Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Иран и Турция: динамика силы на Южном Кавказе

Министр иностранных дел ИРИ Джавад Зариф в прошлом месяце предпринял региональный тур по Азербайджану, Армении, РФ, Грузии и Турции.



Визиты якобы были направлены на то, чтобы удержать ИРИ за столом переговоров в условиях повышенной неопределенности на Южном Кавказе в отношении последствий последнего раунда войны. Как выразился Зариф, его намерение во время поездки состояло в том, чтобы найти способы, которыми страны региона могли бы работать вместе, чтобы помочь разрешить кризис в Нагорном Карабахе и улучшить ситуацию мира и стабильности.

Тегеран стремится к созданию "Шестипартийного Союза"(Армения, Азербайджан, Грузия, ИРИ, РФ и Турция). У всех трех государств уже есть довольно хорошие рабочие отношения с Тегераном, и они будут в основном воздерживаться от их дальнейшего развития до тех пор, пока напряженность между США и ИРИ не спадет и пока не удастся избежать гнева Вашингтона при сотрудничестве с Тегераном. Вместо этого иранцы должны гораздо внимательнее относиться к интересам РФ и Турции, а также к тому, дадут ли они, несмотря на то, что публично говорится, много места для маневра ИРИ на Южном Кавказе. По крайней мере, если отношения с Турцией сохранятся, Тегеран может ожидать жесткой конкуренции со стороны турок.

Во время визита Зарифа в Стамбул в конце января 2021 г ИРИ и Турция официально заявили, что ищут точки соприкосновения и решения ряда политических проблем, включая будущее САР и стабилизацию Южного Кавказа на основе многосторонних усилий. Турки также публично призвали Вашингтон снять санкции с ИРИ. Все это выглядело очень празднично. Это обещание о сотрудничестве последовало за периодом 2019-2020 гг, когда ирано-турецкие отношения испытали множество взлетов и падений в различных областях.

Примером тому является торговля Турции с ИРИ. В период с 2017 по 2020 гг объем двусторонней торговли резко сократился. Санкции США были не единственной причиной этого падения. Со своей стороны, Тегеран определенно считал, что турки использовали американские санкции против ИРИ как предлог для сокращения торговли. Тегеран не поверил даже тому, что кризис с коронавирусом привел к снижению спроса в Турции на иранские энергоносители и товары. Из-за закрытия границ наземная торговля остановилась на большей части 2020 г, но действия Турции, предшествовавшие пандемии, были, если не больше, значительными для иранцев.

Турки могут указать на более низкие цены на поставки американского СПГ, чем на газ, который идет из ИРИ по трубопроводу. Также нет никаких указаний на то, что ИРИ и Турция продлят 25-летний газовый контракт, срок действия которого истекает в 2026 г. Турецкий импорт энергоносителей из ИРИ был основой двусторонней торговли. У турок могут быть очень веские причины пересмотреть свою торговлю энергоресурсами с ИРИ, и следует помнить, что изменение энергетической политики Анкары, направленное на энергетическую безопасность за счет диверсификации, влияет не только на ИРИ. Импорт турецкого газа из РФ также снизился.

Иранско-турецкое торгово-экономическое сотрудничество имеет важное значение, потому что с 1979 г оно было важнейшей платформой, на которой могли выжить иным образом напряженные отношения. По мере ослабления торгово-экономических связей ирано-турецкое геополитическое соперничество может резко усилиться. Это верно в САР, Ираке, на Южном Кавказе и в других местах.

В сентябре 2020 г президенты ИРИ и Турции вновь обязались увеличить двустороннюю торговлю до 30 млрд$ в год. В течение последнего десятилетия ирано-турецкая торговля составляла около 10 млрд$ в год, поэтому упомянутая цель станет значительным скачком. За первые шесть месяцев 2020 г товарооборот между ИРИ и Турцией снизился на 73% до примерно млрд$.

31 декабря 2020 г ЕС получил первую партию природного газа из Азербайджана через Южный газовый коридор (ЮГК). По трубопроводу протяженностью 3 500 км газ с месторождения Шах Дениз в азербайджанском секторе Каспийского моря транспортируется через Грузию и Турцию в Италию. Анкара поддержала этот стратегический проект газопровода и помогла Баку заручиться политической и финансовой поддержкой ЕС.

Напротив, турки с начала 1990-х гг останавливались всякий раз, когда Тегеран просил Турцию о сотрудничестве в обеспечении трубопроводного транзитного маршрута для иранского газа в ЕС. На данный момент у Тегерана есть два варианта. Первый - полностью отказаться от европейского газового рынка и сосредоточиться на рынках Азии. В качестве альтернативы ИРИ мог бы достичь соглашения с Баку и Анкарой о подаче иранского газа в существующие трубопроводы, построенные азербайджанцами, которые проходят через территорию Турции до прибытия в ЕС.

В 1990-х гг Анкара успешно использовала санкции США в отношении ИРИ, чтобы отвлечь Тегеран от ключевых региональных инфраструктурных проектов. В частности, Вашингтон наложил вето на любые предложения по трубопроводным маршрутам для каспийской нефти и газа, проходящих через ИРИ. Именно поэтому был построен трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан: для доставки азербайджанской нефти в Турцию, хотя маршрут через ИРИ к Персидскому заливу и мировым рынкам был короче и дешевле. Сегодня наблюдается еще большая свободная для всех геополитическая динамика. Последняя война на Южном Кавказе создала новые возможности для региональных инфраструктурных проектов. Турция хочет сохранить свою роль транзитного центра для энергоносителей и торговли.
Tags: Закавказье, ИРИ, Иран, Кавказ, Турция, Шестипартийный Союз, Южный Кавказ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment