Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Торговый дефицит в ИРИ?

После повторного введения администрацией Трампа жестких санкций против иранского экспорта нефти в 2018 г, официальные лица в ИРИ сосредоточили внимание на экспорте, не связанном с нефтью, как на единственном жизнеспособном способе удовлетворения потребностей страны в иностранной валюте.



Что касается товарного разнообразия, большая часть не нефтяного экспорта страны по-прежнему зависит от нефти и минеральных продуктов. Эти продукты не могут считаться промышленными товарами из-за их низкой добавленной стоимости, поскольку они не превращаются в продукты с более высокой стоимостью и, таким образом, приносят меньший доход для страны.

Фактически, более одной трети доходов страны от экспорта, не связанного с нефтью, в 2018-2019 гг, приходилось на продажу минеральных продуктов. Несмотря на то, что на них приходится менее 4% экспорта, не связанных с нефтью, в том же году на них приходилось более 36% экспортной выручки. Согласно отчету Центра парламентских исследований ИРИ (IPRC) от 12 мая, доходы за первые 15 товаров в списке достигли 46%, что составляет почти половину валютной выручки за 2018-2019 гг.

В качестве ключевой стратегии развития и инструмента планирования, согласно закону о Шестом пятилетнем плане развития (2016-2021), не нефтяной экспорт страны должен увеличиваться на 21,7% ежегодно с 42,1 млрд$ в 2016–2017 гг до 112,8 млрд$ в 2021–2022 гг. В течение 2018-2019 гг общий экспорт страны и экспорт, не связанный с нефтью, составили 87,9 млрд$ и 44,7 млрд$ соответственно, что далеко от целей, указанных в Шестом плане. Согласно тому же закону, совокупная стоимость не нефтяной торговли ИРИ без учета газового конденсата в 2021-2022 гг должна составлять 112,7 млрд$. Это кажется маловероятной целью, поскольку из пяти лет, отведенных на реализацию этого грандиозного плана, уже прошло более трех с половиной лет.

Экспортные поступления в этом году, как ожидается, составят около 30 млрд$. Интересно, что 6 октября информационное агентство IRNA процитировало слова заместителя министра промышленности, горнодобывающей промышленности и торговли Хамида Задбума, который заявил, что объем не нефтяного экспорта в первой половине иранского года составил приблизительно 13,5 млр$. Исходя из этого, внешняя торговля, вероятно, будет хуже в этом году, если для ИРИ не произойдет серьезного экономического открытия на международной арене.

Обзор торговой политики ИРИ, особенно в отношении импорта и экспорта, показывает, что стратегии по развитию внешней торговли состоят из краткосрочных мер и не имеют долгосрочного планирования. Один из наиболее важных законов, касающихся международной торговли страны, Закон о правилах экспорта и импорта, принятый в 1993 г, нуждается в пересмотре и изменении в соответствии с исследованием, проведенным IPRC. Из-за отключения банковской системы страны от остального мира многие экспортеры не имеют легкого доступа к своей иностранной валюте. После односторонних санкций со стороны США в 2018 г, Центральный банк Ирана (CBI) ввел правила чтобы подтолкнуть экспортеров к переводу своей валютной выручки в страну, чтобы CBI мог удовлетворить потребности импортеров в иностранной валюте. Этот механизм был в основном предназначен для того, чтобы помочь импортерам импортировать товары первой необходимости, а правительству - контролировать волатильность валютного рынка. К сожалению, переговоры между правительством и частным сектором по этому вопросу все еще продолжаются более двух с половиной лет после решения правительства обязать экспортеров продавать свою валюту по курсам, предлагаемым NIMA, - онлайн-платформа для транзакций в твердой валюте. Регулирующие органы издали различные директивы и инструкции по этому поводу. К сожалению, меры CBI оказались контрпродуктивными, в результате чего экспортеры столкнулись с большим давлением и трудностями.

Таким образом, вырисовывается картина, что проблема девальвации не нефтяного экспорта и мизерная доля ИРИ в мировой торговле могут быть (?) не связаны ни с его географическим положением, ни с его ресурсами, ни с его сравнительными недостатками. Проблема может заключаться в отсутствии координации между государственными органами, регулирующими внешнюю торговлю, и частным сектором, а также в плохом планировании внешней торговли страны. Примечательно, что в 2018 г, общая доля ИРИ в мировом экспорте и импорте составляла около 0,55% и 0,25% соответственно.

Для увеличения не нефтяного экспорта страны необходимо осуществить долгожданные институциональные изменения во внутренней экономике и расширить долгосрочное взаимодействие с иностранными деловыми партнерами. Юридическая двусмысленность, исчерпывающая бюрократия и постоянные изменения в торговой политике и правилах раздражающе умножились за последние несколько лет и задушили процесс экспорта. Если эта тенденция сохранится, можно ожидать увеличения торговых разрывов и более глубокого бюджетного дефицита.
Tags: ИРИ, Иран, Экономика
Subscribe

  • Растущие связи между Амманом и Москвой

    3 февраля Сергей Лавров принял в Москве своего иорданского коллегу Аймана Сафади. После встречи Лавров подчеркнул общие позиции РФ и Иордании по…

  • Индия: 10,8 млн случаев Covid-19

    Индия является второй страной, наиболее пострадавшей от COVID-19 с точки зрения общего числа случаев заболевания (10,8 млн), на которую приходится…

  • Sputnik V прибудет в ИРИ

    Российская вакцина Sputnik V - первая вакцина, поступившая в ИРИ. Глава отдела по связям с общественностью Министерства здравоохранения ИРИ Киануш…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment