Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Как сделка между ОАЭ и Израилем может изменить баланс сил в регионе

Реакция Тегерана на соглашение о нормализации при посредничестве США между Израилем и ОАЭ не вызывает удивления. Верховный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи назвал сделку предательством ОАЭ исламскому миру, арабским странам и странам региона.



По некоторым оценкам, Дубай, второй по величине эмират ОАЭ, является домом для полумиллиона или более членов иранской диаспоры. ОАЭ также были одним из ведущих торговых партнеров ИРИ, особенно во время санкций под руководством США, при этом объем двусторонней торговли колеблется около 12 млрд$ в год.

Однако, несмотря на их исторические связи, отношения между ними не были легкими. В условиях исламской революции 1979 г, и продолжающихся региональных амбиций ИРИ эмиратцы попытались смягчить свои опасения по поводу безопасности, приняв сторону КСА и сильно полагаясь на американскую военную поддержку.

В то время как подписание Абрахамских соглашений стало неожиданностью для некоторых в Тегеране, для других это было просто формализация существующего фактического партнерства, основная цель которого заключалась в обеспечении политической победы президента США Дональда Трампа перед ноябрьскими выборами.

Хотя соглашение между Израилем и ОАЭ не считается столь же важным, как Кэмп-Дэвидские соглашения 1979 г, оно все же указывает на серьезный сдвиг во взглядах арабских лидеров на безопасность Вашингтона. С одной стороны, ослабевающая поддержка арабского национализма и дела палестинцев уступает место другим проблемам, включая ИРИ и его региональную политику.

Государственный министр иностранных дел ОАЭ заявил, что соглашение с Израилем не касается ИРИ, официальные лица в Тегеране имеют все основания полагать иначе. В течение последних трех лет продолжающиеся атаки Израиля на иранские цели и персонал как в ИРИ, так и в САР остались в основном без ответа, как это было в случае недавнего взрыва на одном из ядерных объектов ИРИ.

Согласно отчету Института стратегических исследований Иранского совета, расширение военно-разведывательного присутствия сионистского режима на южных границах ИРИ является основным последствием сделки.

Тегеран, хотя и рассматривает это как прямую угрозу, вряд ли пойдет на какие-либо смелые шаги в ближайшем будущем. Ничего, кроме презренной риторики, не будет направлено в адрес ОАЭ. Лидеры ОАЭ также будут осторожны, чтобы избегать любых действий, которые будут сочтены с их позиции, как "провокационными". Ни для кого не было секретом, что Тель-Авив и Абу-Даби сотрудничают в ряде областей, включая экономику, торговлю и даже безопасность и разведку. С учетом еще и позиций КНР, то вероятнее всего, руководство ИРИ, будет стремиться к более тесным и лучшим отношениям со своим меньшим соседом, чтобы лучше наблюдать и контролировать его отношения с Израилем. Несмотря на то, что между Абу-Даби и Тель-Авивом есть точки соприкосновения в их стратегических взглядах на Тегеран, у них принципиально разные отношения с ИРИ. Израиль рассматривает ИРИ, как своего непримиримого врага, в то время как ОАЭ не считают его реальной угрозой. Абу-Даби продемонстрировал это, шагнув по тонкой грани, чтобы не провоцировать Тегеран, даже в его традиционной привычке оставаться на стороне Эр-Рияда по региональным вопросам. Это стало очевидно в 2016 г, когда Эр-Рияд отозвал своего посла и разорвал дипломатические отношения с Тегераном после того, как группа сторонников жесткой линии напала на их посольство в этом регионе. В то время как Манама последовала примеру КСА и закрыла свое посольство, Абу-Даби занял более осторожный подход, отозвав своего посла из Тегерана и сократив свое дипломатическое присутствие до уровня поверенного в делах. Однако важно то, что этот случай не разорвал отношений с ИРИ.

Отношения между двумя сторонами начали улучшаться год назад, когда ОАЭ объявили, что они предоставили ИРИ замороженные средства на сумму 700 млн$. За этим последовал визит в Тегеран в октябре прошлого года советника по национальной безопасности ОАЭ Тахнуна бен Зайда ан-Нахайяна. Позже, в разгар пандемии коронавируса, ОАЭ отправили партии гуманитарной помощи в ИРИ, подвергшийся санкциям. В августе высшие дипломаты двух стран Персидского залива даже провели редкую виртуальную встречу по видеозвонку. Два месяца спустя иранские СМИ сообщили о том, что Тегеран назначил генеральное консульство в Дубае своим новым послом в ОАЭ, что стало еще одним признаком улучшения отношений.

Также есть огромная вероятность того, что недавние контакты между Тегераном и Абу-Даби больше связаны с США и неспособностью администрации Трампа предпринять четкие действия в ответ на атаки ИРИ, на судоходство и энергетическую инфраструктуру Персидского залива в течение 2019 г. Иранское нападение на Абкайк, в частности, вызывало глубокую тревогу у всех правительств стран Персидского залива.

Хотя связи Израиля со странами Персидского залива, возможно, не окажут немедленного влияния на региональное равновесие, они предоставят Тель-Авиву возможность представить себя как нового игрока, конкурирующего за региональное влияние с Тегераном и даже с Эр-Риядом.

Регион, похоже, переживает формирование условно противостоящих блоков. Возникающий альянс между ОАЭ и Израилем имеет большой потенциал для изменения регионального баланса сил в пользу Израиля. Нормализация отношений с множеством суннитских арабских стран на южном берегу Персидского залива позволит этим небольшим, но в основном богатым государствам полагаться на нового регионального игрока, помимо традиционного выбора между КСА и ИРИ. Хотя эта сделка в первую очередь рассматривалась как израильская и арабская мера против ИРИ, она может иметь непредвиденные последствия, когда дело доходит до регионального влияния КСА. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху давно стремился расширить дипломатические и экономические связи Израиля с арабскими странами, чтобы уменьшить изоляцию Тель-Авива в региональных делах. С учетом других дипломатических соглашений, заключенных в процессе подготовки, после этого с Суданом, Израиль может даже иметь хорошие возможности для косвенного влияния на важные решения, принимаемые в ЛАГ или Организации исламского сотрудничества (ОИС). Это влияние может легко изменить региональный баланс сил, эффективно подорвав влияние КСА над небольшими арабскими странами Персидского залива и ослабив ее влияние среди мусульманских стран в целом.
Tags: ИРИ, Израиль, КСА, ОАЭ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments