Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Неудачи Туниса по борьбе с терроризмом

Наряду с застойной экономикой и беспорядочными политическими преобразованиями, за десять лет после революции 2011 г Тунис столкнулся с периодически возникающей, но серьезной проблемой "терроризма". 6 сентября страна стала свидетелем еще одного яркого напоминания об этом. Тунисская полиция застрелила трех подозреваемых боевиков после того, как они зарезали двух офицеров в Порт-Эль-Кантауи, недалеко от прибрежного города Сусс, убив одного из офицеров. Сентябрьское нападение последовало за нападением в марте, когда два боевика на мотоцикле подорвали себя возле посольства США в столице Туниса. В июне 2019 г в столице были взорваны две бомбы, в результате которых погиб еще один полицейский и несколько человек были ранены.



В марте 2015 года боевики штурмовали Национальный музей Бардо в Тунисе. Тем же летом в том же городе, боевик устроил стрельбу, в основном по туристам, отдыхающих на морском курорте. Позже, в ноябре 2015 г, террорист-смертник атаковал членов президентской гвардии.

Частота этих атак подчеркивает опасности, связанные с неопределенной политической обстановкой, широко распространенными экономическими проблемами и региональной нестабильностью. Но тот факт, что со временем они стали менее опасными, также, кажется, подчеркивает улучшения, которые сменявшие друг друга правительства внесли в аппарат безопасности Туниса. Улучшение контртеррористических мер, усиление безопасности на непроницаемых границах страны и инвестиции в ВС дали результаты. По данным правительства, в 2019 г было совершено 29 "террористических" атак, по сравнению с примерно 40 в 2016 г. Количество арестов по обвинениям в "терроризме" выросло с 260 в 2016 г до более 500 в 2018 г. Помимо простого реагирования на "терроризм", Тунис стал более искусным в его предотвращении. Тем не менее, регулярные сообщения об очередном сорванном нападении или о ликвидации "террористической" ячейки подчеркивают, насколько незначительны эти победы.

Террористические нападения на гражданские объекты являются более заметным лицом проблемы безопасности Туниса, оказывая влияние на критически важную индустрию туризма и омрачая инвестиционные перспективы страны. Другой фронт конфликта ведется далеко от урбанизированного побережья Средиземного моря в Тунисе. В горном хребте вдоль границы страны с Алжиром группы боевиков ведут борьбу с повстанцами против правительства.

Эти вооруженные группы закрепились в Тунисе после нестабильности, вызванной революцией 2011 г. Крах структуры безопасности времен Бен Али ограничил способность постреволюционного правительства контролировать приграничные р-ны и предотвращать проникновение вооруженных групп из соседнего Алжира. Боевики, принадлежащие "Аль-Каиде" в исламском Магрибе (AQIM), вошли и сформировали местную группу под названием Катиба Укба ибн Нафи, действовавшая в горах Чаамби, недалеко от города Кассерин. Другая группа, "Джунд аль-Халифа", также установила оперативное присутствие в регионе, присягнув на верность ИГИЛ. Этим группам удалось привлечь иностранных боевиков, но считается, что в их состав входят в основном тунисские новобранцы.

Помимо сбоев в сфере безопасности, политическая нестабильность также сыграла свою роль в ситуации. После революции экстремистские группы осуществили агрессивный захват общественного пространства в постреволюционном Тунисе. Амнистия, предоставленная осужденным исламистам в тюрьмах Туниса, только увеличила число потенциальных новобранцев. Эннахда, умеренная исламистская партия, которая стала неотъемлемой частью политической сцены Туниса, выиграла парламентские выборы в 2011 г, но ее первоначальное нежелание отвергать экстремистские группы позволило им расшириться по Тунису, особенно в период 2011-2013 гг. Салафитским группировкам, таким как "Ансар аш-Шариа", было разрешено контролировать сотни мечетей, вербовав сторонников для присоединения к ИГИЛ в САР и Ираке, а также к повстанцам во внутренних р-х Туниса.

Первоначально силы безопасности были застигнуты врасплох эффективностью повстанческих групп и огромным количеством погибших, которые они нанесли. На протяжении большей части правления президента Зина эль-Абидина Бен Али тунисские ВС постоянно находились в состоянии не подготовленности, отчасти из-за страха автократа перед военным переворотом. Обособление армии позволило ей оставаться аполитичной и поддерживать некоторую стабильность после 2011 г. Но это также означало, что исламистскому повстанческому движению противостояли относительно слабые и непроверенные военные силы, которые все еще приспосабливались к своей новой роли.

В результате в первые годы восстания было относительно много погибших и раненых. С 2011 г в результате конфликта было убито или ранено 300 тунисских сотрудников безопасности, включая солдат, полицейских и членов национальной гвардии, и 150 повстанцев. Хотя жертвами стали все чаще становятся жертвы среди гражданского населения, повстанцы пытались увеличить потери среди военных и сил национальной гвардии. В июле 2014 г в результате нападения десятков вооруженных повстанцев на военный блокпост в горах Чаамби погибли 14 тунисских солдат. В августе 2016 г боевики убили трех солдат, устрови им засаду возле горы Саммама, еще одного отдаленного р-на региона. В июле 2018 г шесть полицейских Туниса были убиты при засаде у северного города Джендуба. В том же году повстанцы ограбили банк и украли оттуда более 98 000$ из банка в городе Сбиба.

Число жертв среди тунисских военнослужащих и сотрудников национальной гвардии было относительно низким по сравнению с более жестокими и продолжительными мятежами. Но это шокировало ВС, ту самую силу, которая ранее не участвовала в крупном конфликте. В частности, использование партизанских методов ведения войны, оказало значительное влияние на силы безопасности Туниса.

Однако в последние годы тунисские силы сократили потери в своих рядах, эффективно нанося удары по структурам боевиков и ограничивая р-ны их операций. Это было достигнуто за счет улучшения обмена разведданными с алжирскими ВС, расширения доступа к иностранной военной подготовке и оборудованию, а также расширения сотрудничества между полицией, национальной гвардией и армией Туниса. Иностранная военная помощь - в основном из США и ЕС - имела решающее значение для поддержки усилий по борьбе с повстанцами.

Спецназ США "незаметно" обучал и поддерживал тунисские силы, по сообщениям, участвовавшие как минимум в одном перестрелке с боевиками в 2017 г. У США также есть база дронов из тунисского города Бизерта. С 2010, Военные расходы Туниса выросли с 572 млн$ в год до 1 млрд$ в 2019 г.

Это позволило приобрести более современное военное оборудование, в том числе 12 вертолетов Black Hawk американского производства на общую сумму 700 млн$, бронетранспортеры и ракеты Hellfire. Более ранние военные контракты также позволили Тунису закупить 52 Хаммера и два транспортных самолета C-130J. Количество солдат увеличилось, с менее чем 25 000 в 2011 г до примерно 45 000 в 2016 г. Помогли и более решительные институциональные меры. В 2015 г правительство создало национальную комиссию по борьбе с терроризмом, которая сыграла ключевую роль в замораживании финансовых активов, связанных с финансированием терроризма, и специальное подразделение судей, занимающихся делами о терроризме.

В некотором смысле неудивительно, что повстанцам удалось дестабилизировать р-ны внутренних р-в Туниса. В отличие от прибрежных городов, поддерживаемых туризмом и производством, внутренние р-ны страны долгое время страдали от недостатка инвестиций и пренебрежения со стороны правительства. Ожидается, что пандемия COVID-19 и связанный с ней экономический кризис вызовут сокращение экономики Туниса на 7% в этом году, что усугубит существующие проблемы. Та же халатность, которая проложила путь к революции 2011 г, может еще больше усугубить проблемы безопасности Туниса и дестабилизировать его политический переход. Многое также будет зависеть от того, что происходит в окрестностях Туниса, особенно в Алжире и Ливии.

Силы безопасности теперь лучше оснащены для борьбы с боевиками в горах, а также для обнаружения и уничтожения "террористических" ячеек по всей стране. Но обе эти проблемы по-прежнему будут представлять опасность. Подобно "нелегальной" иммиграции в ЕС, мятежи и экстремизм предлагают альтернативу молодому населению с ограниченными экономическими перспективами. В конечном итоге для повышения безопасности потребуются не только военные и полицейские решения.
Tags: Тунис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments