Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Об африканской политике Турции

Удивительно быстрое проникновение Турции на рынки африканского континента контролировалось непосредственно президентом Эрдоганом, которому помогали в этом его ключевые советники. Посетив Турцию во второй раз менее чем за два месяца, президент Гвинеи Альфа Конде при этом практически не встречался и не вел серьезных переговоров о двусторонней повестке дня с министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу. И этот момент очень примечателен: с тех пор как Эрдоган пришел к власти в 2014 г, министерству иностранных дел Турции не было отведено никакой прямой роли в африканской политике Турции. Вместо этого президент опирался на директоров мусульманской неправительственной организации IHH (Insan Hak ve Hürriyetleri) и ряд олигархов, которые активно действуют на континенте.



В частности, один из директоров IHH Хасан Айначи выступает в качестве главного координационного центра для африканских проектов в рамках этой НПО. На межстрановой основе совместно с "Турецким агентством по сотрудничеству" (TIKA) IHH координирует планомерное выдавливание из стран континента школ и гуманитарных организаций, созданных сетями имама Фетхуллаха Гюлена, бывшего союзника Эрдогана, ставшего затем его заклятым врагом. Гвинея, Сенегал и Габон были первыми странами, которые закрыли школы Гюлена, хотя они все еще сильны в Нигерии и Южной Африке, несмотря на все усилия текстильного олигарха Ремзи Гюра, личного друга Эрдогана, который также является почетным консулом Турции в Претории. Важность аспекта строительства религиозных сетей в рамках осуществления африканской политики Турции подчеркивает и деятельность ведущего аналитического центра по Африке Ortadogu ve Afrika Arastirmacilari Dernegi (ORDAF; Стамбул), которым руководит профессор мусульманской теологии Ахмет Кавас, который служил послом Турции в Чаде с 2013 по 2015 гг.

Помимо религиозной дипломатии, в рамках расширения турецкого влияния на континенте активно действует и группа олигархов из ближнего круга Эрдогана. В их число входят директора конгломерата "Албайрак", который управляет терминалами для перегрузки минеральных удобрений в порту Автоном де Конакри, и также присутствует в Могадишо, а также строительный гигант "Калион", принадлежащий семье Калонку, которая недавно выиграла контракт на строительство автобусной скоростной дороги в Мали. Другим ключевым игроком в рамках африканской политики является Ченгиз Инсаат, который не смог получить контракт на строительство плотины Кандаджи на реке Нигер (до этого ее безуспешно пытались строить российские компании), но подал заявку на строительство инфраструктуры для медного рудника Конкола в Замбии. Интересно, что замбийское правительство намерено отобрать контроль над этим рудником у индийской компании Vedanta Resources в пользу турок. Все эти компании, а также другие, такие как конгломерат "СУММА", получают активную кредитную поддержку от турецкого Эксимбанка. Одновременно, чтобы помочь продвижению турецких деловых интересов на континенте, Эрдоган регулярно обращается к «Совету по внешнеэкономическим связям Турции» DEIK, чрезвычайно активному в Африке. С 2017 г DEIK управляется бизнесменом Наилем Олпаком и имеет около тридцати филиалов по всему африканскому континенту.

В этой связи обратим внимание на динамику входа Анкары в Африку. Турция является лидером по оказанию помощи наименее развитым странам и «голосом совести» в деле защиты прав граждан африканских и азиатских государств. Об этом заявил президент Эрдоган, выступая на открытии нового здания посольства Турецкой Республики в Претории (ЮАР). "Сейчас мы на первом месте среди стран, оказывающих помощь наименее развитым государствам. Турция предоставила им 8,2 млрд$. 10-15 лет назад мы присутствовали только в некоторых регионах, теперь же мы обладаем шестой по размерам сетью диппредставительств в мире", — сказал Эрдоган, чье выступление транслировало Анатолийское агентство.

Он добавил, что количество зарубежных представительств республики выросло за последние 16 лет с 12 до 41. По словам Эрдогана, Турция боролась за права друзей в Африке и Азии так же, как защищала права своих граждан. "Мы стали для всех голосом совести", — добавил он. Эта позиция Анкары была позднее публично закреплена во время 3-го саммита африканских мусульманских религиозных лидеров в Стамбуле. Президент Эрдоган воспользовался тогда религиозными и политическими соображениями в Африке, чтобы расширить свое радикальное исламистское послание и расширить влияние своего правительства на континенте. Выступая на этом саммите, Эрдоган воспользовался случаем для того, чтобы подчеркнуть тезис о том, как Турция борется с тем, что он назвал неоколониалистами и империалистами. Это мероприятие было организовано Управлением по делам религии Турции (Diyanet), идеологическим и политическим государственным аппаратом, которому поручено распространять политическую исламистскую идеологию как внутри страны, так и за ее пределами. При Эрдогане сфера деятельности Diyanet расширилась, и эта структура стала важным инструментом во внешней политике Турции. В этой связи оно взяло на себя ключевую роль в формировании турецкого общественного мнения о военной операции на севере Сирии в соответствии с политическими мотивами Эрдогана. Согласно официальной статистике, эта структура управляет приблизительно 87 000 мечетями и нанимает около 120 000 сотрудников, включая имамов и других религиозных работников, которые считаются государственными служащими с регулярным окладом.

Выступая на вышеобозначенном саммите, Эрдоган резко раскритиковал ООН и западные страны за геноцид в Руанде в связке военной операцией Турции на севере САР. "Западный мир и ООН только что наблюдали за жестокими убийствами 800 000 человек в Руанде в течение трех месяцев. Те, кто ввел сегодня эмбарго на поставки оружия в связи с операцией "Весна мира", в те дни снабжали кровавых убийц оружием и боеприпасами. Несмотря на продолжающиеся зверства на местах, западные государства даже не думали о том, чтобы прекратить продажу оружия убийцам", — сказал он.

В своем выступлении Эрдоган также обвинил западные государства в том, что они стоят за гражданской войной в Сомали, вмешиваются в конфликт в Центральноафриканской Республике и поддерживают военных баронов в Ливии. Кроме того, президент Эрдоган обвинил христианских миссионеров в изменении демографической ситуации в Африке и в обращении африканских мусульман в христианство под покровительством западных держав. "Хотя в начале 1900-х гг только 7% африканского населения были христианами, сегодня христиане составляют 55% населения континента. Мусульмане стали меньшинствами во многих африканских странах", — сказал Эрдоган.

Высоко оценив внешнеполитический подход Турции и ее отношения с африканским народом, Эрдоган сказал: "Независимо от того, какую страну мы посетим в Африке, и государственные чиновники, и народ проявляют к нам искреннюю привязанность. Вдохновленные нашей верой и ценностями, а также нашим уникальным прошлым на континенте, мы, как Турция, стучимся в двери каждого друга, лечим раны каждого сердца и сотрудничаем со всеми странами Африки. Мы выступаем за права наших африканских братьев и сестер так же решительно, как отстаиваем свои права на международных площадках".

Он отметил, что объем торговли между Турцией и африканскими странами продолжает расти и недавно достиг 24 млрд$, выразив решимость, что в ближайшем будущем он превысит 50 млрд$. "Мы увеличили число турецких посольств на Африканском континенте с 12 до 42", — сказал Эрдоган, отметив, что Турция также укрепила свое присутствие в Африке с помощью благотворительных и гуманитарных организаций, таких как "Турецкое агентство по сотрудничеству и координации" (ТИКА) и Турецкий Красный Полумесяц. "В результате наших усилий мы вывели турецко-африканские отношения на такой уровень, который еще 15 лет назад невозможно было даже представить", — отметил Эрдоган.

Вот собственно по этим высказыванием можно сделать принципиальный вывод об основных направлениях турецкой политики в Африке, если мы имеем ввиду идеологической подход.

Если мы касаемся практики, то очевидно, что в африканских странах помимо бизнес-интересов турецкие власти работают прежде всего над искоренением наследия Ф.Гюлена и его замещением своими структурами. Например, обратим внимание на недавно опубликованные факты, которые свидетельствуют о том, что турецкое посольство в Претории шпионило за критиками правительства президента Эрдогана в ЮАР. Согласно официальной корреспонденции, отправленной посольством в Претории в штаб-квартиру в Анкаре, турецкие дипломаты собирали информацию о деятельности критиков Эрдогана, описывали их организации и перечисляли их имена. Доклад разведки был использован в уголовном деле в Турции, где только за последние два с половиной года по сфабрикованным обвинениям в терроризме было заключено под стражу более полумиллиона человек. Кампания сбора разведданных и профилирования критиков и их организаций турецким посольством в Претории проходит по аналогичной схеме, наблюдаемой в других дипломатических представительствах Турции в зарубежных странах. Этот беспрецедентный по масштабам и интенсивности шаг вызвал волну возмущения во многих частях мира, в том числе в Европе, где турецкие дипломаты оказались под усиленным наблюдением. В одном из крайних случаев швейцарские прокуроры начали уголовное расследование и выдали ордера на арест двух сотрудников турецкого посольства за попытку похищения швейцарско-турецкого бизнесмена, который критиковал репрессивный исламистский режим Эрдогана в Турции.

Что касается ЮАР, то среди организаций, за которыми следили турецкие дипломаты, была образовательная организация Horizon Educational Trust, созданная в 1998 г и управляющая сетью школ в различных частях страны, включая Кейптаун, Дурбан, Преторию, Йоханнесбург и Полокване. Школы, управляемые компанией Horizon, предлагают образование от дошкольного до среднего, обеспечивают качественное образование и работают с особым акцентом на расширение прав и возможностей учащихся из неблагополучных семей. В разведывательной записке посольства указывалось, что этот образовательный трест является наиболее эффективной и влиятельной организацией, поддерживающей критику правительства Эрдогана, и утверждалось, что эти группы поддерживают тесные отношения с Африканским национальным конгрессом (АНК), правящей политической партией Южной Африки. Эта структура была также указана в другом документе, подготовленном посольством Турции в Зимбабве, в котором отмечалось, что она также активно действует там. Этот документ раскрывает масштабы шпионской деятельности турецкого посольства, нацеленной на критиков и организации в Южной Африке. Люди и организации, за которыми шпионило посольство, как полагают, связаны с гражданской группой, возглавляемой Фетхуллахом Гюленом. Сбор данных, равнозначных шпионажу за беженцами или незаконному сбору разведывательной информации должностными лицами посольств и консульств, осуществлялся по получении запросов от Отдела по борьбе с контрабандой и организованной преступностью турецкой Национальной полиции (Kaçakçılık ve Organize Suçlarla Mücadele Daire Başkanlığı, или KOM). По турецкому законодательству оно не имеет юрисдикции за рубежом и не имеет права осуществлять там шпионаж. Информационные записки, присланные посольством, были позднее включены в доклад именно КОМ и были использованы в уголовном преследовании правительственных критиков по обвинению в терроризме.

Примерно то же самое осуществлялось посольскими резидентурами МIТ и сотрудниками МИД Турции в других странах Африки. Так, турецкое посольство в Абудже шпионило за одной из лучших школьных сетей Нигерии, а также за известной больницей, принадлежащей и управляемой критиками президента Эрдогана. Согласно официальной корреспонденции, направленной посольством в Абудже в штаб-квартиру в Анкаре, турецкие дипломаты собрали информацию об этих нигерийских организациях. Среди перечисленных организаций были нигерийские Tulip International Colleges (NTIC), одна из самых успешных школьных сетей в стране, получившая многочисленные награды на международных научных конкурсах. Он действует в Нигерии с сентября 1998 г. В общей сложности NTIC располагает 16 учебными заведениями, расположенными в штатах Абуджа, Кано, Лагос, Кадуна, Йобе и Огун, число сотрудников которых составляет более 1000 человек, а число учащихся — более 4000 человек. Еще одним учреждением, за которым следили турецкие дипломаты, был частный Нильский университет Нигерии, созданный филантропами, которые были связаны с фондом NTIC. Университет имеет факультеты инженерии, менеджмента, права, естественных и прикладных наук, здравоохранения, искусства и социальных наук. В записке посольства говорится, что сотрудники турецкого посольства также собирали информацию в отношении активности АБИНАТ (Ассоциация инвесторов и бизнесменов Турции и Нигерии). Посольство охарактеризовало усилия этой структуры по развитию деловых связей между Турцией и Нигерией путем организации поездок бизнесменов так, как если бы они представляли собой преступную деятельность. Посольство также перечислило банки, с которыми работал АБИНАТ, составило профиль его руководства и перечислило их телефонные номера в своей записке. В Нигерии турецкие дипломаты также шпионили за гражданской организацией Ufuk Dialogue Foundation, которая активно занимается межконфессиональной и межкультурной деятельностью, уделяя особое внимание противодействию насильственному экстремизму. Она поддерживает партнерские отношения с различными нигерийскими учреждениями, включая Институт мира и урегулирования конфликтов (ИПКР) при Министерстве иностранных дел, Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС), Национальную академию обороны (НДА), федеральное Министерство информации и культуры, Национальный совет женских обществ (НССЖ) и федеральное Министерство молодежи и спорта. Люди и организации, за которыми шпионило турецкое посольство, как полагают, связаны с гражданской группой, возглавляемой Фетхуллахом Гюленом. Кампания сбора разведданных и профилирования критиков и их организаций турецким посольством в Абудже проходит по аналогичной схеме, наблюдаемой в других дипломатических представительствах Турции в африканских странах.

В ряде случаев турки идут на прямые контакты со спецслужбами тех или иных стран Африки путем подписания с ним соответствующих соглашений. Так, в августе с.г. Турция и Бенин заключили соглашение о сотрудничестве в области безопасности, которое предусматривает обмен оперативной информацией и техническими и тактическими методами борьбы с терроризмом и преступностью. Обе страны обязуются сотрудничать в борьбе с транснациональной преступностью, в частности с преступлениями, связанными с терроризмом, организованной преступностью, незаконным ввозом мигрантов, торговлей людьми, наркотическими средствами и психотропными веществами и их прекурсорами. В этой связи снова отметим, что Анкара часто использует уголовные и атитеррористические расследования с целью преследования критиков, диссидентов и противников по сомнительным обвинениям в терроризме. Еще одно формой усиления влияния Анкары в Африке является заключение политических соглашений между правящей в Турции ПСР и их контрпартнерами на континенте.

Африканский национальный конгресс (АНК), правящая политическая партия Южной Африки, подписал меморандум о взаимопонимании (MOU) с правящей в Турции исламистской Партией справедливости и развития (ПСР) 1 августа 2019 г в Анкаре во время визита делегации АНК в Турцию. Подписанный Джевдетом Йылмазом, заместителем председателя ПСР, ответственным за иностранные дела, и Эйсом Магашуле, генеральным секретарем АНК, меморандум о взаимопонимании, как сообщается, включает сотрудничество в области образования, развития торговли и других областях. Вот как раз тема образования в данном контексте примечательна. Фонд "Маариф", финансируемый турецким правительством, на основе это меморандума намерен серьезно расширить свою образовательную сеть в Южной Африке. Руководство "Маариф" тесно связано с Фондом прав человека и свобод и гуманитарной помощи (Insan Hak ve Hürriyetleri ve Insani Yardım Vakfı, или IHH), благотворительной группой, которая связана с радикальными вооруженными группировками, включая "Аль-Каиду" (запрещена в РФ) в САР и Ливии. При этом именно "Маариф" является личным и любимым проектом президента Эрдогана и служит важным инструментом за рубежом в предоставлении образовательных услуг в рамках кампании прозелитизации. Его деятельность также направлена на то, чтобы поднять новое поколение политических исламистских активистов в Африке для мобилизации вокруг Эрдогана. Из Африки и других частей мира часто появлялись видеозаписи, на которых видно, как ученики школ "Маариф" скандируют и молятся за Эрдогана во время предвыборных кампаний в Турции. Адем Коч, директор этого фонда в Южной Африке, сообщил государственному информационному агентству Anadolu в марте, что они получили положительный ответ от правительства Южной Африки на свое предложение открыть школы и университет. "Мы ищем существующие государственные или частные школы, которые мы возьмем на себя и будем управлять ими", — сказал Коч. Хотя "Маариф" до сих пор прочно обосновался в нескольких африканских, относительно коррумпированных странах, Европа по-прежнему скептически относится к этим институтам. 10 октября 2018 г в сформулированной резолюции, принятой Советом Европы (СЕ), была осуждена попытка правительства Эрдогана экспортировать политический ислам в Европу. Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) призвала государства-члены "положить конец любому иностранному финансированию ислама, которое используется в целях национальной политической экспансии в другие государства под видом ислама". В резолюции, которая была принята 115 голосами против 10 при 4 воздержавшихся, говорится, что иностранное финансирование политического ислама, за которое выступают Эрдоган и другие, «не должно быть разрешено в государствах-членах Совета Европы».
Tags: Африка, Турция, Эрдоган
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments