Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Турция и КНР: Уйгурский вопрос на сегодня

Президент Эрдоган сталкивается с обвинениями в торгах с КНР по вопросу об экстрадиции уйгурских диссидентов в обмен на вакцину от COVID-19 - помимо критики за то, что политические и экономические мотивы повлияли на его решение перейти на китайскую вакцину. Обвинения были вызваны задержками с доставкой первой партии вакцин, которые совпали с ратификацией КНР двустороннего договора об экстрадиции 2017 г в конце декабря. По сообщениям, парламент Турции, который в настоящее время находится на каникулах, в феврале, вероятно, последует этому примеру.



Оппозиционные законодатели установили связь между отсрочкой вакцинации и ратификацией договора об экстрадиции, при этом некоторые обвиняют Анкару в том, что на Анкару оказывается давление с целью выдачи определенных уйгуров в обмен на вакцину. Уйгуры имеют этнические, языковые и религиозные связи с Турцией, где, по оценкам, около 23 000 из них нашли убежище.

Анкара объявила, что постепенная вакцинация начнется 11 декабря, но вакцина не была доставлена ​​в запланированные сроки. Первая партия прибыла 30 декабря после того, как не менее трех переносов, которые раздували споры по поводу договора о выдаче. Уйгурская диаспора провела активную кампанию против ратификации соглашения турецким парламентом, получив поддержку со стороны различных политических кругов. Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу отрицал какую-либо связь между вакциной и уйгурами, подчеркнув, что Анкара до сих пор отклоняла запросы КНР об экстрадиции, и договор не означает, что Турция передаст уйгуров КНР в будущем.

Согласно двум турецким источникам, контактировавшим с китайскими официальными лицами, распоряжение Турции о вакцинах действительно дает Пекину удобную основу для оказания давления на ратификацию соглашения, но стратегическое мышление КНР выходит далеко за рамки уйгуров. Источники считают, что поскольку КНР пытается воспользоваться вакциной, чтобы привлечь на свою сторону страны, вряд ли он помешает процессу, добавив уйгурский вопрос. Следовательно, прежде чем перейти к ратификации сделки, КНР, вероятно, получил от Турции положительный сигнал о том, что она последует его примеру.

По мнению турецкого журналиста Гохуна Гокмена, который работает на государственное радио China Radio International, нет никаких доказательств того, что сотрудничество в области вакцинации приобрело политический аспект или что уйгурский вопрос стал предпосылкой для такого сотрудничества. Напротив, усилия КНР по борьбе с пандемией и его политика в отношении вакцин показывают, что он не стремится политизировать проблему, + инвестиционное соглашение КНР с ЕС, несмотря на критику ЕС "репрессий" в Гонконге и его участие в крупном соглашении о свободной торговле с Австралией, несмотря на двустороннюю напряженность. Случаи коронавируса на пекинской таможне были названы причиной задержки доставки вакцины в Турцию. Доставка состоялась через несколько дней. Между тем, в Турции не произошло никаких изменений в отношении соглашения об экстрадиции, что создает впечатление, что утверждения о связи безосновательны. Турция очень заинтересована в китайской инициативе "Один пояс, один путь" и придает большое значение политике невмешательства Пекина в ее внутренние дела. Никакого фактора принуждения, похоже, не существует на заднем плане, поскольку двустороннее сотрудничество уже распространяется в сфере безопасности. Соглашение об экстрадиции определяет четкие рамки борьбы с терроризмом, и Турция поделилась своей чувствительностью в отношении уйгуров с КНР. Турция провела красную черту против манипулирования своей чувствительностью в соперничестве между крупными державами

Турецкие СМИ также утверждали, что соглашение не должно вызывать беспокойства у уйгуров, поскольку оно содержит положения, позволяющие Анкаре отклонять запросы Пекина об экстрадиции. Тон освещения вполне может быть попыткой подготовить турецкую общественность к предстоящей ратификации. Соглашение позволяет отклонять запросы об экстрадиции, если данное лицо является политическим диссидентом или преследуется по этническим или религиозным мотивам, имеет турецкое гражданство или находится в процессе поиска убежища.

На фоне Западной истерики по поводу лагерей для задержанных в КНР - уйгуров, Эрдоган отложил эту договоренность на второй план. Но ратификация КНР - независимо от того, связана она с вакциной или нет - может вызвать давление на Анкару, чтобы она ответила взаимностью. Дома правительство находится под противодействием исламистских и националистических кругов, но также и главной оппозиционной Народно-республиканской партии, которая требует поднять голос в защиту уйгуров. Эрдогана обвиняют в "продаже" уйгуров, несмотря на то, что он утверждает, что является защитником угнетенных мусульман по всему миру.

Эрдогану вряд ли будет интересно, что говорит оппозиция, но ему нужно оставаться в хороших отношениях со своим фактическим партнером по коалиции, Партией националистического движения (ПНД), чья идеология ставит во главу угла связи с тюркскими общинами по всему миру. До своего четырехлетнего партнерства с Партией справедливости и развития (ПСР) Эрдогана, лидер MHP Девлет Бахчели часто критиковал правительство за кротость в уйгурском вопросе. В последние годы он хранил молчание, пока Эрдоган положил договор об экстрадиции в "морозилку", придерживаясь сдержанного подхода к уйгурской проблеме. Поясняю - НЕТ НИКАКОГО противостояния между ПНД и ПСР - есть политическая игра и не более, все это чисто формальность, которая никак не будет влиять на реальность, а лишь создавать вид якобы противоречий и каких-то действий вызванных взаимопониманием между КНР и Турцией.

Во время знаменательного визита в Пекин в июле 2019 г Эрдоган признал, что МИД Турции допустило ошибку, преждевременно осудив КНР ранее в том же году в связи с предполагаемой смертью известного уйгурского музыканта в лагере для интернированных. Эрдоган пошел еще дальше, осудив политическое злоупотребление уйгурским вопросом - очевидно, со стороны уйгурских активистов в диаспоре. "Подобные злоупотребления негативно сказываются на турецко-китайских отношениях. Те, кто совершает такие злоупотребления заставляют расплачиваться за своих соотечественников и Турцию в том числе", - сказал он. Ранее в затруднительном положении для Анкары, КНР арестовал нескольких граждан Турции за предоставление уйгурам нелегальных паспортов для бегства из КНР.

С тех пор Эрдоган перешел к более сглаженному подходу по отношению к Пекину и стремился подавить уйгурский вопрос как подрывной фактор в двусторонних отношениях. Теперь есть основания полагать, что он может пойти еще дальше, одобрив ратификацию соглашения о выдаче.

Во-первых, КНР выступает в качестве альтернативного источника финансирования дорогостоящих инфраструктурных проектов в Турции. Ахмет Давутоглу, бывший доверенное лицо Эрдогана, который сейчас возглавляет оппозиционную партию, в прошлом месяце осудил "особый, беспрекословный фаворитизм по отношению к КНР в последнее время". Ссылаясь на предположения, что Турция может искать китайское финансирование для строительства искусственного водного пути в качестве альтернативы Босфору, он предупредил, что такой шаг "попирает как национальный суверенитет, так и экономическую прибыльность".

Во-вторых, сближение Анкары и Пекина может получить дополнительный импульс в случае эскалации напряженности в турецко-американских отношениях при предстоящей администрации Джо Байдена.

В-третьих, к большому облегчению Эрдогана, связи Анкары с Пекином - в отличие от связей с Западом - свободны от острых проблем, таких как ухудшение состояния "демократии", "свобод" и верховенства закона в Турции.

В-четвертых, Анкара с подозрением относится к мотивам критики Западом отношения КНР к уйгурам. Оппозиция только подогрела эти подозрения, оседлав ту же волну. Бахчели, вероятно, застал своих сторонников врасплох в октябре, когда он провел связь между поддерживаемыми Западом "цветными революциями" в бывших советских республиках и уйгурским вопросом. Его подход показывает, что антагонистический, заговорщический взгляд на Запад, являвшийся связующим звеном альянса ПНД-ПСР после неудавшейся попытки государственного переворота в 2016 г, теперь распространился на уйгурскую проблему.

Наконец, основной проблемой в уйгурском досье является Исламское движение Восточного Туркестана, вооруженные боевики которого, в основном уйгуры, правят в контролируемой повстанцами сирийской мухафазе Идлиб. Согласно сделкам между Турцией и РФ, группа входит в число радикальных фракций, подлежащих ликвидации. Члены группы и их семьи вряд ли смогли бы перебраться в САР из Турции и обосноваться в Джиср аш-Шугур без участия турецких сил безопасности. Тем не менее, эта группировка вместе с другими вдохновленными "Аль-Каидой" группировками превратилась в серьезную угрозу турецко-российским сделкам в регионе. Во исполнение резолюций СБ ООН Анкара объявила группу террористической, а Вашингтон удалил ее из его "террористического" списка в ноябре на том основании, что группы больше не существует. Хотя этот шаг Вашингтона можно рассматривать как облегчение для Турции, на расчет Анкары влияет и другая динамика. Например, в мае РФ заявила, что Исламское движение Восточного Туркестана стоит за нападением в Идлибе, в результате которого погиб турецкий офицер. В Анкаре растут опасения, что группировка, имеющая связи с уйгурской диаспорой, может перерасти в угрозу безопасности Турции.

В свете всех этих факторов решение Эрдогана о доработке договора об экстрадиции, возможно, не станет неожиданностью. С учетом того, что Анкара не относится к определенным "террористическим" группам, как к таковым, Эрдоган вполне может смягчить свои возражения дома, молчаливо пообещав, что на местах ничего не изменится.
Tags: КНР, Китай, Турция, Уйгуры
Subscribe

  • Геополитика вакцин в Африке

    Если 2020 г был годом пандемии коронавируса, то 2021 г станет годом вакцины. Тем не менее, оправданный оптимизм по поводу появления вакцин против…

  • КНР в регионе Магриб: вакцинная дипломатия

    Экономическое присутствие Пекина в странах Магриба в последние годы выросло. Мировая держава установила тесные партнерские отношения с Алжиром и…

  • Индия: 10,8 млн случаев Covid-19

    Индия является второй страной, наиболее пострадавшей от COVID-19 с точки зрения общего числа случаев заболевания (10,8 млн), на которую приходится…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment