Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

О вызовах, стоящих перед Оманом в ближайшем будущем

Приход к власти нового правителя Хайсама бен Тарека Аль Саида открывает новый период в истории Омана. Вместе с султаном Кабусом ушла 50-ти летняя эпоха, которую без преувеличения можно назвать золотой страницей.



Предыдущий правитель запомнился такими позитивными шагами, как подавление сепаратизма в Дофаре, объединение страны, масштабное реформирование законодательства и изменение некоторых традиций, эффективное использование запасов углеводородов в качестве основного источника доходов, одно из самых стремительных в мире повышений уровня жизни населения, модернизация хозяйственной жизни и строительство инфраструктуры, минимальное вмешательство в региональные конфликты и противоречия, внутренняя стабильность, отсутствие экстремизма и грамотная политика в области религии. Касательно последней напомним о принятой в 1996 г Конституции страны, гарантировавшей свободу вероисповедания в той мере, которая не нарушает общественный порядок, а также о терпимости властей к религиозным свободам. Эти элементы политики рассматриваются экспертами в качестве одной из причин того, что оманское общество менее подвержено влиянию экстремизма, а султанат – одна из немногих стран Ближнего Востока, чьи подданные не были замечены в рядах таких террористических организаций, как ИГИЛ и Аль-Каида.

Следует отметить, что подавляющая часть населения монархии не знает другого правителя, кроме султана Кабуса, который пользовался непререкаемым авторитетом, являлся символом современного благополучия, стабильности, исключительных по эффективности реформ и, в некоторой степени, всей страны. Те же жители, которые помнят времена предшественника Кабуса бен Саида, султана Саида бен Теймура, предпочитают не вспоминать годы его правления, ассоциирующиеся с "беспросветной отсталостью", отсутствием "прогресса" и "нищетой". К примеру, многие объекты столицы и других городов (мечеть, библиотека, центральная улица и др.) назывались именем султана Кабуса еще при его жизни. Оманцы искренне любят рассказывать туристам о масштабных реформах, проведенных мудрым султаном, в отличие от его отца, "не делавшего ничего", о поездках монарха по стране для проведения личных бесед с представителями разных слоев общества, которые он осуществлял в первые годы правления, о любви султана к своему народу и т.д. Ушедший монарх воспринимался значительной частью общественности Омана как безупречный лидер. На наш взгляд, смена руководителей может повлечь деформацию идеологической политики страны, которая была неизменной на протяжении десятилетий, последствия чего могут быть непредсказуемыми и неоднозначными для общества.

Авторитет покойного султана во многом определил и то, что население, как сообщается, спокойно отнеслось к решению о назначении новым правителем Хайсама бен Тарека, которое было принято на основании письменного волеизъявления покойного Кабуса бен Саида.

Хайсам бен Тарек имеет опыт работы на высоких должностях в правительстве более 30 лет, в том числе 16 лет во внешнеполитическом ведомстве. На протяжении последних лет он отвечал за реализацию государственной стратегии "Oman Vision 2040", цель которой – проведение масштабных реформ, направленных на диверсификацию экономического развития монархии.

При этом новый султан, в отличие от своего предшественника, пока не заслужил столь высокой степени доверия и уважения в глазах населения страны, не имеет аналогичных заслуг перед монархией и не может в одночасье стать "отцом нации". Он является для широких масс скорее обычным чиновником, хотя и членом правящей династии. На практике это будет означать отсутствие покрова неприкосновенности, безупречности и непререкаемого авторитета. В случае же несоответствия некоторым ожиданиям оманцев от новых властей, особенно в экономической политике, сформировавшаяся система взаимодействия между органами власти и общественности может быть подвергнута проверке на прочность, а население может начать требовать более резких перемен. Кроме того, Хайсам бен Тарек в прошлые годы был тесно связан с проектом по строительству нового современного города Madina al-Azraq ("Голубой город"), который был воспринят частью общественности как провальное и дорогостоящее мероприятие. Не исключено, что этот момент биографии еще проявится.

Помимо вероятного кризиса, связанного с выбором нового правителя страны, угроза которого пока полностью не снята, в качестве опасности указывается и возможное ослабление системы отношений между регионами, кланами, племенами, созданной в период правления Кабуса бен Саида. Исключать такой сценарий нельзя, но и преувеличивать его вероятность по одной только причине ухода монарха как авторитетного лидера тоже не стоит. Сложившиеся отношения между правящей династией и представителями элиты Дофара, Низвы, Мусандама и других регионов страны, а также лидерами влиятельных племен существуют десятилетия, в течение которых они уже проверялись на прочность. При этом наивно полагать, что при наличии острых разногласий с политикой властей ситуацию могла сдержать только фигура немолодого султана. Кроме того, оманское общество, как отмечалось выше, менее склонно к экстремизму и воинственности по сравнению с некоторыми другими государствами региона, а живой пример трагедий, развернувшихся в Йемене, САР или Бахрейне, способны остудить подобные порывы.

Вместе с тем, ключевым фактором, который обеспечивает доверие населения султану, дисциплинированность, отсутствие революционных настроений в обществе и стремлений к сепаратизму, является достойный уровень жизни граждан, получаемый ими в обмен на лояльность. И здесь дальнейшие перспективы не столь однозначны.

Как отмечает телеканал Al Jazeera, выбор в качестве преемника султана Хайсама бен Тарека во многом связан с его опытом в проведении экономических реформ, призван успокоить бизнес-сообщество, для которого он является знакомой и авторитетной фигурой, а также население, ожидающее улучшений в экономической жизни. По мнению обозревателей, для многих это решение было неожиданным, так как выбор должен был пасть на Асаада бен Тарека Аль Саида, занимающего пост заместителя премьер-министра и обладающего внушительным опытом в военном управлении и международной дипломатии. Таким образом, власть продемонстрировала исполнение волеизъявления покойного Кабуса бен Саид, завещавшего сосредоточить усилия на экономической политике, нежели на иных сферах.

Экономические проблемы в стране в значительной степени соответствуют тенденциям, сложившимся в регионе ССАГПЗ. К ним относятся низкий уровень диверсификации экономики, чрезмерная зависимость от нефтегазового сектора и мировых цен на энергоносители, высокие темпы роста внутреннего энергопотребления, безработица и усугубляющаяся проблема трудовой миграции, рост внешнего долга и истощение резервов, низкий уровень развития индустрии и агропромышленного комплекса и т.д. В 2019 г несколько авторитетных рейтинговых агентств снизили свои оценки Омана в вопросах инвестиционной привлекательности и ухудшили прогнозы по росту экономики. Понижение цен на нефть в 2014 г имело неблагоприятные последствия для султаната. В этих условиях значительная часть населения, особенно молодежь, испытывает небезосновательное чувство беспокойства за экономическое будущее, осознавая недостаточные темпы реформирования и высокую уязвимость страны в сложившихся условиях. А проблема безработицы и низких заработных плат указывались в числе основных причин антиправительственных демонстраций, которые вспыхнули в султанате в 2011 г. Хотя власти ответили на эти волнения инвестициями в создание новых рабочих мест в государственном секторе и различными выплатами гражданам, подобные меры являлись лишь временным решением проблемы. Примечательно, что в 2017 г демонстрации вновь повторились, на этот раз они были связаны с недовольством повышения цен на некоторые виды топлива для внутренних потребителей. Вероятно, по причине угрозы роста оппозиционных настроений власти отложили ввод налога на добавленную стоимость до 2021 г.

Обострение упомянутых проблем вызвано вовсе не отсутствием желания властей реформировать экономику, а скорее ограниченными возможностями и недостаточным потенциалом страны. В числе основных направлений диверсификации – развитие туризма, агропромышленного комплекса, обрабатывающей и добывающей промышленности, транспорта (особенно морского и авиационного), расширение кооперации со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, ИРИ и Катаром, процесс "оманизации" рабочих кадров и другие. Все эти направления были затронуты последовательной экономической политикой властей. Так, процесс "оманизации" был запущен еще в конце 1980-х гг., но многие цели в этом направлении не были достигнуты. С целью развития индустрии масштабные средства инвестированы в проекты, расположенные в городе Дукм, в декабре 2019 г проведена частичная приватизация электроэнергетического сектора, принят закон, стимулирующий развитие горнодобывающей промышленности. И одним из главных руководителей этих процессов до последнего времени был Хайсам бен Тарек. Несмотря на некоторые успехи, упомянутые шаги не воспринимаются широкой общественностью как эффективные и исчерпывающие. Иными словами, значительная часть населения султаната ожидает от нового правителя того, чего ему не удалось сделать в предыдущие годы, хотя никаких ощутимых препятствий для этих процессов ушедший султан Кабус не создавал.

Хайсам бен Тарек в своем первом выступлении в качестве султана уделил больше внимания внешней политике, пообещав поддерживать дружественные отношения со всеми партнерами в соответствии с традицией Омана. При этом вопросы экономического развития, которые более актуальны для населения страны, он упомянул вскользь, ограничившись намерением углублять взаимодействие с арабскими странами и призывом к гражданам работать вместе на благо процветания родины. Возможно, что высказывание о намерении продолжить курс предыдущего султана в этой сфере вызовет непонимание со стороны общественности, а обещание провести масштабные и эффективные реформы будет трудно выполнимым в сложившихся условиях.

Что касается внешней политики, то пока нужно воздержаться от оценок возможных шагов со стороны нового правителя: слишком динамично развивается обстановка в регионе, изменения которой могут по-разному соответствовать интересам страны. Вероятность того, что партнеры Маската будут пытаться склонить новые власти на свою сторону в таких вопросах, как сотрудничество с ИРИ и Катаром, политика в отношении Йемена и некоторых других, велика. Добавим только, что в условиях нарастающих экономических проблем руководство Омана может рассмотреть возможности получения помощи со стороны некоторых соседних монархий Аравийского полуострова, экономическая обстановка в которых более благоприятная. Это может отразиться и на внешней политике страны.

Таким образом, Султанат Оман вступает в новую эпоху, которая характеризуется не только новым правителем, но и изменяющейся военно-политической обстановкой в регионе и экономической ситуацией в стране. Очевидно, что последняя требует проведения реформ, масштабы которых должны быть существенно шире, а эффективность — выше по сравнению с периодом правления султана Кабуса. Это — основная и наиболее сложная задача для Хайсама бен Тарека, а его способность решить ее в значительной степени определит будущее страны и оценку роли его личности в истории Омана.
Tags: Оман
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment