Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Пару слов о султане Омана Хейсаме бен Тарике

Представляется подробнее посмотреть на фигуру султана Омана с точки зрения его бизнес-активности, что позволяет примерно оценить направление политики Маската в рамках его внешнеполитической ориентированности. Как выясняется, финансовая империя нового султана Омана Хайсама бен Тарика, построенная в тени государственных инвестиций султаната, сыграла не последнюю роль в его восшествии на престол. Хайсам бен Тарик, который был приведен к присяге в качестве султана Омана 11 января 2020 г, после смерти своего двоюродного брата Кабуса бен Саида, имеет очень широкий спектр своих десятилетних деловых интересов.



Хайсам бен Тарик, чья политическая карьера включает в себя долгое пребывание на посту министра культуры Омана, а также различные роли в Министерстве иностранных дел, владеет недавно ребрендированной инвестиционной холдинговой компанией Muscat Investment House (Mihoman), основанной в 1992 г под названием Cyclone Company. В 2000-х гг Cyclone возглавила компанию по продаже недвижимости Blue City стоимостью 15 млрд$. Позже компания вступила в конфликт с Aaj Holdings Company BSC, ее бахрейнским совладельцем в этом предприятии, за право собственности на проект, который был почти ликвидирован. В конце концов это предприятие было спасено суверенным инвестиционным фондом Омана (OIF) в 2012 г. Cyclone / Mihoman в настоящее время имеет интересы во множестве секторов, включая 4 Facilities Management Solutions LLC (4FMS), телекоммуникационную компанию Tawasol Telecom, строительную фирму Aktor, финансовую компанию Muscat Financial Services и Еvents company Tiara, которая проводит рекламные мероприятия в рамках содействия деятельности государственной нефтяной компании Омана. Cyclone / Mihoman также утверждает, что владеет англоязычной Times of Oman и другими местными газетами.

Хайсам бен Тарик сейчас также является министром обороны Омана. Он уже имеет значительное присутствие в секторе безопасности, в частности через "Мамун Интернэшнл", дочернюю компанию Cyclone / Mihoman, которая участвует в оманских контрактах в формате ВТС и оборонных закупок. Хайсам также является конечным бенефициарным владельцем "Аль-АСАЛА Интернэшнл", которая продает ВМС Омана технику, а также часы, телефоны и роскошные шахматные наборы. Через свою долю в "Аль-Наурас для развития" новый султан имеет связи с Саифом бен Хашелем аль-Маскари, бизнесменом и бывшим государственным секретарем по туризму и торговле. Аль-Маскари, бывший представитель Омана в ООН, возглавляющий нефтесервисную компанию Composite Pipes Industry (CPI), организатор мероприятий Trifoil и дистрибьютор оборудования Intertech LLC, сделал свою карьеру в тени правящей семьи Аль Саид. Он является основателем Ассоциации дружбы Оман-Швейцария (OSFA) и председателем Al Mahfadha Investments. Как и Хайсам, аль-Маскари также является бывшим председателем Футбольной ассоциации Омана (OFA).

Помимо этого Хайсам бен Тарик владеет контрольным пакетом акций Национальной торговой компании (НТК), конгломерата, занимающегося многими сферами экономики Омана, от рыболовства – через Oman Fishing International, Al Jarjoor Establishment и другие компании – до нефти, через Oman Industrial Development and Power Management Co. НПС также управляет крупнейшей в стране электростанцией "Аль-Манах". Кроме того, Al Madina Development and Supply LLC, дочерняя компания НТК, владеет монопольным правом на изготовление удостоверения личности подданных Омана и всех основных официальных бланков султаната. И вот ровно этот момент вовлеченности нового султана в ключевые отрасли бизнеса Омана, по оценке ряда экспертов, и обеспечили, помимо прочего, ему поддержку в элите Султаната Оман.

При этом ряд экспертов подчеркивают, что не все для султана так безоблачно с точки зрения внутренней конкуренции. Старший брат Хайтама, генерал Асад бен Тарик аль Саид, много лет помогал ему управлять своей промышленной империей. Прошедший обучение в британском Сандхерсте Асад бен Тарик, который также является экспертом по безопасности, вскоре может бросить вызов Хайсаму. Асад бен Тарик долгое время рассматривался как вероятный преемник султана Кабуса, которого он представлял во многих закулисных переговорах лично. Сын Асада бен Тарика, Таймур бен Асад бен Тарик Аль Саид также имел амбиции стать новым султаном, прежде чем Кабус назначил Хайсама своим преемником в своем завещании. Некоторые из влиятельных друзей Асада уже объединились, чтобы сформировать блок в его поддержку с точки зрения амбиций о престолонаследии. Со своей стороны рискнем усомниться в таком сценарии.

В этой связи еще раз нужно напомнить условия завещания покойного султана Кабуса. Еще пять лет назад до своей кончины он лично разработал эту схему, на фоне первого серьезного ухудшения своего здоровья, находясь при этом в одном из немецких госпиталей. Эта схема включала с себя следующий алгоритм: в течение трех дней после его смерти семейный совет должен собраться и выбрать преемника из трех кандидатов, которых султан назвал в тайном завещании. Согласно дипломатическим источникам в Маскате, кандидатами были вице-премьер Фахд бен Махмуд Аль Саид, Шехаб бен Тарик Аль Саид, председатель Совета по научным исследованиям, и Хайсам бен Тарик Аль Саид, министр культуры и наследия. Последний смог получить трон только благодаря солидарной позиции в отношении поддержки своей кандидатуры со стороны генерала Султана бен Мухаммеда аль-Наамани, официально занимающим пост министра канцелярии султана и главы оманской службы безопасности, и министра иностранных дел Юсуфа бен Алави бен Абдуллы, который собственно в последние годы и был основным архитектором внешней политики Омана. Собственно именно он и является основным посредников во всех тайных консультациях с Тегераном, как со стороны коллективного Запада, так и стран ССАГПЗ. В свое время Алави также сыграл решающую роль в первом раунде переговоров в Женеве в 2013 г в рамках подготовки сделки СВПД. Он успешно позиционировал себя в качестве главного посредника в последовательных раундах переговоров между США и Ираном. Султан Кабус полностью доверял Алави. Бывший революционер, который был послом Омана в Бейруте в начале 1970-х гг, Алави был частью дипломатического внутреннего круга султана в течение почти 40 лет, и является министром иностранных дел с 1997 г. Поддержка нового султана со стороны этой влиятельной пары пока дает ему возможность ощущать себя вполне спокойно.
Tags: Оман
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments