Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Сирийский тупик РФ

В начале декабря РФ установила три наблюдательных пункта, находящихся в ведении российской военной полиции (ВП), недалеко от города Айн-Исса на северо-востоке САР. С тех пор Москва безуспешно пытается убедить командование поддерживаемых США Сирийских демократических сил (SDF) передать контроль над городом российским военным или силам Асада, чтобы избежать возможного нападения на него со стороны ПроТурецкой Сирийской национальной армии (СНА). При этом РФ не препятствует попыткам СНА занять новые позиции в р-не Айн Исса и продвигаться в ее направлении.



В понедельник командующий SDF раскритиковал РФ за то, что она не высказалась против недавних атак на стратегический город Айн-Исса на курдском северо-востоке САР, регион, известный курдам как Рожава.

"Турецкие атаки были в непосредственной близости от базы в Айн-Исса, и РФ не сказала ни слова", - сказал агентству Rudaw председатель военного совета Гире Спи (Телль Абьяд) SDF Рияд Халаф.

"Первоначально на наших переговорах с сирийским правительством они пытались оказать на нас давление, чтобы мы передали земли Айн-Исса сирийскому правительству", - добавил он.

Другие сирийские курдские официальные лица также обвинили РФ в оказании на них давления с целью предоставления земли Дамаску.

Российские военные крайне сдержанно реагируют на эскалацию вокруг Айн-Иссы, даже, кажется, подыгрывая Анкаре, несмотря на то, что, согласно положениям сочинской сделки 2019 г между РФ и Турцией, у Турции и СНА нет причин для наступательные действия в этом р-не. Сам город Айн Исса и позиции группировки SDF к северу от него расположены на расстоянии более 32 км от турецкой границы, на которой Анкара смогла создать зону безопасности в соответствии с соглашением 2019 г. Сочинская сделка также предусматривала вывод курдских формирований на расстояние не менее 30 км от турецкой границы, но, учитывая местонахождение Айн Иссы, это также не распространяется.

Отказ РФ активно вмешиваться или выдвигать ультиматумы объясняется рядом факторов.

1) Во-первых, российские военные в р-х, контролируемых SDF, на северо-востоке САР и в р-не Транс-Евфрата чувствуют себя крайне небезопасными. Ограниченное присутствие российской ВП и сил Асада не позволяет проводить там полноценные военные операции, и РФ может использовать ВКС только в том р-не, где это согласовано с США. Американские самолеты по-прежнему контролируют воздушное пространство над этим регионом, и маловероятно, что Вашингтон позволит ВКС РФ наносить бомбовые удары по своей зоне ответственности. Таким образом, Москва ищет компромиссные решения, чтобы избежать эскалации, которая может привести к возвращению турецкого военного вмешательства, как это было в операции "Весна мира" 2019 г.

У Турции и ее сирийских союзников нет серьезных причин для начала наступления на Айн-Исса, но есть причины для возобновления операций против курдских боевиков в направлении Манбиджа и Айн-эль-Араб (Кобани), где сохраняется спокойствие. Российская сторона не смогла выполнить статьи 3 и 5 сочинского меморандума, которые касаются вывода сил группировки SDF из р-в Манбидж и Телль-Рифаат, а также из полосы вдоль сирийско-турецкой границы на востоке САР. В этих р-х по-прежнему существуют курдские отряды YPG, действующие под эгидой так называемых "военных советов", связанных с SDF. Присутствие ограниченных сил режима Асада и подразделений российской ВП на северо-востоке САР не отрицает действия курдских ополченцев.

Таким образом, со временем стало ясно, что сочинское соглашение 2019 г ослабило, а не усилило позиции Москвы в САР. Если до сделки РФ могла использовать невыполнение Турцией своих обязательств по Идлибу для возобновления БД, то после заключения сочинского меморандума у ​​турецкой стороны теперь были аргументы, чтобы отклонить российские претензии. То есть Анкара связывает выполнение своей части мартовских договоренностей по Идлибу с реализацией РФ статей 3 и 5 Сочинского меморандума. Москва не может выполнять эти положения, не вступая в прямую конфронтацию с США. Сочинский меморандум был сформулирован, когда предполагалось, что США выведут все свои силы из САР. Теперь американские войска не только не покинули САР, но и вместе с подразделениями группировки SDF проводят патрулирование в тех р-х, которые должны были покинуть курдские формирования, например, в р-не Маликии.

Выходом из такого тупика могло бы стать решение о пересмотре положений сочинского меморандума с учетом новых реалий. Но в этой связи Анкара будет настаивать на внесении изменений в соответствующие российско-турецкие договоренности по Идлибу, отмены обязательств по их выполнению.

РФ оказалась в уязвимом положении после развертывания значительной группы турецких войск в Идлибе, что могло помешать планам Дамаска и Москвы по проведению новых военных операций в регионе. То есть Турция приобрела способность блокировать попытки сирийских правительственных войск продвинуться в Идлибе, что она наглядно продемонстрировала в феврале-марте, в то время как российская ВП и силы сирийского режима, дислоцированные в р-не Евфрата, не имеют. возможность противодействия наступлению турецких войск и СНА на курдские формирования. Пока что главным препятствием для возобновления операции "Весна мира" против группировки SDF на северо-востоке САР являются не российские военные или правительственные силы, а неопределенность в отношении того, какую линию изберет новый президент США Джо Байден в направлении Анкары.

Кроме того, ожидание Анкарой определенных проблем от новых оккупантов Белого дома заставляет Турцию продолжать развивать стратегическое партнерство с Москвой и избегать возникновения конфликтных ситуаций.

Таким образом, на текущем этапе эскалации конфликта в Айн-Иссе, скорее всего, БД могут быть ограничены локальной операцией, которая позволит СНА взять под контроль этот поселок. Или же турецкая сторона, продолжая оказывать давление на SDF, оставит для Москвы окно возможностей, чтобы заставить курдские формирования покинуть город, который перейдет под контроль российской ВП. В свою очередь, РФ может снизить давление на Идлиб, прекратив авиаудары.

В то же время, если Анкара решится на ограниченную операцию против Айн-Иссы, то следует ожидать увеличения российских авианалетов на Идлиб. РФ также продемонстрировала, что способна наносить точные авиаудары. Одним из таких примеров является нападение на группировку Фейлак аш-Шам в Идлибе в конце октября, в результате которого было убито более 80 бойцов СНА. При этом вовсе не очевидно, что такое воздушное наступление заставит турецкую сторону согласиться на какие-либо территориальные уступки Асаду в Идлибе. Как уже отмечалось, Москва и Дамаск должны столкнуться с серьезными трудностями при проведении наземной операции в этом р-не, но нельзя исключать попытки проведения ограниченных операций - разведки с целью оценки готовности турецких войск к реагированию на такие действия.

В любом случае спорные вопросы между Москвой и Анкарой будут и дальше обсуждаться на российско-турецких межведомственных консультациях, которые продолжаются, и пути решения проблем будут найдены так или иначе. РФ и Турция также продолжат избегать ситуации, когда "партнер" окажется в безвыходном положении, не оставив ему другого выхода, кроме как усугубить и обострить ситуацию. Наиболее ярко это проявилось во время событий в Нагорном Карабахе, где в результате БД РФ - с участием Турции - смогла возглавить мирный процесс, разместив свой миротворческий контингент в зоне конфликта. Таким образом, Москва смогла оставить других сопредседателей Минской группы ОБСЕ "вне игры", компенсировав возможные репутационные потери от невмешательства в этот конфликт на стороне своего союзника - Армении.
Tags: Идлиб, РФ, САР, Сирия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments