Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

О внешней политике Султаната Оман в новых условиях

Султан Кабус бен Саид Аль Саид ушел из жизни 10 января 2020 г в возрасте 79 лет. Он правил страной около полувека — с 1970 г. В этой связи восшествие на престол султана Хайтама бен Тарика Аль Саида, должно было демонстрировать преемственность этого курса. "Мы продолжим следовать тем же курсом, который избрал покойный султан", — сказал султан Хайтам в своей инаугурационной речи, на следующий день после смерти его предшественника, султана Кабуса.



Пока все стабильно. Как бы то ни было, у Хайтама будут проблемы с продолжением прежней линии региональной политики Маската. Кабус был последним представителем особой породы арабских лидеров Персидского залива, чье правление соединяло бедность донефтяной эры и богатство постнефтяного бума. После взятия власти у своего отца в результате дворцового переворота в 1970 г, 29-летний Кабус стал у руля государства, но не нации. В тот момент Оман был неразвит и разделен, едва выйдя из статуса колонии Великобритании. Южный Йемен стремился экспортировать революцию через активное восстание в мухафазе Дофар; его арабские собратья по Персидскому заливу в зарождающихся ОАЭ и Саудовской Аравии претендовали на часть оманской территории. Последователи свергнутого оманского имама Галиба Альхинаи, ранее независимого религиозно-политического авторитета, роптали на Маскат после того, как правительство поддержало британское завоевание внутренних регионов в 1950-х гг. Несмотря на все это, Кабус нашел формулу, которая работала. Чтобы отбиться от конкурентов и сохранить внешнюю политику Омана в значительной степени независимой, он сделал Оман полезным для больших и малых держав, от США и Соединенного Королевства до Ирана и Израиля. Он эффективно распределил ограниченное энергетическое богатство Омана среди ключевых племен, деревень и деловых кругов, создав широкую сеть сторонников, лояльных к его прямым подачкам, полагаясь на них и свои силы безопасности, чтобы держать оманскую политику в стабильном состоянии. Стратегия Кабуса не была полностью идеальной: его ровные и особые отношения с Ираном часто раздражали его арабских партнеров в Абу-Даби и Эр-Рияде. Его важнейший альянс (и последующие соглашения о базировании войск) с США теоретически держали Оман в перекрестье прицелов иранских ракет в случае начале серьезного регионального конфликта (нет т к Оман будет последней страной в регионе, которая может подвергнуться атаке со стороны Ирана). При этом создавая устойчивую систему распределения национальных благ между различными племенными кланами, что с одной стороны давало устойчивость его режиму; Кабус таким образом породил и культивировал глубокую коррупцию, которая начнет все более негативно влиять на экономическую ситуацию с учетом наступления новой постуглеводородной эры развития. И хотя его монополизация оманской политики, возможно, свела к минимуму инакомыслие, она не устранила его: во время "арабской весны" молодые оманцы вышли на улицы, требуя от султана новых условиях социального контракта. Наследие этих несовершенных стратегий — это то, что предстоит решать новому султану Хайтаму. В этой связи для начала отметим, что в принципе вопрос престолонаследия был решен согласно рекомендациям самого Кабуса. Еще пять лет назад он разработал эту схему, на фоне первого серьезного ухудшения своего здоровья, находясь при этом в одном из немецких госпиталей.

Эта схема включала с себя следующий алгоритм: в течение трех дней после его смерти семейный совет должен собраться и выбрать преемника из трех кандидатов, которых султан назвал в тайном завещании. Согласно дипломатическим источникам в Маскате, кандидатами были вице-премьер Фахд бен Махмуд Аль Саид, Шехаб бен Тарек Аль Саид, председатель совета по научным исследованиям и Хайтам бен Тарек Аль Саид, министр культуры и наследия. Если на заседании Семейного совета не будет достигнуто согласия, предусматривалось, что Совет обороны, Консультативный совет (Меджлис аль-Шура) и Государственный совет (Меджлис аль-Дуули) должны будут встретиться для назначения преемника Кабуса. Такого сценария удалось избежать прежде всего в силу солидарной позиции в отношении кандидатуры нового султана генерала Султана бен Мухаммеда аль-Наамани, официально занимающим пост министра канцелярии султана и главы государственный службы безопасности, и министра иностранных дел Юсуф бен Алави бен Абдуллы, который собственно в последние годы и был основным архитектором внешней политики Омана. Собственно именно он и является основным посредником во всех тайных консультациях с Тегераном, как со стороны коллективного Запада, так и стран ССАГПЗ. В свое время Юсуф бен Алави также сыграл решающую роль в первом раунде переговоров в Женеве в 2013 г в рамках подготовки сделки СВПД. Он успешно позиционировал себя в качестве главного посредника в последовательных раундах переговоров между США и Ираном. Султан Кабус полностью доверял Юсуфу бен Алави. Бывший революционер, который был послом Омана в Бейруте в начале 1970-х гг, Алави был частью дипломатического внутреннего круга султана в течение почти 40 лет, и является министром иностранных дел с 1997 г.

Перед новым султаном Омана на сегодня стоит основная задача в рамках привлечения иностранных инвестиций. Новый лидер Омана сталкивается с множеством проблем за рубежом — начиная с саудовцев и заканчивая выстраиванием своих отношений с ОАЭ. Кббус держал их на расстоянии вытянутой руки, при этом идя на сближение с США и стремясь всячески предотвратить влияние своих могущественных соседей по Заливу внутри своих границ. Хайтам, скорее всего сохранит этот курс в рамках сближения с США, в том числе и в рамках активизации отношений с Израилем в качестве залога поддержки со стороны Вашингтона, с учетом продолжения своей миссии посредника в ходе развития "деликатной дипломатии" США в регионе. При этом основными инвесторами Омана остаются КСА и ОАЭ, и Хайтам должен будет найти способ обеспечить их лояльность. Его роль посредника также возрастает с учетом роста конфронтации между США и Ираном. На нескольких оманских базах размещены американские войска, которые будут считаться потенциальными целями, если региональные ответные действия Ирана станут достаточно масштабными, а нефтяные танкеры неподалеку от вод Омана уже подверглись нападению со стороны иранских сил. В этой связи остаются открытыми вопросы. Может ли Хайтам повторить ловкий баланс Кабуса и сохранить Оман полезным для всех и угрозой для всех? Или он решит, что должен изменить тактику, сблизиться с США или Ираном и изменить дипломатическую стратегию страны, чтобы предотвратить втягивание Омана в войну? Как Хайтам поступит дома, чтобы занять место отца нации? Чтобы компенсировать социальное давление, возможно, он рассмотрит либерализацию внутренней политики, что было однозначным табу при Кабусе. Или, возможно, он последует по стопам своих саудовских и эмиратских соседей и начнет "репрессии" против инакомыслящих. У него априори будет меньше наличных денег, чтобы раздавать их племенам в рамках покупки их лояльности. При этом инвестиции стран ССАГПЗ уже начинают жестко увязываться с необходимостью принятие Маскатом их правил игры в отношении иранского и йеменского досье. В частности, в период подготовки последнего по времени соглашения по Йемену (соглашение Джидды) Абу-Даби и Эр-Рияд высказали ряд претензий к деятельности Маската в качестве посредника. Обе эти столицы открыто заявляли, что новый султан Омана займет более справедливую позицию в региональных делах, в частности в Йемене, и не будет так тесно придерживаться позиции Ирана, как это, как считается, делает генерал Султан бен Мухаммед аль-Наамани. Эр-Рияд считает, что аль-Наамани находится в тесной орите влияния Тегерана. Саудовцы несколько раз резко конфликтовали на эту тему с Маскатом в прошлом. Последний раз в январе прошлого года. Отношения между Эр-Риядом и Маскатом ухудшились тогда, когда саудовские и лояльные им йеменские силы перехватили шесть зарегистрированных в Омане грузовиков, перевозивших оружие в Йемен из мухафазы Салала. Эти машины содержали иранские ракеты средней дальности, которые, по убеждению Саудовской Аравии, предназначались для повстанцев-хоуситов. Ракеты были того же типа, что и те, которые регулярно используются для обстрелов территории КСА, и в том числе были использованы для обстрела штаба арабской коалиции в Хамис-Мишаите, во время которого погибло несколько высокопоставленных саудовских военных. Основываясь на информации своего Генерального директората разведки (ГДР), Эр-Рияд считает, что хоусисты используют оманский регион Дофар и небольшие острова в этом р-не в качестве маршрутов и мест хранения иранской военной техники, предназначенной для повстанцев. Аэропорт в Салале, главном городе Дофара, и небольшие острова в этом районе при этом являются основными маршрутами этого экспорта. При этот надо учитывать, что Маскат не полностью контролирует этот регион, который всегда неохотно подчинялся властям. И собственно Кабус старался и не слишком лезть в него с излишними административными указаниями в области безопасности, прекрасно памятуя о восстании в Дофаре в свое время и стараясь поддерживать нынешний баланс сил в стране, который был достигнут в результате общего перемирия с племенами Дофара. После получения этих данных наследный принц и министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман, чей имидж государственного деятеля напрямую зависит от исхода войны в Йемене, пришел ярость (а он, как мы знаем, делает это быстро с непредсказуемыми последствиями для внешней политики королевства) и перед той встрече позвонил эмиру Кувейта, попросив его лично поговорить с султаном Омана Кабусом бен Саидом. Саудовская Аравия считает, что оманские службы безопасности и разведки стали проиранскими и им больше нельзя доверять. При этом саудовская разведка полагает, что генерал Султан бен Мухаммед аль-Наамани осуществлял эту деятельность без согласия тяжело больного султана Кабуса. Сразу нужно отметить, что анализ Эр-Рияда в этой части является ошибочным: начальник оманской разведки является одним из доверенных лиц султана в течение многих лет и, как полагают осведомленные источники, никогда не делает никаких самостоятельных шагов без одобрения Кабуса. При этом, что оманский транзит оружия является традиционным для Йемена, и по нему оружие в страну и обратно шло массовым потоком еще во времена экс-президента А.А.Салеха, и, что очень интересно, традиционно ключевые позиции в нем занимали во все времена именно представители хоуситов. Что же касается участия официальных оманских чиновников в этом бизнесе, то в этом также нет ничего удивительного. Его действительно курирует начальник личной канцелярии Кабуса Султан бен Мухаммед аль-Наамани, который является членом одной из самых известных семей Омана и имеет неофициальный контроль над Службой государственной безопасности и Службой внутренней разведки Омана. При этом оманские спецслужбы давно культивируют свои отношения с самыми разными йеменскими группировками, хотя бы для того, чтобы обеспечивать достаточный режим безопасности совместной границы. При этом, настоять на своей точке зрения по вопросу следования Маскатом отработанной ему в Эр-Рияде линии поведения не получилось. В частности, власти Саудовской Аравии, которые контролируют воздушное пространство Йемена, попытались настоять тогда на том, чтобы самолеты Омана сначала приземлялись в аэропорту Саудовской Аравии для досмотра и проверки личности их пассажиров и грузов, что оманские власти категорически отказались делать. Спецслужбы Омана по-прежнему осуществляют совместный с ОАЭ мониторинг всех операций сил аравийской коалиции в р-не Аль-Махры и в восточной части Хадрамаута, которые прилегают к границе Омана с ОАЭ. В этой связи "умеренность" ОАЭ в отношении обвинений Маската с точки зрения продолжения им экспорта оружия йеменским хоуситам объясняется очень прозаично: а именно планами ОАЭ проложить через Оман альтернативный нефтепровод из Ирана, с чем категорически не согласны в Эр-Рияде. И это является сейчас одним из главных камней преткновения в саудовско-оманских отношениях.

Такие традиционные конфликты теперь являются наследием Кабуса. Покойный султан превратил Оман в главного регионального посредника; в этой связи основной задачей его преемника будет сохранение этой геополитической устойчивости. При этом прежние стратегии султана Кабуса нуждаются в обновлении — и выбор способа их обновления будет одной из первых больших задач султана Хайтама.
Tags: Оман
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments