Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Таможенный союз: старый инструмент, новая функция в отношениях между ЕС и Турцией

Опубликованные 1 октября 2020 г, выводы Европейского совета по внешним отношениям намекают на готовность ЕС вступить в новый этап в отношениях с Турцией. С одной стороны, ЕС решительно осуждает нарушение "прав" Республики Кипр и призывает Турцию воздерживаться от подобных действий в будущем в нарушение "международного права". Он также настаивает на разрешении разногласий путем мирного диалога - явный намек на обширную демонстрацию военной мощи Турции в Средиземном море - и подчеркивает свою решимость применить санкции к Турции. С другой стороны, ЕС согласился начать позитивную политическую повестку дня между ЕС и Турцией с особым упором на модернизацию Таможенного союза и упрощение процедур торговли, контакты между людьми, диалоги на высоком уровне и продолжение сотрудничества по вопросам миграции. Важным условием для начала этой новой повестки дня является поддержание конструктивных усилий по прекращению деятельности в отношении Греции и Кипра.



До сих пор ЕС придерживался решения его Совета по общим вопросам, объявленного 26 июня 2018 г, которое исключает не только открытие любой новой главы в процессе членства, но и любую дальнейшую работу по модернизации ЕС. До сих пор Брюссель основывал прогресс в процессе членства и начало переговоров по модернизации ТС (Таможенный Союз Турции) на двух условиях:

1) инициативы, направленные на демократизацию и улучшение верховенства закона,

2) большее согласование с внешней политикой ЕС в отношении третьей стороны. Однако эта стратегия не сработала. Замедление процесса членства, блокирование переговоров по ТС и отмена диалогов на высоком уровне не предотвратили демократический откат в Турции. И не побудил Анкару отказаться от милитаризации своей политики в отношении стран-членов ЕС в Восточном Средиземноморье. В отличие от своей непреклонной позиции, ЕС продолжал зависеть от сотрудничества Турции в вопросах миграции, борьбы с "терроризмом" и обороны.

Между тем отношения стран ЕС с Турцией стремительно ухудшаются. Некоторые государства-члены, такие как Франция, Германия и, в меньшей степени, Италия и Польша, все чаще рассматривают Турцию как вызов своим жизненным интересам. Для других Турция даже превратилась в противника, угрожающего их безопасности, как в случае с Кипром и Грецией. Турция завалила беженцами греческую границу и пыталась заставить Афины допустить приток мигрантов. В глазах Брюсселя Анкара нарушила исключительную экономическую зону Республики Кипр и бросила вызов суверенным правам Греции. Турецкий флот перехватил норвежские, итальянские и израильские исследовательские суда в "исключительной экономической зоне" Кипра. В какой-то момент турецкие военные корабли оказались готовыми открыть огонь по кораблям французского и греческого флотов. Турция временно заблокировала планы НАТО для стран Балтии и Польши, чтобы заставить членов НАТО классифицировать сирийские курдские силы как террористические организации.

Учитывая внешнеполитические вызовы, которые Турция все чаще ставит перед государствами-членами ЕС и ЕС в целом, более ранний отказ Брюсселя рассматривать пересмотр условий Таможенного союза - в первую очередь из-за отступления Турции от "прав человека" и "верховенства закона" - кажется все больше и больше похоже на замену воспоминаний прошлого десятилетия, когда ЕС все еще считал себя имеющим рычаги воздействия, чтобы подтолкнуть Турцию к демократизации.

Эта новая реальность предполагает, что необходимость переговоров, в которых используются как кнут, заменила прежнее одностороннее влияние, которое ЕС когда-то имел на Турцию. До недавнего времени ЕС, отклоняя почти все требования Турции - такие как либерализация визового режима, диалог на высоком уровне и Таможенный союз - мало что мог предложить в переговорах с Анкарой. Анкаре нечего было терять в отношениях с ЕС, и у нее не было стимулов учитывать интересы ЕС или стран-членов ЕС.

ТС - это, пожалуй, самый влиятельный инструмент, который ЕС может использовать для заключения сделки с Турцией. Более того, почти все государства-члены также заинтересованы в углублении Таможенного союза. Решение Совета ЕС по общим делам от 26 июня 2018 г, не открывать новые разделы в процессе членства является последовательным. Совершенно очевидно, что Турция больше не соответствует Копенгагенским критериям. Тем не менее, решение Совета применить ту же схему к работе с ТС отражает позицию Франции и Германии, в частности, и игнорирует склонности других государств-членов.

Страны ЕС, в которых проводилось исследование, такие как Испания, Польша, Италия, Греция, а также Франция и Германия, имеют сильные экономические интересы в углублении несколько устаревшего торгового соглашения от 1995 г. Будь то деловые круги или министерства торговли, основные экономические заинтересованные стороны в каждой из этих шести стран осознают огромный потенциал торговых выгод, которые может предоставить расширенный ТС. Область включает совместные предприятия в области обороны, возобновляемых источников энергии, финансовой системы и строительства. Новое соглашение может облегчить доступ к государственным тендерам и огромному внутреннему рынку страны. Он может использовать потенциал Турции как страны отправления туристов и разрешить каботаж. Турция по-прежнему рассматривается как многообещающий центр для рынков Центральной Азии и Ближнего Востока.

Существует риск того, что повышение статуса ТС может показаться "наградой" для Турции, учитывая ее жесткую позицию в Восточном Средиземноморье, использование миграционных потоков, снижение уровня солидарности с НАТО.

Короче говоря, перенос модернизации ТС за стол переговоров дает ЕС возможность извлечь выгоду из неизменного интереса Турции к этому вопросу. Это поможет Европе создать основанное на правилах коммуникативное пространство, где ЕС и Турция смогут согласовывать свои позиции. Таким образом, ЕС может способствовать деэскалации нынешних конфликтов с Турцией, не ставя под угрозу сотрудничество Анкары. Более того, возвращение Турции обратно в дипломатические круги может помочь ЕС убедить Турцию соблюдать договоренности. И последнее, но не менее важное: процесс пересмотра условий Таможенного союза может помочь ЕС создать общую основу для отношений с Турцией, что сделает политику Турции "разделяй и властвуй" неэффективной.

Однако Брюсселю придется обратить внимание на некоторые серьезные ловушки и устранить существенные внутренние разногласия, чтобы эффективно использовать переговоры по ТС при ведении переговоров с Турцией.

Прежде всего, государства-члены должны признать, что у них разные взгляды на политические последствия пересмотра условий Таможенного союза и, в частности, на связь ТС с членством Турции в ЕС. Национальные подходы к этому значительно различаются. Афины категорически против идеи о том, что модернизированный Таможенный союз может заменить членство Турции. Во Франции некоторые размышляют именно над этой идеей вне поля зрения общественности. Таким образом, Брюссель должен вести переговоры о вступлении в ЕС - и, соответственно, надежды на демократизацию - отдельно от модернизации ТС. Это не означает, что ЕС больше не заинтересован в отступлении Турции от "демократии".

Во-вторых, ЕС должен доказать свою приверженность установлению рабочих отношений с Турцией. С этой целью Брюссель должен осознавать очень разные дискуссии по этому вопросу, включая ТС, а также различную степень готовности в разных государствах-членах. В некоторых странах правительства, бизнес-сообщества и НПО уже определились, в то время как в других государствах этот вопрос практически не привлекает внимания. Брюсселю необходимо участвовать в стратегическом взаимодействии со странами-членами, обращая внимание на экономические выгоды и подчеркивая, что повышение статуса ТС - это отдельный вопрос от будущего Турции в ЕС.

В-третьих, ЕС должен дать Турции четкий сигнал о том, что он желает углубить существующее торговое соглашение только при выполнении определенных условий. Турция может устранить растущее количество торговых раздражителей в последние годы в контексте текущего соглашения. Анкара также может соблюдать свои обязательства по сотрудничеству с ЕС в области управления миграцией. В качестве третьего условия Турция может вновь утвердиться в качестве надежного партнера европейской безопасности. Это возможно только при искреннем проявлении интереса к многосторонности и дипломатии. Анкаре еще и к тому же придется положить конец военным угрозам в Восточном Средиземноморье и действовать в соответствии с общими интересами трансатлантического альянса.

В-четвертых, Таможенный союз может быть центральным - но не единственным - инструментом ЕС для возобновления взаимодействия с Анкарой. В своих выводах ЕС говорил об облегчении контактов между людьми, тем самым намекая на шаги в направлении либерализации визового режима, по крайней мере, для некоторых групп путешественников из Турции. Здесь Брюссель должен выступить с более твердыми обязательствами, потому что решение этого вопроса давно назрело. Кроме того, чтобы зарекомендовать себя в качестве объективного и справедливого игрока, Брюссель должен найти баланс между принципом внутренней солидарности и реалистичной и беспристрастной политикой в ​​Восточном Средиземноморье. Для этого необходимо дать сигнал о том, что оправданные турецкие претензии выслушиваются, но методы, которые использует Анкара, "неприемлемы", поскольку они "не соответствуют" требованиям международного права и дипломатическим нормам.

Французские компании больше не чувствуют себя в безопасности в Турции, а немецкий бизнес неоднократно выражал озабоченность по поводу безопасности турецкого персонала. И немецкие, и французские компании уже начали искать альтернативные направления для инвестиций, о чем свидетельствует недавнее решение Volkswagen отменить планы по строительству нового завода в Турции.

Более того, Анкара стоит перед неприятной перспективой того, что "общественное мнение" по отношению к Турции ухудшится, даже в таких странах, как Италия, Испания и Польша, где широкая общественность питает к Турции положительные эмоции. Причиной этих изменений являются не только отступление от "демократии" и "милитаристская" внешняя политика Турции, но и тенденции к правому популизму в ЕС.

Углубленный Таможенный союз может помочь удержать Турцию рядом с ЕС благодаря его потенциальному вторичному воздействию на судебную систему и "прозрачности" механизмов финансирования, используемых правящей партией. Тем не менее, без решительной демонстрации Анкары, - воли обратить вспять "демократический" откат страны, одного только углубленного Таможенного союза будет недостаточно, чтобы удержать Турцию в ЕС.
Tags: ЕС, Турция, Финансы, Экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment