Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

По поводу "ядерной фетвы" ИРИ

Многолетняя фетва Верховного лидера Али Хаменеи о запрещении ЯО снова попала в заголовки газет. Власть и его сторонники, включая Хосейна Мусавьяна, заявляли, что фетва носит постоянный характер, и приводили ее как доказательство того, что ИРИ по религиозным причинам запрещено приобретать такое оружие. Однако в интервью 30 января телеканалу "аль-Маядин", бывший иранский дипломат Амир Мусави заявил: "Фетва не является постоянной, согласно судебной практике шиитов Джафари. Фетва издается в соответствии с развивающимися обстоятельствами. Поэтому я считаю, что если американцы и сионисты будут действовать опасным образом, фетва может быть изменена". Его заявление подтверждает, что принятие Тегераном решений в области национальной безопасности продиктовано не религиозными заповедями, а принципом целесообразности действующей власти (маслахат-е-незамам), главной заботой которой является выживание постреволюционной структуры власти.



Мусави - не просто бывший дипломат, он также является бригадным генералом КСИР. В качестве атташе ИРИ по культуре в посольстве Алжира в период с 2015 по 2018 гг, он был объявлен персоной нон грата за распространение шиитской пропаганды. Сейчас он руководит Центром стратегических исследований и международных отношений, аналитическим центром КСИР, базирующимся в Тегеране.

Верховный лидер впервые издал устную "ядерную фетву" в 2003 г, и с тех пор он повторял ее в многочисленных выступлениях. Эти заявления, в которых используется религиозная идиома для описания ЯО как "запрещенного" (харам), имеют такую ​​же юридическую силу, что и письменные фетвы.

Точные формулировки, использованные в этих заявлениях, различались. Хаменеи временами категорически запрещал разработку, накопление и использование ЯО. В других случаях он, казалось, молчаливо разрешал их разработку и накопление, но не использование. Обращаясь к группе ведущих ученых 9 октября 2019 г, он заявил: "Хотя мы могли бы пойти по этому пути (создание ЯО), мы решили не делать этого на основании вердикта Ислама, это неправильно".

Примечательно, что и первоначальная фетва, и первые усилия ИРИ по ее освещению последовали вскоре после открытия и публичного раскрытия тайной программы ядерного обогащения, проводившейся властью в 2002 г. Таким образом, эти усилия следует рассматривать, по крайней мере частично, как контроль ущерба. Фетва использовалась и для других целей:

1) Узаконить ядерную программу как строго мирную деятельность посредством религиозного оправдания.

2) Чтобы отвести потенциальную внутреннюю критику за медленное продвижение программы, ее многочисленные неудачи и решение власти избежать быстрого прорыва.

3) Чтобы помочь власти продвигать революционный Ислам как равноправную систему международной легитимности наряду с "международным правом", как это было выражено в предложениях 2013 г, чтобы закрепить фетву в резолюции ООН.

Более того, фетвы не неизменны - они могут быть изменены в зависимости от обстоятельств. Основатель ИРИ аятолла Рухолла Хомейни изменил свою позицию и издал фетвы по ряду вопросов, включая налоги, военный призыв, избирательное право женщин и легитимность шахской монархии. Точно так же верховный лидер Хаменеи может отменить свою "ядерную фетву", если сочтет это необходимым. Признавая этот факт, некоторые бывшие иранские официальные лица предложили парламенту принять закон о "ядерной фетве", чтобы сохранить ее ценность как меры укрепления доверия с Западом.

Причина, по которой иранские фетвы могут быть отменены, заключается в том, что принцип целесообразности власти определяет политику ИРИ. Перед смертью Хомейни постановил, что режим власти может разрушить мечеть или приостановить соблюдение исламских догматов, если его интересы будут продиктованы, и конституция ИРИ наделяет верховного лидера абсолютной властью определять эти интересы. Таким образом, он может отменять законы или отменять решения различных совещательных органов, включая парламент, Совет стражей и Совет по целесообразности.

Представители власти также имеют обыкновение предлагать удобные интерпретации, когда речь идет о фетвах и внешней политике. Например, когда фетва Хомейни 1989 г., призывающая к смерти писателя Салмана Рушди, вызвала кризис в отношениях с Европой, представители МИД ИРИ попытались преуменьшить ее важность, заявив, что фетва отражает личное мнение верховного лидера и не является официально обязательной. Что касается "ядерной фетвы" Хаменеи, то официальные лица МИД неоднократно пытались убедить международное сообщество в том, что это обязательное религиозное постановление, которое не позволит стране получить бомбу - по крайней мере, до заявления Мусави в прошлом месяце, в котором утверждалось, что этого не произойдет.

История иранской фетвы о химическом оружии (ХО) вызывает дополнительные вопросы. По сообщениям, во время ирано-иракской войны Хомейни издал фетву в отношении ХО, но неясно, запретил ли он их разработку и производство или только их использование. Также неясно, был ли в конечном итоге изменен указ перед лицом эскалации иракской химической войны. Как бы то ни было, фетва не помешала ИРИ производить небольшое количество минометов и артиллерийских снарядов и авиабомб с химической "примочкой", перебрасывать часть этих боеприпасов в Ливию в 1987 г. И хотя ИРИ присоединился к Конвенции о запрещении химического оружия после войны - как сообщается, в процессе уничтожения своего потенциала химического оружия - правительство США продолжает верить, что власть в ИРИ создает фармацевтические препараты (возможно, фентанил). Таким образом, если "химическая фетва" ИРИ не препятствует ему впоследствии приобретать и использовать ХО, есть основания сомневаться в том, что "ядерная фетва" воспрепятствует ему в приобретении и применении ЯО, если это будет в интересах власти.

Ранее этот принцип целесообразности власти заставлял ИРИ откладывать свои ядерные амбиции и временно приостанавливать программу по крайней мере в двух случаях: в 2003 и 2015 гг. Первое решение было принято после вторжений США в Афганистан и Ирак, а второе было принято, несмотря на предыдущие заявления Тегерана о том, что он никогда не будет вести переговоры, пока находится под санкциями. Таким образом, задача состоит в том, чтобы найти правильное сочетание давления и стимулов со стороны Запада, чтобы убедить ИРИ в том, что в интересах власти в ИРИ - продлить, укрепить и расширить СВПД, избегая при этом ядерного прорыва.

Министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф уже отказался от требований, чтобы США сделали первый шаг к повторному присоединению к СВПД, вместо этого он говорил о способах синхронизировать или организовать возвращение США.

Это также означает, что роль доверия и уверенности в достижении сделки сильно преувеличена, хотя иранские дипломаты постоянно подчеркивают их важность. Дипломатия может быть успешной только тогда, когда Тегеран приходит к выводу - после несентиментальной и хладнокровной оценки - что новое соглашение или серия соглашений будут продвигать его интересы. В то же время это, вероятно, означает, что Тегеран будет присоединяться к новому соглашению только до тех пор, пока это будет соответствовать его интересам. Поэтому международному сообществу необходимо создать основу, которая может не только способствовать заключению новой сделки, но и поддерживать ее на многие годы вперед.
Tags: ИРИ, Иран, СВПД, ЯО
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments