Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Примирение в Персидском заливе не означает изоляцию Турции

После трех с половиной лет эмбарго, введенного в отношении Катара арабским квартетом, стороны достигли соглашения о солидарности и стабильности в начале 2021 г. Можно было ожидать, что это примирение будет означать дальнейшую изоляцию Турции, которая часто расходится со странами квартета.



Однако реакция Турции на сближение свидетельствует об обратном. Турция высоко оценила этот шаг, предполагая, что двусторонние отношения с Катаром подкреплен целым рядом общих интересов, которые не пострадают в качестве региональных целей изоляции эмирата. Скорее, тактическое сближение между Катаром и квартетом может предоставить Турции возможность улучшить свои напряженные отношения с избранными членами квартета. Тем не менее, продолжающаяся поддержка Турцией "Братьев-мусульман" и альянс с ПНС в Ливии останутся серьезными препятствиями на пути любого такого потепления отношений.

Стоимость входящих прямых иностранных инвестиций в Турцию из отдельных стран Персидского залива по годам:


Источник: Центральный банк Турецкой Республики (CBRT).

Учитывая историческую силу союза между Турцией и Катаром, Доха вряд ли рискнет поставить под угрозу свои надежные и ценные отношения с Анкарой. И это независимо от каких-либо изменений в изначально нестабильных отношениях Катара с государствами квартета в ближайшие месяцы.

Одним из ключей к прочности отношений между Турцией и Катаром является то, что они были испытаны и доказаны. Скорая мобилизация Турции в помощь Катару после принятия эмбарго квартета в июне 2017 г показала, что эмир может полностью рассчитывать на Эрдогана. Помимо ускоренного развертывания турецких войск в Катаре, турецкое правительство отправило более 4000 тонн продовольствия в Катар во время кризиса, чтобы помочь предотвратить дефицит продовольствия, вызванный блокадой.

Ни одного другого иностранного лидера не встречают в Анкаре столь же теплым приемом, как катарского эмира. Кроме того, шейх Тамим был первым иностранным главой государства который поддержал Эрдогана и выразил солидарность после неудавшегося переворота в Турции в 2016 г, а также поддержал их общие региональные интересы, а именно продолжение спонсорства двух группировок ХАМАС и Братьев-мусульман.

Более того, двусторонние отношения между Катаром и Турцией теперь опираются на все более прочную экономическую и коммерческую основу, которая, вероятно, будет и дальше расширяться. Как показано на диаграмме выше, прямые иностранные инвестиции (ПИИ) Катара в Турцию резко выросли с 2017 г, хотя наблюдатели сомневаются в том, что официальные данные за 2019 г завышены. Приток катарских инвестиций в Турцию в последние годы представляет собой отчасти ответный жест поддержки, направленный на уменьшение текущих проблем, стоящих перед турецкой экономикой. Одной из наиболее заметных современных стратегических инвестиций стало решение Катарского инвестиционного управления в ноябре 2020 г о приобретении 10% доли в Borsa İstanbul, единственное биржевое предприятие Турции, на котором размещается фондовый рынок, биржа золота и биржа производных финансовых инструментов.

Однако это не означает, что два состояния одинаково выровнены. Совместное предприятие NOC Qatar Petroleum с ExxonMobil и властями киприотов-греков у юго-западного побережья Кипра в "блоке 10" противоречит прочным и скоординированным двусторонним отношениям. Блок не находится в водах, на которые претендует Турция, но Анкара выступает против эксплуатации запасов газа в кипрских водах нефтегазовыми компаниями, работающими в партнерстве с Республикой Кипр, до тех пор, пока не будет достигнуто соглашение с Турецким Кипром о справедливом распределении доходов от добычи углеводородов на шельфе.

Доха старалась заверить Анкару в том, что она не посягает на стратегические интересы Турции в восточном Средиземноморье, а турецкое правительство - по крайней мере публично - не сделало проблему из интереса Qatar Petroleum к кипрским водам, что является заслугой в остальном надежном характере турецко-катарских отношений.

Таким образом, напряженность в двусторонних отношениях не возникает, ибо имеем: двухсторонние потоки ПИИ, договор двусторонней валюты на сумму 15 млрд$, и прочные отношения между Эрдоганом и эмиром более чем компенсировали любые негативные предположения, поставив Турцию в безопасное положение, несмотря на недавнее примирение в Персидском заливе.

Стоимость турецкого экспорта в отдельные страны Персидского залива по годам:


Возможность для Турции наладить отношения с Саудовской Аравией и другими членами квартета

Между тем, Анкара, вероятно, примет предложение Дохи, чтобы способствовать восстановлению отношений между турецким квартетом. В последние годы Анкара ведет ссоры с КСА из-за Катара, Братьев-мусульман, конфликтов в САР и Ливии и убийства Саудовскими агентами в 2018 г Джамаля Хашогги в Стамбуле. Турция и члены квартета, включая КСА, также боролись за влияние и контракты крупного бизнеса в странах Африки к югу от Сахары. Тем не менее, Эрдоган сигнализировал желание наладить отношения с правительством КСА. Примечательно, что Эрдоган встретился с Салманом в ноябре 2020 г и по сообщениям согласились "держать каналы диалога открытыми" для улучшения отношений.

Чтобы справиться с экономическими последствиями COVID-19, турецким экспортерам, желающим отправить свои товары в КСА и ОАЭ, пришлось бороться с неофициальным бойкотом своих товаров. Этот бойкот причиняет экономические неудобства - хотя ОАЭ и КСА значительно отстают от ЕС в качестве основного экспортного направления Турции, на них по-прежнему приходилось в совокупности 6,91 млрд$ турецкого экспорта в 2019 г, как показано выше.

Поэтому смягчение риторики турецкого правительства по поводу убийства Хашогги - критика, которая вызвала недовольство наследного принца КСА Мухаммеда бен Салмана и других саудовских официальных лиц, - вероятно, в немалой степени вызвано экономическими соображениями.

Тем не менее, несмотря на потенциальные выгоды, Турция вряд ли станет свидетелем полного восстановления отношений с квартетом в 2021 г. Отчасти трудности, связанные с потеплением турецко-саудовских отношений, связаны с тем, что, как и правящая семья Катара аль-Тани, Эрдоган не поддерживает намерения отказаться от Братьев-мусульман. Учитывая характер турецкой поддержки Братства, полное сближение турецкого квартета маловероятно, особенно с АРЕ и ОАЭ.

Кроме того, в Каире и Абу-Даби также будут неохотно нормализовать отношения с Анкарой, учитывая их стойкую оппозицию военного вмешательства Турции в Ливии и озабоченность по поводу напористой политики в восточном Средиземноморье. Турция вряд ли откажется от поддержки ПНС в Ливии, чей главный соперник, Ливийская национальная армия (ЛНА), поддерживается АРЕ, ОАЭ и, в меньшей степени, КСА.

Даже в этом случае не следует полностью сбрасывать со счетов потенциальный сдвиг в региональной динамике, окончание катарского эмбарго может только укрепить позиции Турции. Снижение антагонизма по отношению к Турции внутри квартета само по себе означало бы победу.
Tags: Катар, Персидский Залив, ССАГПЗ, Турция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment