Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Грядущая американо-китайская холодная война

Лидеры всего мира пытаются определить свою стратегию борьбы с неизбежной грядущей холодной войной между США и Китаем, и Персидский залив не является исключением. Принимая во внимание различные цели и взгляды региона в отношении двух сверхдержав, любой неверный шаг при формировании союзов может нанести ущерб его будущему.



Ставки в "холодной войне" между США и КНР для ССАГПЗ выше, чем для большинства других регионов мира. США были основным гарантом безопасности в регионе со времен первой войны в Персидском заливе в 1990-1991 гг, и это отражается в их обширном военном присутствии, от регионального штаба Центрального командования в Катаре до штаба Пятого флота в Бахрейне, а также военные базы США в ОАЭ, Омане, Кувейте, Ираке и КСА. Этот значительный военный след США означает, что Вашингтон имеет огромное политическое влияние и влияние в сфере безопасности в столицах Персидского залива.

Несмотря на алармистскую риторику об упадке США, администрации Трампа удалось нормализовать отношения между Израилем и ОАЭ и Бахрейном, а также укрепить отношения между Израилем и Саудовской КСА. Администрация Трампа также сместила иглу с холодной войны на "холодный мир" между Катаром и арабским квартетом КСА, ОАЭ, АРЕ и Бахрейна.

Наряду с зависимостью региона от США в плане безопасности КНР стал крупнейшим импортером нефти из стран Персидского залива. До пандемии и связанного с ней экономического спада регион Персидского залива в целом поставлял 28% нефти КНР. КСА экспортировала треть своей нефти в КНР в мае 2020 г, а Ирак экспортировал половину своей нефти в страну в том же месяце. Учитывая зависимость стран Персидского залива от экспорта нефти, Персидский залив становится все более связанным с КНР экономически, особенно в свете пандемии и глобального экономического спада.

Возникло одно явное разногласие между китайскими технологическими компаниями и США и их сателлитами по поводу создания сетей 5G. При администрации Трампа Вашингтон запустил Инициативу чистой сети (CNI), в рамках которой более 53 американских сателлита взяли на себя обязательство исключить китайские технологии, особенно Huawei и ZTE, из своих сетей 5G и цепочек поставок. За пределами стран ЕС и западной сети обмена разведданными, известной как Five Eyes, Вашингтон также заставил Израиль последовать его примеру. Когда США, сплотив западные страны против китайских технологий, начали противодействовать влиянию КНР в Персидском заливе. Однако переход от Трампа к Байдену состоялся. Это дало столицам Персидского залива некоторое пространство для маневра - помимо обмена сообщениями в Твиттере между послом США и посольством КНР в Кувейте - для решения вопроса о 5G и рассмотрения более широких проблем, связанных с будущей китайско-американской холодной войной.

Хотя Вашингтон, вероятно, сохранит значительное присутствие в регионе Персидского залива, некоторая корректировка его глобального военного присутствия состоится при администрации Байдена в соответствии с его новыми стратегическими потребностями - особенно его растущим вниманием к Индо-Тихоокеанскому региону. Более того, переход от Трампа к Байдену не означает перезагрузки американо-китайских отношений. Двупартийный консенсус в отношении проблемы КНР растет, а также наблюдается взаимная поддержка многих связанных с этим политик, проводимых администрацией Трампа. Соревнование между великими державами, особенно с КНР, будет главной линзой, через которую США будут оценивать свои союзы в каждом регионе мира.

После своей президентской кампании Байден выступал за проведение саммита демократий, чтобы противостоять успехам авторитарных режимов, таких как КНР. Лидеры Персидского залива опасаются, что новый альянс Вашингтона будет ограничиваться не только демократическими странами. Скорее они беспокоятся, что в конечном итоге распространяются на более широкий круг стран в попытке изменить баланс сил в пользу США. Страны Персидского залива, вероятно, не решались бы стать частью возглавляемого США альянса против Китая. Наряду с очевидными экономическими последствиями такой шаг повлияет на стратегические расчеты в регионе. Вера в окончательный подъем КНР широко распространена в Персидском заливе, несмотря на стремления США, и Пекин вполне может наказать страны, которые находятся на стороне Вашингтона, пытаясь преградить ему путь.

Учитывая немедленную потребность в гарантиях безопасности США против ИРИ и его ставленников, у стран ССАГПЗ не будет возможности маневрировать и дистанцироваться от американо-китайской холодной войны. Столицы стран Персидского залива могут попытаться найти золотую середину между США и КНР, если США будут оказывать постоянное давление на региональных сателлитов с целью заблокировать или запретить Huawei доступ к их сетям 5G. Персидский залив может последовать французской модели, введя фактический запрет на продление лицензий Huawei на оборудование. Такой шаг также запретит телекоммуникационным компаниям приобретать новую технологию Huawei и в конечном итоге создаст график для постепенного удаления существующих продуктов Huawei.

Однако в Персидском заливе опасаются, что такой шаг спровоцирует Пекин на принудительный ответ, аналогичный продолжающейся китайско-австралийской торговой войне. Некоторые даже опасаются, что угроза неофициального запрета на Huawei может представлять достаточно стимул для Пекина, чтобы изменить свою стратегию в Персидском заливе, что вынудит его уйти из ИРИ в пользу более стратегических отношений с заливом, за нефть.

Страны Персидского залива понимают, что в конечном итоге им необходимо усилить свою стратегическую автономию. Они не могут быть принуждены выбирать чью-либо сторону в долгосрочном геостратегическом соревновании между США и КНР. Чтобы достичь желаемой автономии, Персидскому заливу можнт сосредоточиться на наращивании собственного военного потенциала, чтобы он мог противостоять своим соперникам - в основном ИРИ и, в меньшей степени, Турции - и диверсифицировать свои союзы за пределами США, включая Великобританию, Франция, РФ, Индия, Греция и Израиль. Достижение стратегической автономии потребует многих лет и значительных ресурсов, но это будет необходимостью перед лицом меняющейся геополитической динамики в регионе.

Страны Персидского залива опасаются, что холодная война между США и КНР может заставить их выбирать между Вашингтоном и Пекином. Любой выбор, несомненно, будет иметь серьезные последствия для стабильности в регионе. Персидский залив стоит перед выбором между зависимостью безопасности от США и экономической зависимостью от КНР, и у него нет особого желания выбирать между ними. В краткосрочной перспективе региону, вероятно, придется оперативно противодействовать давлению США на сателлитов, чтобы они официально или неофициально запретили Huawei доступ к их сетям 5G. В более долгосрочной перспективе государства Персидского залива могут стремиться к большей стратегической автономии от США; только прокладывая свой собственный путь, они смогут успешно преодолеть грядущую американо-китайскую холодную войну.
Tags: КНР, Китай, Персидский Залив, ССАГПЗ, США
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments