Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Американские и арабские эксперты об усилении роли КНР на Ближнем Востоке. Часть 2

Об опасности начала "холодной войны" между Китаем и США и ее распространения на регион Ближнего Востока предупреждает и преподаватель и эксперт Джорджтаунского университета Афшин Моулави в статье "Страны Ближнего Востока и Северной Африки пойманы в круг американо-китайского противостояния". По мнению аналитика, ведущие политики двух основных партий США – Республиканской и Демократической имеют абсолютно различные мнения по всем вопросам кроме одного: необходимости американского противостояния Китаю, превращающемуся в ведущую глобальную экономическую державу. Многие страны региона Ближнего Востока и Северной Африки оказались на перекрестке этого противостояния. Причиной тому служит беспокойство США, запрещающих своим союзникам развивать слишком сильные связи с Китаем



Афшин Моулави отмечает: "В то же время перед многими государствами региона уже не стоит выбор: развивать или не развивать связи с Китаем. Поезд давно уже идет в этом направлении. Китай стал ведущим инвестором в страны региона, первым покупателем ближневосточной нефти и главным торговым партнером стран БВ, учитывая, что взаимный товарооборот перевалил за 240 миллиардов долларов». В качестве примера эксперт указывает на экономические отношения Китая и ОАЭ. Порт Джебель Али в Дубае стал крупнейшим хабом распределения китайских товаров, следующих на Ближний Восток, в Африку и Южную Азию. Китайские трейдерские компании, такие как Dragon Mart давно обосновались в Дубае. В то же время Египет, расположенный на пересечении красноморского и средиземноморского регионов, стал перевалочным пунктом из Китая в Африку. Расширяется и энергетическое сотрудничество КНР с государствами региона. По информации Международного энергетического агентства, базирующегося в Париже, спрос на энергоносители в Китае к 2040 г увеличится на 56%, что, по мнению А.Моулави, еще больше усилит китайский аппетит к ближневосточной нефти и газу. Автор отмечает, что КНР не только выступает в роли простого импортера нефти и газа. Китайские компании активно участвуют в разработке нефтегазовых месторождений региона от Абу-Даби до Алжира.

Американский эксперт убежден в том, что рост экономического влияния КНР на Ближнем Востоке потребует и усиления здесь китайского военного присутствия. С 2010 г корабли ВМС КНР несут патрулирование в Аравийском море для защиты судов от сомалийских пиратов, а недавно китайцы создали военно-морскую базу в Джибути, первую военную базу КНР за пределами страны. Афшин Моулави заключает свою статью такими словами: "В этом году исполняется 40 лет со дня установления дипломатических отношений между США и КНР. Вступая в пятую декаду этих отношений, мы сталкиваемся с тем, что они переросли в соперничество сверхдержав. После распада СССР США остались единственной сверхдержавой в однополярном мире. В течение предыдущих сорока лет США позволяли Китаю оперировать в глобальной системе, созданной по американским стандартам. Большая часть мирового могущества в технологиях, геополитике и финансах было тогда сосредоточено в руках США. Сегодня Китай обзавелся собственной финансовой, геополитической и технологической мощью. Мы входим в новую фазу".

С точки зрения проекта "Один пояс, один путь" ключевыми странами региона являются Иран, Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет. Экономические отношения Китая и ОАЭ представляют собой case study, исследованный американскими экспертами. В июле 2019 г крупная китайская компания East Hope Group объявила о намерении инвестировать 10 млрд$ в индустриальную зону Халифа в эмирате Абу-Даби (KIZAD). Инвестирование будет осуществляться в течение 15 лет в три стадии. Оно предполагает строительство в эмирате крупного алюминиевого завода и двух сопутствующих предприятий. Компании East Hope и Emirates Global Aluminum (EGA) являются одними из крупнейших производителей алюминия в мире. Суверенный фонд богатства ОАЭ Mubadala является основным акционером компании EGA. Mubadala вместе с китайскими финансовыми институтами создала инвестиционный фонд для финансирования проектов "Один пояс, один путь" в ОАЭ и КНР.

Торгово-экономическое сотрудничество между двумя странами существенно расширилось за последние годы. Официальный визит в ОАЭ председателя КНР Си Цзиньпина, состоявшийся в июле 2018 г, был призван повысить уровень отношений между государствами до стратегического партнерства. Вскоре после этого правительство ОАЭ назначило президента фонда Mubadala Халдуна бен Мубарака специальным посланником президента ОАЭ в Китае. Взаимный товарооборот двух стран вырос с 17 млрд$ в 2010 г до 60 млрд$ в 2018 г. В Дубае проживает значительная китайская община (более 200 тысяч человек). В этом же городе работают 4 тысячи китайских компаний и компаний, владельцами которых являются граждане КНР. Китайские государственные компании установили постоянное присутствие в свободной экономической зоне Джебель Али (JAFZA), ставшей перевалочным пунктом для транспортировки китайских товаров в другие страны Ближнего Востока и Африки. В 2019 г правитель Дубая шейх Мухаммед бен Рашид аль-Мактум представлял ОАЭ на Форуме "Один пояс, один путь" в Китае, где были подписаны сделки между странами на сумму 3,4 млрд$.

В то же время в последние годы наметилась тенденция к увеличению китайских инвестиций не только в Дубай, но и в другие эмираты, особенно в Абу-Даби. Китайская Корпорация заморского сотрудничества и инвестиций провинции Цзянсу (JOCIC), являющаяся консорциумом пяти компаний, особенно активна на этом направлении. Она в 2017 г создала Китайско-Эмиратскую Строительную компанию сотрудничества для реализации совместных проектов и инвестировала 1,1 млрд$ в порт Халифа. В сентябре 2018 г компания JOCIC провела в Нанкине совместную инвестиционную конференцию с партнерами из ОАЭ (KIZAD), в которой приняли участие 90 правительственных чиновников из ОАЭ и 180 представителей китайских деловых кругов. Одновременно крупнейшая китайская судовладельческая компания COSCO Shipping подписала в 2016 г соглашение сроком на 35 лет с портами Абу-Даби, позволяющее разгрузить зону JAFZA в Дубае. Сделка на 738 млн$ позволит удвоить контейнерные мощности зоны KIZAD.

Таким образом, китайское присутствие и углубляющиеся отношения государств региона с КНР становятся существенным фактором геоэкономики и геополитики Ближнего Востока. С одной стороны, это имеет для стран региона позитивное значение. Китайские инвестиции способствуют развитию и диверсификации ближневосточных экономик, которые все еще носят сырьевой характер.

Одновременно отношения с КНР способствуют диверсификации внешней политики ряда государств региона, что немаловажно в нашу эпоху перехода к многополярному миру. Положительную роль играет и то, что Китай, по крайней мере, пока не вмешивается во внутреннюю политику региональных государств. С другой стороны, некоторые ближневосточные страны, прежде всего, союзники США рискуют попасть в перекрестье китайско-американского противостояния.
Tags: Ближний Восток, КНР, Китай, Персидский Залив
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments