Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Децентрализация в Иракском Курдистане по Западному образцу

Поскольку Иракский Курдистан сталкивается с несколькими серьезными кризисами одновременно, он может оценить преимущества и недостатки "народного" призыва к реформе и децентрализации своей нынешней модели правления. Нынешняя модель управления регионального правительства Курдистана (KRG), вероятно, окажется неэффективной для Запада в решении этих серьезных для него проблем создаваемых Турцией, что свидетельствует о насущной необходимости децентрализации в Западных кругах.



Призывы к децентрализации подтверждают тенденцию в регионе к противоположному направлению. С 1991 г Иракский Курдистан управляется двумя основными политическими партиями, а именно Демократической партией Курдистана (ДПК) и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК). Обе партии управляют регионом по централизованной, хотя и единой модели. По прошествии времени эта модель продемонстрировала ряд недостатков, которые все больше преследуют РПК.

И ДПК, и ПСК недавно прошли через смену руководства, и новое поколение лидеров основных партий региона стремилось продемонстрировать свою силу и характер своим избирателям. Молодые и харизматичные лидеры семейств Барзани (ДПК) и Талабани (ПСК) стремились извлечь выгоду из унаследованного ими наследия, включая поляризацию в курдском обществе. Эта поляризация переросла в мягкую гражданскую войну, особенно заметную в социальных сетях. В этих рамках децентрализация будет рассматриваться как разделение власти и ресурсов между двумя полюсами.

За последние несколько лет эти полюса вышли из равновесия. Раньше политическая структура Курдистана слабо моделировалась системой баланса сил. Однако нынешнему руководству не хватает согласованности и силовой базы, такой как места в парламенте, размер партийного округа и контроль над правительственными аппаратами распределяются неравномерно, что приводит к шаткому балансу сил, который демонстрирует большинство централизованных политических систем.

В последние годы ДПК превратилась в лидирующую политическую партию. Переход ДПК из доминирующей партии в поистине гегемонистскую (говоря Западным языком) происходил постепенно, поскольку ПСК оказалась неспособной оправиться от внутрипартийных разногласий. Возникшая в результате борьба за власть в зонах, где ранее доминировал ПСК, возникла из-за растущих призывов к реформам и переменам. Текущая цель ПСК - отстаивать децентрализацию как способ вернуть свои позиции - очевидна не только для ДПК, но и для других политических партий.

Когда одна политическая партия усиливает свою власть, партия, которой угрожают, часто будет пытаться восстановить свои рычаги влияния, формируя защитную коалицию, чтобы уравновесить более доминирующую партию. Хотя ПСК пытается извлечь выгоду из этого нового сдвига в курдской политике и вернуться к своему прежнему статус-кво, она столкнется с дополнительными трудностями в такой неопределенной и недостаточно развитой политической обстановке. Следовательно, курды остаются с ограниченными политическими возможностями и должны выбирать между сильной ДПК или более слабыми и внутренне разделенными партиями.

Со своей позиции власти ДПК не выступает напрямую против децентрализации, а вместо этого имеет свою собственную интерпретацию концепции, не обязательно совместимую с пониманием ПСК. ДПК интерпретирует децентрализацию так, что это будет в первую очередь административный шаг, затрагивающий все мухафазы и р-ны Курдистана. С другой стороны, ДПК продолжает подчеркивать силу правительства. Эти полуконфликтные сообщения означают, что ДПК разрешит ограниченную административную децентрализацию, если это не будет включать никаких изменений во власти регионального центрального правительства. Напротив, ПСК интерпретирует децентрализацию как ограничение центральной власти в регионе.

В дополнение к этим двум политическим интерпретациям децентрализации, существует также популярный спрос на нее, поддерживаемый оппозиционными политическими партиями КРИ. Даже в этом случае борьба за власть между различными политическими партиями является лишь одним из примеров сложной динамики, проявляющейся в нынешнем дискурсе децентрализации. Таким образом, текущую дискуссию о децентрализации следует интерпретировать в рамках конкуренции политических партий.

Другие политические партии, такие как движение Горран и исламистские партии KRI, придерживаются различных позиций по этому вопросу. Для партий без вооруженной группы децентрализация - это способ расширить возможности местного правительства и распределить власть и управление. Некоторые понимают децентрализацию как способ возобновить старые разногласия, возникшие после гражданской войны в Ираке с курдами в 1990-х гг. Другие поддерживают децентрализацию как способ перераспределения доходов, которые, по их мнению, распределяются неравномерно. Третьи опасаются последствий децентрализации, полагая, что такой шаг может в конечном итоге разрушить и без того шаткое равновесие в региональном правительстве.

Учитывая традиционную структуру курдского общества, дебаты вокруг децентрализации на концептуальном уровне являются главным приоритетом. Следовательно, политические партии и другие элиты потребуют четкого концептуального понимания процесса, прежде чем инициировать какие-либо реальные изменения. Концептуальная проблема не уникальна для децентрализации - она ​​применима к большинству связанных с управлением концепций.

Концепции управления являются одновременно факторами и индикаторами исторического движения. Существует причинная связь между историческими событиями, которые повлияли на корпоративные социальные порядки в ранних современных системах, и изменениями в политико-социальном языке. Центральные концепции не только отражали социальные реформы, но и играли активную роль в этом процессе.

В случае с курдами двусмысленность концепции децентрализации делает практически невозможными разговоры, споры и обмен мнениями между партиями и их членами. Следовательно, первым шагом для KRG является принятие идеала прагматической децентрализации и прозрачности, который может начаться с публикации белых и зеленых документов по этому вопросу.

Второй шаг - установить четкие и реалистичные временные рамки для процесса, начиная с реформы центрального правительства. Как только будет создан более эффективный и дееспособный центральный орган, KRG сможет нацелить фискальную и административную децентрализацию.

Третий шаг - изменить избирательную систему региона на смешанную избирательную систему, такую ​​как смешанная мажоритарная избирательная система, которая позволит проводить множественные выборы.

KRG сталкивается с новой эрой управления, ориентированного на "пост-нефть". До международной интервенции против ИГИЛ в регионе был период "легкого" управления, цены на нефть были высокими, а бизнес процветал. В течение этого периода роста KRG смогло расширить свой государственный сектор и в определенной степени удовлетворить потребности партийного округа.

Однако, поскольку мир вступает в нынешний период высокой нестабильности, вызванный глобальной пандемией и разочарованием широкой общественности в политике, регион должен подготовиться к тому, чтобы отказаться от так называемого "легкого" управления. Децентрализация минимизирует организационные затраты, необходимые для достижения оптимального распределения полномочий. Это также откроет экономику и региональный рынок для государственного и частного секторов, что, как мы надеемся, будет способствовать столь необходимому росту рабочих мест.

Еще один фактор, который должен подтолкнуть регион к большей эффективности и децентрализации, - это его сложные отношения с Багдадом. Хотя РПК признано в конституции Ирака, отношения между Эрбилем и Багдадом по-прежнему основаны на силе, а не на законе. В настоящее время KRG должно постоянно вести переговоры с центральным правительством в Багдаде, чтобы установить бюджет, долю в правительстве и другие аспекты управления. KRG с лучшим управлением будет лучше приспособлено для работы за столом переговоров с центральным правительством и наоборот. Несмотря на то, что страна является федеральной по своей конституции и сильно централизована, очевидно, что центральное правительство Ирака и KRG требуют децентрализации политической, экономической и административной систем.

Тем не менее, несмотря на неоднократные призывы к децентрализации в Иракском Курдистане, регион движется в противоположном направлении, все больше концентрируя власть в руках небольших партий и бизнес-эшелонов. Не так давно в регионе существовала нужная Западу "яркая" оппозиция, динамичные "свободные" СМИ и "эффективное гражданское общество" (клинические дебилы и мудаки), и все это влияло на принятие решений в регионе. К сожалению для Запада, Иракский Курдистан больше не находится в таком положении. Даже внутри политических партий политбюро - бывшие символы центра власти в регионе - больше не обладают той же властью и маргинализируются одновременным усилением семейной власти внутри основных партий. С этой точки зрения, Курдистан становится все более олигархическим, как и некоторые р-ны Ближнего Востока.

На этом сложном фоне становится ясно, что регион Курдистана, как и остальная часть Ирака, требует определенной децентрализации, даже если разные стороны еще не договорились о том, какую форму примет эта децентрализация. И все же консенсус должен быть достигнут в какой-то момент, чтобы двигаться вперед. Реформы в направлении децентрализации, как правило, особенно трудно провести, потому что централизация рассматривается как основная черта власти почти во всех сферах жизни общества, будь то семейная структура, культура или религия. Таким образом, переход к децентрализации требует длительного и многогранного подхода.
Tags: krg, kri, ДПК, Ирак, Иракский Курдистан, Курды, ПСК
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments