Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Как Пекин наводит в Афганистане свой порядок

Китай, похоже, всерьез намерен превратить Афганистан в свой геостратегический плацдарм. Десять лет назад Поднебесная буквально ворвалась в эту страну с выгодными сделками в горнодобывающем, энергетическом и нефтяном секторах.



И хоть Афганистан далеко не самое безопасное государство, ради его богатств можно потерпеть хаос и нестабильность. КНР играет ключевую роль в содействии мирным переговорам с «Талибаном»1 (запрещено в РФ) с 2014 года. И вот сегодня, когда власть сосредоточена в руках афганских радикалов, Пекин с новой силой начал продвигать там свои интересы.

Самый важный партнер
Именно так талибы воспринимают своих китайских коллег. Пока в стране кризис, а мир с недоверием относится к новым хозяевам Афганистана, «надежный друг» Китай готов инвестировать в инфраструктурные проекты. Больше талибам не на кого положиться — Всемирный банк и Международный валютный фонд (МВФ) не помогут.

Наивно было полагать, что как только «Талибан» войдет в Кабул, все забудут 20 лет террора, крови и страха. Однако Пекин может стать для талибов проводником в большую политику. Так, министр иностранных дел Китая Ван И уже призвал мировую общественность подумать об отмене односторонних санкций против Афганистана.

На смену США
По мнению экспертов, Китай сегодня вполне в состоянии менять правила игры. На фоне очевидной потери США влияния в регионе КНР может заполнить образовавшийся вакуум. Именно поэтому Пекин намерен навести в Афганистане свой порядок. В этом смысле радикализация страны пугает китайцев — это угрожает как внутренней безопасности Поднебесной, так и ее глобальным экономическим проектам типа Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК).

Например, несколько дней назад террористы взорвали шиитскую мечеть Гозар-э-Сайед Абад в Кундузе. Это произошло прямо во время пятничной молитвы, поэтому жертв было очень много — погибли 150 человек, около 200 получили ранения. Ответственность за нападение взяла на себя группировка «Вилаят Хорасан» (региональная ячейка «Исламского государства». Примечательно, что осуществил теракт уйгур.

По словам китаиста Николая Вавилова, уйгурский терроризм и сепаратизм — это одни из основных проблем внутренней безопасности КНР.

«Достаточно вспомнить серию терактов, совершенных уйгурами. Один из них был в центре Пекина на площади Тяньаньмэнь, когда машина врезалась в ограждение и взорвалась. Очень много уйгуров с китайскими паспортами проживают по всей территории страны. Они спокойно передвигаются, работают, занимаются бизнесом. И для Китая возникновение зарубежного центра в непосредственной близости к своим границам, где могли бы проходить подготовку террористы — это первая угроза», — заявляет он.

По словам эксперта, система безопасности Китая в целом не готова к масштабным сериям терактов. Поэтому КНР пытается максимально купировать любые намеки на появление анклавов на территории Афганистана.

«Мы понимаем, что власть талибов во многих местах страны номинальна. И на территории некоторых провинций могут появиться учебные центры «Исламского движения Восточного Туркестана» (также «Исламская партия Туркестана», ИПТ), запрещенного в России, но не запрещенного в США. Госдеп недавно исключил группировку из списка террористических организаций, и это было сделано не просто так, а для того, чтобы наладить официальные контакты и начать финансирование этого движения. Эта огромная структура, поддерживаемая США и Турцией, очень беспокоит Поднебесную. И у «Талибана» вряд ли хватит сил для того, чтобы полностью ликвидировать эти анклавы», — отмечает специалист.

Еще мнение
«Боевики-уйгуры уже более 20 лет воюют бок о бок с талибами. И очень сомнительно, что власти «Исламского Эмирата Афганистан» всерьез возьмутся решать проблему выходцев из Синьцзяна, как того требует Пекин. Сегодня руководство ИПТ базируется главным образом в пакистанском Вазиристане, при этом граница в тех местах очень условная, что позволяет экстремистам свободно действовать на афганской территории».

По мнению аналитика, «Талибан» продолжит формально заявлять, что не укрывает у себя уйгурских террористов, однако это никак не повлияет на реальное присутствие в стране «Исламской партии Туркестана» вместе с «Аль-Каидой»

«К тому же, как показал недавний теракт в Кундузе, ситуацию усугубляет активность «Вилаят Хорасан», в рядах которого также есть уйгуры. Без сомнений, «Исламское государство» охотно перевербует наиболее радикальных боевиков ИПТ, если талибы попытаются надавить на уйгурскую группировку. Несмотря на всю риторику о перспективах сотрудничества между Китаем и «Талибаном», в обозримом будущем Кабул едва ли сможет выполнить главное условие КНР — обеспечить безопасность китайских проектов и инвестиций», — полагает эксперт.

Афганистан — это прибыльно
Не секрет, что КНР крайне заинтересована в редкоземельных металлах, которыми так богата афганская земля. Их стоимость оценивается примерно в 1-3 триллиона долларов. Эти металлы используются в производстве электромобилей, компьютеров, телевизоров, самолетов, спутников и так далее. В прошлом году прямые инвестиции Китая в Афганистан выросли почти на 12%.

Очень много внимания китайцы уделяют медному руднику Мес-Айнак, который Пекин арендовал в 2007 году на 30 лет. Тогда китайская госкомпания Metallurgical Group Corporation (MCC) выплатила властям Афганистана (президентом был Хамид Карзай) три миллиарда долларов. При этом меди планировалось добыть более чем на 100 миллиардов. Кроме того, китайская национальная нефтяная корпорация выиграла тендер на бурение нефти на севере страны.

Однако есть информация, что согласия местных жителей на разработку, как водится, не спросили. По словам представителей ряда афганских НКО, в нескольких деревнях людей выселили из собственных домов без их согласия.

Нечто похожее, к слову, происходит и в Пакистане, в порте Гвадар. Обитающие там белуджи давно протестуют против китайских глобальных проектов, но Исламабаду и Пекину нет до них дела. А между тем есть опасения, что белуджи станут меньшинством не только в Пакистане, но и в самом Белуджистане из-за массового притока поселенцев, которые уже потихоньку прибывают в регион в целом и в Гвадар в частности.

Один пояс — один путь
Официальный представитель «Талибана» Забихулла Муджахид уже заявил, что новое афганское правительство готово присоединиться к КПЭК. В отличии от ситуации 2007 года, когда действовавшие в подполье талибы пообещали не атаковать Мес-Айнак, сегодня террористы могут гарантировать безопасность китайских интересов с позиции главной политической силы в стране.

«Китай представляет для нас фундаментальную и исключительную ценность, потому что готов инвестировать в нашу страну», — сказал месяц назад Муджахид.



Он добавил, что талибы всецело за возрождение «древнего Шелкового пути»:

«Мы имеем богатые медные рудники, которые благодаря Китаю будут модернизированы. Пекин, наконец, представляет собой проходной билет для нас на рынки по всему миру», — заключил он.

Итого
Китай затеял сложную и опасную игру. Сложность заключается в том, что Пекину нужно не только доминировать в Афганистане (и регионе в целом), но и не поссориться при этом с Москвой и Тегераном.

Стабильный Афганистан несомненно отвечает фундаментальным интересам Китая. Однако это должна быть китайская стабильность — т.е. возможность контролировать ситуацию, выжимая из нее максимум выгоды.

Пока неясно, как именно в Пекине намерены побороть «Исламское государство», но похоже, что китайцы в этом вопросе ставят на «Талибан», а значит, у последних есть шанс на то, чтобы удержаться у власти. В этом им также поможет Пакистан.

Между тем, напоминает журналист МИА «Россия сегодня» Зохра Ишмухаметова, такая активная поддержка со стороны КНР вовсе не гарантирует талибам стабильную позицию на международной арене.

«Китай — значимый игрок на афганском треке и демонстрирует гибкость во взаимодействии с новым временным правительством в Кабуле, сформированным талибами. КНР призывает снять односторонние санкции с талибов, разморозить активы и прекратить использовать валютные резервы в качестве инструмента давления. Однако помимо Китая есть другие игроки в этом «афганском узле», которые также имеют влияние на «Талибан». Это и Россия, и Пакистан, и Катар, — отмечает эксперт. — Одна лишь поддержка Китая не поможет талибам долго продержаться и легитимизироваться. Без общего решения международных игроков талибы не смогут получить признание, поскольку оно обусловлено рядом положений, которые должны быть выполнены и приняты международным сообществом. Речь о борьбе с терроризмом, наркотиками, формировании инклюзивного правительства, соблюдении прав женщин и детей и так далее».
Tags: Афганистан, КНР, Китай
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment