Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Что движет политическими решениями Палестины?

Недавнее решение Палестинской автономии (ПА) возобновить отношения с Израилем удивило как сторонников, так и критиков. Столкнувшись с постоянным игнорированием правительствами Трампа и Нетаньяху палестинцев и их прав, ПА провела большую часть последних трех лет, угрожая прекратить все отношения с Израилем и даже отозвать признание Организацией освобождения Палестины (ООП) Израиль. Ухудшение ситуации завершилось заявлением президента Палестины Махмуда Аббаса в мае 2020 г, что палестинское руководство освобождено от всех соглашений и договоренностей с правительствами США и Израиля. Несмотря на предыдущие аналогичные предупреждения Аббаса в последние годы, это объявление вызвало спекуляции среди палестинских политических партий, палестинцев дома и в диаспоре, ученых, активистов и журналистов по поводу будущего палестинской политики в эпоху после Осло.



Таким образом, последнее заявление ПА - по сути, возвращение к рамкам Осло - представляет собой заметное изменение направления политики. Должностные лица ПА подали смешанные сигналы, оправдывая это внезапное изменение позиции. Хусейн аль-Шейх, директор Главного управления по гражданским вопросам, заявил, что решение о возобновлении связей было принято после письменного обязательства Израиля соблюдать свои предыдущие соглашения с ПА. Однако министр иностранных дел Рияд аль-Малики явно связал решение ПА с итогами президентских выборов в США и неизбежным уходом администрации Трампа.

Хотя политические мотивы ПА еще предстоит полностью прояснить, ее экономические мотивы менее двусмысленны и, вероятно, более влиятельны. Экономика Палестины и финансовое положение ПА были серьезно ослаблены в 2020 г из-за четырех взаимосвязанных кризисов: постоянных вспышек COVID-19, резкого многолетнего экономического спада, снижения уровня международной помощи и нарушения потоков доходов от таможенной очистки. Как следствие уровень безработицы вырос до 29%, ожидается, что ВВП сократится на 8%, а в бюджете ПА в 2020 г появится непреодолимый дефицит в размере 760 млн$. угроза, другие экономические проблемы для палестинской экономики и ПА слишком хорошо знакомы. И теперь, как всегда, политические решения ПА почти полностью обусловлены экономическим отчаянием и зависимостью.

С 1994 г палестинская экономика и финансы ПА зависят от политических колебаний и обходных путей в отношениях между ПА, с одной стороны, и Израилем и международными донорами, с другой. Отсутствие контроля ПА над экономическими и фискальными ресурсами поставило палестинскую экономику и финансовый баланс ПА в постоянный цикл зависимости от финансовых потоков, контролируемых внешними игроками. Основная причина этой зависимости и, следовательно, повторяющихся финансовых и экономических кризисов ПА, глубоко укоренилась в исторической фискальной и экономической архитектуре контроля, созданной Израилем до 1993 г и закрепленной процессом Осло.

Экономическая и финансовая политика Израиля на Западном берегу и в секторе Газа с 1967 г систематически лишала местную экономику возможности развивать или генерировать внутренние источники дохода. В 1991 г министр обороны Израиля Моше Аренс назначил Комитет Садана исследовать экономические условия и условия развития палестинской экономики. В итоговом отчете подчеркивается, что экономическая политика Израиля на Западном берегу и в секторе Газа направлена ​​на повышение уровня доходов за счет использования палестинских рабочих на израильском рынке. В отчете говорится, что "лишь в редких случаях политика отдавала предпочтение развитию палестинской инфраструктуры и поощрению создания фабрик и рабочих мест". Комитет Садана определил, что политика Израиля привела к созданию палестинской экономики, которая в значительной степени зависит от внешних источников дохода. Денежные переводы от наемных работников, в основном работающих в Израиле, до 1993 г составляли 29% палестинского ВВП.

С момента создания ПА в 1994 г экономические связи между палестинским и израильским рынками определялись политическими параметрами соглашений Осло, в частности, Парижским протоколом, который установил правовую основу для экономической деятельности и экономических отношений Палестины с Израиль и остальной мир. В рамках параметров протокола экономическая политика ПА сосредоточена на цели увеличения внешнего дохода, чтобы компенсировать отсутствие внутреннего экономического развития. В частности, выплаты международной помощи, потоки денежных переводов от палестинских рабочих в Израиле и переводы доходов от таможенной очистки стали определять палестинскую экономику после Осло и финансовое состояние ПА.

Всемирный банк сообщает, что из 38 млрд$ помощи, предоставленной в период с 1994 по 2018 гг, около 48% было поглощено из бюджета ПА и составляло в среднем 30% от общих расходов ПА. Международная помощь играет важную роль в поддержании палестинской экономики, обеспечив почти четверть ВВП в период с 1994 по 2018 гг. Денежные переводы сыграли аналогичную роль, обеспечив за тот же период 15% ВВП. Другой иностранный источник, доход от таможенной очистки, собираемый Израилем налог, который ежемесячно перечисляется ПА, также стал критически важным для бюджета ПА. При оценке в 2,2 млрд$ в год, он составляет 65% от общих доходов ПA и покрывает более половины расходов ПA.

Из-за их объема и распространенности любое нарушение этих потоков доходов отрицательно сказывается на финансах PA и общем объеме экономики. Текущий экономический и финансовый кризис привел к приостановке или сокращению всех трех источников доходов.

Не имея контроля над экономическими и финансовыми ресурсами, ПА не имеет средств для проведения независимой фискальной или денежно-кредитной политики. Тем не менее, он пытался справиться с текущим экономическим кризисом путем увеличения внутренних банковских займов, накопления долга перед частным сектором, обращения к донорам за бюджетной помощью, сокращения расходов на услуги и развитие и снижения заработной платы. Однако к ноябрю 2020 г ПА исчерпала все пять вариантов.

Внутренние заимствования и накопление просроченной задолженности были полностью использованы. С мая ПА значительно увеличила объем заимствований у отечественных банков до более чем 2 млрд$. Для этого ПА была вынуждена игнорировать свои собственные лимиты воздействия на банки и прямой государственный долг, установленный Палестинским валютным управлением в размере 1,3–1,4 млрд$. Зависимость банков от ПА усугубляется частными заимствованиями сотрудников ПА, которые достигли более 1,7 млрд$. На ПA и государственные служащие приходится 38% от общего объема кредитов банковского сектора палестинской экономике, что представляет собой опасно высокий процент от общего объема банковских кредитов. Кроме того, у ПА возникла значительная задолженность по платежам в пенсионный фонд государственного сектора, муниципалитетам и частным поставщикам для финансирования своего дефицита. По данным Министерства финансов и планирования Палестины (Минфин), в 2020 г ПА накопила задолженность в размере 950 млн$. Банковские займы и накопление просроченной задолженности оказали огромное давление на палестинскую экономику в целом и подорвали ликвидность в частном секторе.

Проблема усугублялась тем, что ПА не смогла убедить доноров финансировать его текущие расходы или даже поддерживать уровень помощи. За исключением некоторых доноров из ЕС, международные доноры прекратили или резко сократили предоставление помощи в 2020 г. Например, помощь арабских доноров упала на 76% с начала года по сравнению с предыдущими годами. Более того, общая бюджетная поддержка со стороны доноров снизилась за последние шесть лет на 67% - с 30% расходов ПА в 2014 г до всего лишь 10% в 2019 г. Помощь палестинской экономике в целом также снизилась с 20% ВВП в 2014 г до всего 15% в 2018 г.

Поскольку расходы ПА составляют 27% ВВП, жизнеспособность и здоровье палестинской экономики зависит от здоровья ПА как крупнейшего работодателя и потребителя. По этой причине строгие фискальные меры ПА, включая сокращение расходов на 50% с мая, фактически приостановили развитие палестинской экономики.

Однако, несмотря на это, программа жесткой экономии ПА совпала с увеличением извлечения внутренних доходов. Данные Минфина показывают, что внутренние доходы ПА на 2020 г на 60% выше, чем предусмотрено в бюджете, что указывает на более активные усилия ПА по возмещению хотя бы части его потерянных доходов из внутренних источников, в частности, за счет увеличения налогообложения. Как следствие, общественное недовольство мерами жесткой экономии ПА достигло критической точки. Например, в октябре, после нескольких месяцев нерегулярных выплат, учителя государственных школ устроили забастовку по всему Западному берегу, в то время как палестинские социальные сети переполнены призывами к ПА прекратить налогообложение и поддержать местные предприятия, испытывающие трудности.

На этом фоне экономические факторы вполне могли быть движущей силой решения ПА восстановить гражданское сотрудничество и сотрудничество в сфере безопасности с Израилем. В краткосрочной перспективе возобновление перечислений доходов от таможенной очистки продлит временную финансовую страховку для ПА, позволяя ему покрывать заработную плату государственных органов и сокращать внутренние займы. Однако даже при регулярном перечислении доходов от таможенной очистки состояние палестинской экономики будет продолжать ухудшаться. За последние два года он неоднократно подвергался кризисам, и одни только эти трансферты не покроют бюджетный дефицит в размере 760 млн$. Более того, в то время как Кабинет безопасности Израиля согласился передать ПА в размере около 750 млн$, он объявил, что израильское правительство удержит 160 млн$ благодаря программе ПА по выплате стипендий семьям палестинцев, убитых, раненых или заключенных в тюрьму Израилем. Последующие предложения ПА о пересмотре основы для этих пособий демонстрируют, что контроль Израиля над палестинскими финансами будет по-прежнему определять политику ПА в будущем.

Устойчивый структурный дисбаланс в палестинской экономике и продолжающаяся зависимость ПА от иностранных доходов означают, что любое возвращение к нормальной жизни под эгидой существующих экономических механизмов просто сохранит статус-кво, не продвигая палестинских устремлений или автономии. Чтобы освободить национальные политические решения от экономического давления, ПА должна искать альтернативные экономические и финансовые структуры - например, путем всеобъемлющих и структурных изменений условий Парижского протокола или путем направления иностранной помощи на инициативы по развитию инфраструктуры и экономики, а не на административные расходы. Освободить палестинское управление от его зависимости от иностранных, особенно израильских, источников является предпосылкой любого жизнеспособного будущего для палестинской политики и палестинского национального движения.
Tags: ПА, Палестина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments