Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

США не будут размораживать активы Афганистана

Вооруженные формирования запрещённого в России движения «Талибан» заявили о наличии в провозглашенном Исламском Эмирате Афганистан огромных запасов полезных ископаемых, в том числе нефти, газа, бокситов и редкоземельных металлов. Об этом талибы заявили в своем официальном телеграмм-канале. Да-да, телеграмм-канале.



Мы в свою очередь расскажем про экономику талибов до их прихода к власти, о перспективах экономических реформ и о проблемах, которые неминуемо возникнут у талибов при их проведении в Исламском Эмирате Афганистан.

План талибов: полезные ископаемые и инвестиции
Представители «Талибана» заявили, что в Исламском Эмирате Афганистан находятся обширные нефтяные и газовые месторождения, а северо-восточная провинция Бадахшан богата лазуритами, рубинами, золотом и другими ценными ресурсами.

«Афганистан — сокровищница мировых полезных ископаемых, нефти и газа. Только на доходы от продажи бадахшанских рубинов и лазуритов, золота и других драгоценных камней, если их добывать промышленным методом, могут содержать сто таких стран, как Афганистан. Также в нем собирают два-три урожая в год», — говорится в сообщении, опубликованном в официальном телеграмм-канале талибов.

Однако, добывать эти богатства непросто из-за отсутствия необходимой инфраструктуры и сложной политической ситуации, которая обуславливает рискованность инвестиций. К этому можно добавить отсутствие институциональных основ для подобных вложений и гарантий незыблемости прав частной собственности для иностранных инвесторов, а также необходимого для разработки афганских недр количества квалифицированного персонала и минимальных свобод для него.

Сейчас последние имеющиеся рабочие с образованием бегут от все новых и новых запретов, вводимых талибами. И бегут не просто так. Многие из них опасаются талибов, потому что ранее большинство из них работало на международные организации, иностранные государства и афганское правительство, считающиеся у талибов или оккупантами-крестоносцами или коллаборационистами.

Ранее, представители талибского режима на пресс-конференции, проведенной после своего прихода к власти, заявили, что у них есть экономический план возрождения страны, не рассказав, впрочем, никаких подробностей. В добавок, не понятно, связано ли это с переговорами создателей талибов пакистанцев с китайцами, о которых 2 августа заявил министр иностранных дел Пакистана Шах Мехмуд Куреши. Как утверждалось, глава пакистанского внешнеполитического ведомства обсудил с китайскими коллегами вопрос безопасности общих экономических проектов как на территории Афганистана, так и на территории Пакистана.

Вооруженные формирования талибов до своего прихода к власти активно вели добычу полезных ископаемых: мрамора, оникса, лазурита, золота, меди и многих других достояний недр Исламской Республики Афганистан. Помогали им в этом пакистанские компании. Представители ООН утверждали, что в провинциях Гильменд и Нангархар талибы, при активном участии пакистанских компаний, которые присылали своих инженеров, добывали мрамор. Впоследствии афганский мрамор вывозили в Карачи, где происходила его продажа. Такая же ситуация и в провинции Бадахшан, где талибы, не без пакистанцев, добывали золото и лазурит.

Общие доходы движения «Талибан» от разработки недр на 2019 год оцениваются в 400 миллионов долларов за один год.

Примечательно, что с производства опиумного мака и продажи «продукции», изготовляемой из него, талибы в год имеют в среднем 460 миллионов долларов, включая доход с налогов на производство, транспортировку и продажу. Отметим, что с 2016 года к опиуму прибавились ещё и метамфетамины.

Кроме всего прочего, талибы активно противодействовали проникновению на афганские территории так ненавистных пакистанцам индийских предпринимателей, серия убийств которых прокатилась по Афганистану в 2015–2017 годах.

Полные же доходы талибов, с учетом производства и продажи наркотиков, добычи полезных ископаемых, поборов и доноров из финансового центра исламизма — стран Персидского залива, оценивается в полтора миллиарда долларов. Об этом говорят данные аналитика экономической политики в Центре исследований Афганистана Ханифа Суфизаде.

Напомним, что афганское государство является потенциальным источником ценных природных ресурсов. Как пишет в своей статье «Афганистан сегодня: политическая и экономическая ситуация» профессор Рыбаков, еще во времена советской афганской кампании были обнаружены месторождения нефти, природного газа, каменного угля, каменной соли, медных, железных, бериллиевых, марганцевых, свинцово-цинковых, оловянных, хромитовых руд и крупные месторождения золота. Однако, Афганистан, не имея опыта промышленной добычи полезных ископаемых, достаточных финансовых ресурсов для создания необходимой инфраструктуры и сил для ее контроля, самостоятельно не может заниматься разработкой своих месторождений. По тем же причинам потенциальные инвесторы не торопятся вкладывать свои капиталы в освоение афганских месторождений полезных ископаемых.

Карта полезных ископаемых Афганистана


Помимо того, афганские недра располагают запасами железа, кобальта, лития и многих других полезных ископаемых, оценённых в 2010 году Соединёнными Штатами в 3 триллиона долларов. Так, по данным американских экспертов, запасы лития в провинции Газни в центре страны превышают таковые в Боливии, считавшейся ранее лидером по месторождениям этого металла.

«Афганистан располагает одними из наиболее богатых залежей как драгоценных металлов, так и металлов, необходимых для развивающейся экономики XXI века», — цитирует американский телеканал CNN специалиста по экологическому производству и безопасности Рода Шуновера.

Плохой инвестиционный климат Исламского Эмирата Афганистан и «подарки» уходящих западных доноров

Планы талибского режима Исламского Эмирата Афганистан сильно зависят от международных инвестиций и фондирования, но международные организации вряд ли поспешат вливать свои капиталы в государство, контролируемое террористической организацией, которая еще недавно (и то не точно, что занималась, а не занимается) производством и продажей наркотиков, террористической деятельностью, похищением людей с целью выкупа и поборами с государственных и частных компаний. Спасением могут стать пакистанские, китайские и саудовско-эмиратские инвестиции, но пакистанская экономика сейчас сама находится в кризисе и обладает ограниченными ресурсами, а саудовско-эмиратские инвесторы могут испугаться американских санкций за взаимодействия с талибами, открытое взаимодействие. Китайцы же активно показывают свою заинтересованность в работе с талибами.

25 августа посол Китая в Афганистане Ван Ю встретился с представителями правительства талибов. Позднее, 26 августа официальный представитель Министерства коммерции Китая Гао Фэн провел переговоры с представителями режима талибского Исламского Эмирата Афганистан.

«Китай готов работать вместе с международным сообществом для поддержки мирного восстановления Афганистана и улучшения условий жизни и благосостояния людей, а также повышения возможностей для независимого развития Афганистана» — заявил Гао Фэн на брифинге в четверг.

Проблема в том, что для успешной работы инвестиций нужна современная экономика, но она не может хорошо работать в государстве, где неугодных инвесторов могут убить на улице в рамках «конкурентной борьбы» или очередного террористического акта, совершенного боевиками запрещённой в России организации «Исламское Государство». При существующем «инвестиционном климате» любое афганское государство не сможет заниматься прибыльной для бюджета добычей и реализацией чего бы то ни было из земли (если мы конечно не говорим о производстве опиумного мака).

Можно при этом вспомнить, что коррупция полностью «съела» вложенные в Исламскую Республику Афганистан 131 миллиарда долларов (на начало 2019 года), что, с учетом инфляции, больше чем на весь «План Маршалла», затрагивавший практически всю Западную Европу. Коррупция уж точно никуда не пропадет и при режиме талибов, из чего понятно одно из направлений возможных инвестиций.

Еще одним поводом для опасений у иностранных инвесторов может стать то положение, в котором Исламский Эмират Афганистан окажется после прекращения иностранной помощи. Сейчас афганская экономика критически зависима от иностранной помощи, а все золотовалютные резервы ее центрального банка находятся на счетах в Соединённых Штатах. Международная помощь финансирует три четверти и практически весь внешнеторговый дефицит, составляющий почти треть ВВП Афганистана. Сокращение инвестиций привело к замедлению среднегодового экономического роста до 2,5% в 2015–2020 годах с 9,4% в 2003–2012 годах, о чем заявили представители Всемирного банка.

Проблемой к тому же станет прекращение поставки долларов в Афганистан, блокирование доступа к находящимся в Соединенных Штатах счетам афганского правительства и замораживание резервов афганского центрального банка на сумму $9,5 млрд – практически весь их объем. Бежавший ранее глава центрального банка Исламской Республики Афганистан Аджмал Ахмади объявил, что из этих резервов к моменту прихода к власти режима талибов на территории Афганистана, по его оценке, оставалось от 0,1 до 0,2% всех международных резервов страны.

Помимо Соединённых Штатов финансовую помощь и резервы афганского государства начали замораживать страны-доноры из Европейского Союза. Кроме того, на этой неделе Международный валютный фонд и Всемирный банк также объявили, что прекращают доступ страны к своим ресурсам из-за неясности о том, кто ею правит, и тем, признает ли международное сообщество новую власть легитимной.

После такой реакции международного сообщества на приход талибов к власти, афганская национальная валюта ушла в гиперинфляцию, которая ударит не только по талибом, но и по гражданским. Как правильно выразился в интервью «Financial Times» глава консультационной группы по политическим рискам Vizier Consulting: «Экономических вызовов со временем будет все больше. Голодные люди – это злые люди, и с этим нужно как-то справиться».

Существенное повышение цен уже замечено на рис, бобовые, сахар и чай. Резко вверх пошел и курс афгани. При этом в столице закрыты все банки и многие торговые лавки, так как продавцы опасаются возобновлять работу после прихода талибов, опасаясь за своё имущество и жизнь. Заметен дефицит продуктов. Общий рост цен в Кабуле оценивается в минимум 30%.

Подчеркивается, что такое падение экономики может вызвать массовый голод. Возможность голода многократно вырастет, если талибы все же запретят выращивание и производство опиума. Как утверждает Всемирный банк, около «44% рабочей силы в Афганистане занято низкооплачиваемым трудом в сфере сельского хозяйства». Из них около 40% работают в опиумном производстве. Все эти люди могут стать теми «самыми голодными и злыми», кто поддержит восставший новый «Северный Альянс», полевые командиры которого опиум точно не запретят.

Прошлый раз, когда талибы довели афганцев до нищеты своим запретом на выращивание опиумного мака в 2001 году, те поддержали операцию Соединённых Штатов «Несокрушимая свобода». Возможно, международные силы надеются повторить подобный опыт, несмотря на то, что сейчас не 2001 год, а мир перестал быть однополярным.

Режим талибского Исламского Эмирата Афганистан не может создать институциональную основу для успешной экономической системы, как минимум, из-за отсутствия опыта проведения реформ в условиях разваливающегося государства. Примечательно, что даже при массивном вложении сил и средств, с западными специалистами и с принудительно открытыми рынками сбыта для афганской продукции, афганскому правительству не удалось построить хоть сколько-то успешную экономическую систему без трайбализма и клептократии.

Вооруженные формирования движения талибов имеют опыт работы с экономической системой сплоченной организации, но не большого многонационального государства, находящегося в перманентном кризисе последние полвека, которое после отлучения от западной помощи и заморозки резервов, окажется в труднейшем экономическом положении. Еще больше ситуацию осложнит отсутствие должного количества иностранных инвестиций и бегство квалифицированного персонала. К тому же, при условии выполнения обещаний, все это будет происходить на фоне снятия «опиумных фермеров» с опиумной иглы, что поставит их и так бедственное положение на грань катастрофы. А мы все знаем, как афганцы реагируют на подобные ситуации. Еще и новый «Северный альянс», возглавляемый сыном известного полевого командира Ахмад Шаха Масуда тут как тут, отказывается подчиняться и примеряться с талибами.

Сделает ли история афганского государства очередной виток покажет только время, но режим талибов не сулит ничего хорошего для дальнейшего развития как афганской государственности, так и всего афганского общества в целом, и, я, как и прошлый раз говорю, что в конце концов все это приведет к новому этапу бесконечного кровопролития в Республике Афганистан.
Tags: Афганистан, США, Талибан, Талибы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment