Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

О рисках противостояния между США и ИРИ для арабских государств Персидского залива

Саудовская Аравия не намерена вступать в переговоры с Ираном до тех пор, пока тот не признает опасность своих действий для стабильности в регионе. Об этом заявил саудовский министр иностранных дел Фейсал бен Фархан аль Сауд. "Мы держим двери открытыми для диалога со всеми странами, включая Иран, — сказал он в ответ на вопрос о возможности контактов с Тегераном. — Однако диалог с Ираном будет контрпродуктивным до тех пор, пока он даже не пытается признать, что его действия — это фактор дестабилизации региона".



"Напряженность в регионе нарастала еще раньше в результате нападения на американское посольство в Багдаде и ракетных обстрелов баз, где размещаются войска США", — подчеркнул министр. Ранее Саудовская Аравия осудила ракетные удары Ирана по военным объектам в Ираке и призвала все стороны к сдержанности во избежание эскалации ситуации в регионе. Об этом говорится в распространенном заявлении МИД королевства. "В связи с последними событиями в Ираке и ударами Ирана по двум иракским военным базам, где находятся силы международной антитеррористической коалиции для борьбы с ИГИЛ, Королевство Саудовская Аравия осуждает эти нападения и нарушение суверенитета Ирака", — приводит саудовское агентство САП заявление внешнеполитического ведомства. — Вновь призываем все стороны к сдержанности во избежание обострения ситуации вокруг Ирака и во всем регионе». В этой связи обратим внимание на то, что все эти реплики со стороны саудовского руководства не были поддержаны фактически ни одним государством Персидского залива.

В этой связи американские эксперты констатируют, что государства-члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) безусловно уязвимы перед экономическим побочным ущербом в случае дальнейшей эскалации отношений между США и Ираном, что стимулирует их собственные усилия по деэскалации ситуации в Персидском заливе. Восприятие назревающего регионального конфликта чревато рисками, сдерживающими иностранные инвестиции, туризм и рабочую силу экспатриантов, что жизненно важно для государств ССАГПЗ в рамках попыток диверсификации своих экономик, основанных в основном на добычи и экспорте нефти. Риск прямых военных нападений, однако, будет смягчен желанием Ирана также укрепить связи с соседними государствами Персидского залива в рамках его более активного стремления отдалить регион от США.

По мере того как конфронтация между США и Ираном накаляется, соседи Ирана по региону оценивают риски, с которыми они могут столкнуться в случае серьезной эскалации. Но если такая эскалация произойдет снова, по спирали или продлится дальше, Персидский залив рискует все больше восприниматься как опасная деловая среда, что может иметь долгосрочные экономические последствия для членов ССАГПЗ. При этом эти страны ССАГПЗ практически не контролируют региональную стратегию Вашингтона, даже когда это ставит под угрозу их физическую безопасность, о чем свидетельствует иранский удар по нефтяным объектам Саудовской Аравии. Таким образом, страхи перед очередной американо-иранской конфронтацией и экономическим ударом заставят их задуматься о собственных усилиях по деэскалации ситуации в Персидском заливе.

Арабские государства Персидского залива опасаются углубления гегемонии Ирана на Ближнем Востоке и, как правило, поддерживают усилия США по сдерживанию регионального влияния Тегерана. Но они готовы активно поддерживать такую позицию США только до определенного предела, то есть до того момента, пока дальнейшая эскалация отношений между Вашингтоном и Тегераном не поставит под угрозу экономическое будущее и физическую безопасность их стран. Для арабских государств Персидского залива наиболее вероятным последствием эскалации напряженности между США и Ираном являются долгосрочные экономические последствия, вызванные повышенным восприятием риска возникновения прямо вооруженного конфликта в регионе. Региональные судоходные и авиационные отрасли столкнулись с временными негативными последствиями последней по времени эскалации отношений между Ираном и США. Для компаний, которые специализируются на страховании судоходства, премии за "военный риск" выросли за последние годы. Полеты в воздушное пространство Ирака и Ирана, которые были отменены на фоне хаоса и инцидента с украинским лайнером, также возобновились. Но постоянные запреты на полеты могут привести к длительным экономическим сбоям, особенно в регионе, который сильно зависит от международного авиасообщения. И украинский международный рейс, который был сбит 8 января 2020 г, тем не менее отражает серьезный риск, который эскалация все еще представляет для авиационного сектора региона. Что касается жизненно важных энергетических отраслей стран ССАГПЗ, то недавние столкновения между Ираном и США вызвали лишь временные колебания цен на нефть. Но серьезная атака на инфраструктуру, которая может сразу и резко вывести большой объем сырой нефти с мирового рынка, может оказать более долгосрочное влияние на ценообразование.

С учетом того, что уровень напряженности между США и Ираном останется высокой, страны ССАГПЗ также будут сталкиваться в долгосрочной перспективе с потерей инвестиционной привлекательности региона Персидского залива, что может подорвать их планы экономической диверсификации в долгосрочной перспективе. Чтобы смягчить удар в рамках неизбежного экономического спада в предстоящем десятилетии, все страны ССАГПЗ в той или иной степени пытаются уменьшить свою зависимость от экспорта нефти и газа и доли иностранной рабочей силы на своих рынках. Саудовская Аравия, например, из всех сил продвигает зарождающуюся туристическую индустрию и приветствует привлечение к этой отрасли международного бизнеса. Но опасения еще одной американо-иранской конфронтации на фоне "дела Хашогги" однозначно осложнят способность Эр-Рияда сделать это, особенно если это повлияет на критические нефтегазовые доходы, необходимые для финансирования его планов диверсификации. Длительная враждебность между США и Ираном также может помешать туристам, инвесторам в недвижимость и бизнес-посетителям посещать мероприятия в ОАЭ и значительно затруднит Кувейту, Оману и Катару привлечение столь необходимой иностранной рабочей силы.

Менее вероятным, но более высоким риском воздействия является возможность физических атак со стороны самого Ирана или его региональных прокси. В маловероятном случае серьезной эскалации, при которой Иран нанесет удар по американским целям по всему региону, все страны Персидского залива окажутся под угрозой крупномасштабного удара, учитывая, что каждая из них размещает американские военные базы и силы в пределах своих границ. Однако некоторые из арабских государств Персидского залива с большей вероятностью окажутся под прицелом Ирана, чем другие. Саудовская Аравия и Бахрейн, в частности, имеют традиционно более враждебные отношения с Тегераном и, таким образом, наиболее подвержены риску физического нападения на их критическую инфраструктуру, включая нефтяные и опреснительные установки. Гораздо более прагматичные связи Омана, Катара и Кувейта с Ираном, напротив, делают их гораздо менее подверженными физическому нападению. ОАЭ находятся где-то посередине, и их федеральное правительство в Абу-Даби более настроено против Ирана, чем некоторые региональные правительства по всей остальной стране.

В этой связи нужно поправить американских экспертов, поскольку ОАЭ сразу же после истории с атаками на нефтяные танкера в прошлом году очень оперативно сделали практически шаги по снижению уровня своей напряженности с Тегераном. В том числе и путем быстрого заключения соглашения о пограничном сотрудничестве. К тому же, несмотря на все американские санкции, через ОАЭ продолжаются осуществляться операции по контрабандной доставке в Иран товаров широкого потребления, Эмираты остаются крупнейшим потребителем древесного угля, контрабанду которого курируют те же иранцы, а банки ОАЭ продолжают участвовать в очень сомнительных операциях с иранскими авуарами. Стоит отметить, что некоторые иранские прокси-группы также представляют собой устойчивые угрозы безопасности для государств ССАГПЗ. Поддерживаемые Ираном повстанцы-хоуситы регулярно совершают нападения вблизи саудовской границы в Йемене. Но возобновление американо-иранской напряженности может также побудить хоуситов еще больше укрепить свои отношения с Тегераном и начать сопротивляться некоторым усилиям Эр-Рияда по прямому диалогу с повстанческой группировкой, тем самым затягивая йеменский конфликт в еще больший тупик в то время, когда Саудовская Аравия лихорадочно ищет выход из ситуации.

Важным аспектом сложившейся ситуации остается факт того, что с учетом всех этих рисков арабские страны Персидского залива не могут влиять или контролировать антииранскую стратегию Вашингтона. Таким образом, чтобы свести к минимуму последний по времени эпизод эскалации, Саудовская Аравия и ОАЭ пошли по стопам Омана и Кувейта, пытаясь деэскалировать напряженность (в случае Эр-Рияда, косвенно связавшись с Ираном через Багдад; интересно, что, судя по вышеприведенным репликам мининдел КСА, американцы убийством Сулеймани такой диалог фактически заблокировали). Со своей стороны, Иран пытается уравновесить санкционное давление США, с одной стороны, и защитить свои стратегические отношения с региональными акторами и союзниками — с другой. Одной из главных целей Тегерана является снижение общей степени американского влияния в регионе Персидского залива путем вытеснения американских войск с военных баз на Аравийском полуострове. Сразу скажем, что эта стратегия никакого практического результата не принесет. Но для этого Ирану прежде всего необходимо дистанцировать своих соседей от Вашингтона путем прямого диалога, что может ограничить его готовность непосредственно наносить удары по целям ССАГПЗ в будущем. Этот период американо-иранской враждебности и последующие региональные риски подпитывают зарождающийся сдвиг во взаимоотношениях между государствами Персидского залива и США с течением времени. Без возможности влиять или формировать действия США, которые могут иметь такие серьезные экономические последствия и последствия для безопасности, доверие государств ССАГПЗ к США может со временем ухудшиться. В ближайшей перспективе США могут также увеличить свои требования в рамках ужесточения позиции государств ССАГПЗ в отношении Ирана, повышая риск для США. Но, вынуждая арабские страны Персидского залива следовать их политики в отношении Ирана без всяких колебаний, не давая им права голоса в своих действиях против Ирана, Вашингтон рискует лишь усугубить региональную нестабильность вместо того, чтобы ослабить ее. В этой связи рискнем не согласимся с такими выводами американских экспертов. КСА и другие страны ССАГПЗ (за исключением Катара и Омана) с разной степенью активности будут поддерживать антииранский тренд Вашингтона, при этом отдавая себе отчет в том, что США является единственным на сегодня гарантом их безопасности в рамках сдерживания иранской экспансии.
Tags: Иран, США. ИРИ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment