалось успокоить при помощи отставок чиновников, снижения налогов, амнистии политзаключенных, сокращения набора в вооруженные силы. В начале мая Сирийская Арабская Армия (САА) отчиталась о подавлении беспорядков, однако к тому моменту аналогичные очаги заполыхали уже по всей стране.

В 2011-2012 годах многие арабские государства вывели из Сирии свои дипведомства в знак протеста против попыток успокоить «мирные протесты». Под тем же предлогом было приостановлено членство САР в Лиге арабских государств (ЛАГ).

Страны Запада во главе с США изначально заняли враждебную для официального Дамаска позицию, заявив о «незаконности» пребывания Асада на президентском посту и введя ряд экономических санкций против официальных персон Сирии, банковских активов республики, ее экспорта (прежде всего нефти), а также запретили инвестиционную деятельность в стране. В 2020 году это давление было усилено так называемым «Актом Цезаря», подразумевающим всестороннее ограничение деятельности сирийских предприятий и частных лиц, связанных со строительством, военной промышленностью, энергетикой, финансовой или любой иной поддержкой Асада и САА.

Пожалуй, единственными значимыми силами, готовыми сотрудничать с САР, на тот момент оставались Иран (сам находившийся в международной изоляции) и Россия. Однако теперь ситуация последовательно меняется.

Неоспоримые свидетельства
В начале сентября 2021 года сирийская делегация была официально приглашена в Амман на четырехсторонние переговоры с участием официальных лиц Египта, Ливана и Иордании. На повестке стояло обсуждение поставок египетского природного газа в ливанскую республику посредством трубопровода, пролегающего на территории всех четырех государств. Это событие можно рассматривать как дипломатический прорыв для САР, так как впервые за десять лет республика приняла участие в обсуждении вопроса региональной важности и в принятии практических решений после очной встречи на уровне министров.

См твиттер

Как ни странно, Иордания, некогда замеченная в поддержке оппозиционных Дамаску вооруженных сил, является «авангардом» в процессе снятия сирийской изоляции. В частности, 19 сентября в Амман прибыл сирийский министр обороны Али Абдалла Айюб, который со своим иорданским коллегой Юсефом Ахмедом аль-Хунейти обсудил проблемы безопасности на границе, борьбу против терроризма и наркотрафика. В завершение встречи стороны договорились о регулярных консультациях в будущем.

Вдобавок к этому по проявленной Амманом инициативе возобновил свою работу сирийско-иорданский погранпереход «Джабер», а государственная авиакомпания Royal Jordanian возобновила рейсы в Дамаск. Также чиновники договорились о полном снятии таможенных тарифов для транзита товаров через территорию своих государств.

В перечень знаменательных событий входит и встреча глав МИД Иордании, Египта и Сирии в рамках открывшейся 76-й Генассамблеи ООН. Айман Сафади, Самех Шукри и Фейсал Микдад обсудили пути прекращения сирийского кризиса, расширения сотрудничества, а в начале октября Башар Асад провел телефонные переговоры с иорданским королем Абдаллой II.

Более того, Сирия была приглашена на международную выставку «Экспо-2020» в Дубае, где министры экономики САР и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) Самер Халиль и Султан бин Саид обсудили межгосударственные вопросы своего профиля. Посол САР в ОАЭ Гассан Аббас на этот счет заметил, что данное событие произошло несмотря на иностранные попытки «демонизировать» правительство легитимного лидера арабской республики Асада.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что в минувшее десятилетие ничего подобного из вышеперечисленного во внешнеполитической жизни Сирии не наблюдалось.

Почему это происходит
К складывающейся ситуации привел ряд объективных предпосылок, прямо или косвенно связанных с самим конфликтом, из-за которого изоляция некогда и началась.

Во-первых, Башар Асад устоял, пусть и при помощи России с Ираном, и никто не сомневается в том, что радикальные исламистские группировки и оппозиция больше не имеют сколь-нибудь реальных шансов прийти к власти. При этом сохраняется ряд вопросов, для решения которых участие Сирии необходимо, и с кем-то в республике так или иначе диалог вести придется. Обстоятельства складываются таким образом, что единственным собеседником является Асад, так как разрозненные незаконные группировки на севере не имеют реальной власти, существуя только за счет Турции и США.

Во-вторых, Соединенные Штаты, основной спонсор «арабской весны», постепенно покидают Ближний Восток и ряд других регионов планеты, сосредотачивая свои ресурсы в Восточной Азии для борьбы с Китаем. Вывод войск из Афганистана, прекращение военных операций в Ираке демонстрируют арабскому миру, что роль американского фактора ослабевает, а поддержка Вашингтона во многом иллюзорна и необязательна. В результате ближневосточные страны находятся в процессе стабилизации региона и решения существующих проблем с опорой на собственные силы, как это было в «доамериканскую» эпоху.

В-третьих, Сирия важна в контексте соперничества ЛАГ, Турции и Ирана, являясь для них своеобразным перекрестком. Турция поддерживает оппозиционную Дамаску «Сирийскую национальную армию» в северных районах САР, что является раздражающим фактором для всех арабских стран Ближнего Востока. Иран, в свою очередь, на протяжении конфликта оказывал прямую военную, финансовую помощь Дамаску, поставлял оружие и боеприпасы. В 2016 году Асад сообщал, что Саудовская Аравия предлагала ему выдворить иранских союзников в обмен на устные обещания о денежной помощи, однако сирийский президент отказался от столь «щедрого» предложения.

В-четвертых, в арабских странах находятся свыше двух миллионов сирийских беженцев, что создает серьезную нагрузку на местные экономики на протяжении уже десяти лет. Скорейшее окончание военного конфликта ликвидировало бы необходимость содержания этих людей и позволило бы вернуть их на родину.

В-пятых, географическое расположение Сирии обуславливает ее торговое значение. Мировая экономика пострадала в результате пандемии коронавируса и колебаний цен на энергоносители в последние годы, что обуславливает желание арабских стран подстегнуть собственное восстановление в том числе за счет реконструкции торговых путей через территорию САР (с минимизацией или отменой тарифов, как это произошло с Иорданией).

При всем при этом США официально сохраняют прежнюю риторику о необходимости передачи власти от Асада к оппозиции «демократическим путем» и поддерживают санкции, однако никак не препятствуют описанным выше явлениям.

«Союзники США в арабском мире подталкивают Вашингтон к снятию осады с Дамаска и обеспечению его реинтеграции в арабское сообщество. Похоже, администрация Байдена в какой-то степени прислушивается», — считает Дэвид Леш, эксперт по Сирии из Университета Тринити в Техасе.

Эксперты отмечают ведущую роль Иордании в наблюдаемом процессе сирийской реинтеграции и сходятся во мнении, что остальные арабские страны внимательно наблюдают за опытом Аммана.

«Когда Иордания преодолеет эти барьеры и установит связи, найдутся страны, которые последуют ее примеру», — сообщает Самих Маайтах, бывший иорданский министр информации и политический аналитик.

Открытие годами парализованного погранперехода, возобновление авиасообщения и встречи на высшем уровне, на которые пошла Иордания, выглядят очень смело в контексте действующих американских санкций.

«Я абсолютно уверен, что иорданцы чувствуют, что США не будут их наказывать. В средствах массовой информации поднялся огромный шум о том, что США больше не вводят агрессивные санкции против Асада в соответствии с «Актом Цезаря» или другими вещами», — заявил Джеймс Джеффри, бывший специальный посланник США по Сирии при Дональде Трампе.

Разумеется, американское присутствие в регионе, пусть скорее уже и номинальное, полностью со счетов не сбрасывается. Арабские столицы, такие как Эр-Рияд, строят отношения с Дамаском, «озираясь» на Вашингтон.

«Большие усилия прилагаются для того, чтобы Саудовская Аравия и Сирия пришли к какому-то примирению, и я думаю, что Саудовская Аравия собирается с мыслями и смотрит на реакцию США», — сказал Джошуа Лэндис, специалист по Сирии из Университета Оклахомы.

Начало новой эпохи?
Безусловно, отступление США из Ближнего Востока обуславливает постепенное его переформатирование. Учитывая замешанность Вашингтона во многих военных конфликтах региона, эти кризисы стали приближаться к своему логическому завершению.

Сирия традиционно является одним из важнейших арабских государств, и в новых реалиях лидеры «братских» стран об этом, похоже, вспомнили, с чем и связан наблюдаемый процесс ее реинтеграции в региональную политику и экономику.

Tags: САР, Сирия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment