Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Новая волна нормализации внешней политики Турции на Ближнем Востоке

В последние несколько недель из Анкары регулярно поступают новости о нормализации отношений со странами, с которыми у Турции в течение некоторого времени были проблемные отношения. Буквально на прошлой неделе появилась информация о приглашении министра энергетики Израиля на Дипломатический форум в Анталии. Это будет первый визит такого рода на высоком уровне с 2018 г, когда между двумя странами разразился очередной дипломатический кризис. В то время президент Эрдоган раскритиковал Израиль за его обращение с демонстрантами, протестующими против признания США Иерусалима столицей Израиля. Не менее удивительным было сообщение о том, что министры иностранных дел Турции и ОАЭ обменялись телефонными звонками. Две страны ведут ожесточенное соперничество, особенно с 2016 г, и войну через посредников. Также появились новости о возможной нормализации отношений между Турцией и Саудовской Аравией. Наконец, отношения Турции с Египтом улучшаются. Кроме того, после кризиса, вызванного критикой Эрдоганом переворота 2013 г, свергнувшего тогдашнего президента Египта Мохамеда Мурси, поддержки Турцией Братьев-мусульман и недавнего стратегического соперничества двух стран в Ливии и конкуренции в восточном Средиземноморье. В целом, отношения между странами, которые сформировали одну из двух осей постарабского восстания на Ближнем Востоке, то есть между Саудовской Аравией, ОАЭ, Египтом и Израилем, с одной стороны, и Турцией и Катаром, с другой. Как можно объяснить этот сдвиг?



Похоже, что отчасти это связано с глобальными и региональными событиями, как фактическими, так и ожидаемыми. Одним из важных факторов стал переход к администрации Байдена в США. Хотя они еще не полностью разработали всеобъемлющую ближневосточную политику, некоторые элементы уже заставили региональные державы приспособиться к новым событиям. Интересно, что хотя в последние 10 лет утверждалось, что Вашингтон уходит с Ближнего Востока, некоторые изменения в политике уже оказывают значительное влияние на регион. США ясно дали понять, что они больше не будут поддерживать интервенцию Саудовской Аравии в Йемене, выразили свое общее желание - в некотором роде - вернуться к ядерной сделке с Ираном и даже призвали Иран и Саудовскую Аравию достичь взаимопонимания в Йемене как мера укрепления доверия.

Тем временем два других внерегиональных игрока, Россия и Китай, увеличивают свое присутствие и роль в регионе. Они также побуждают страны региона ослабить соперничество и ослабить свои позиции в качестве брокеров. Ожидается, что в новой изменяющейся конъюнктуре Иран станет важным игроком, имеющим стратегические преимущества в различных частях Ближнего Востока. Ожидание того, что мы можем вступить в новую фазу кризисных зон после арабского восстания в Ливии, Сирии и Йемене, вынуждает страны региона поддерживать разные каналы связи друг с другом. Таким образом, блок, возглавляемый Саудовской Аравией, снова хочет нормализовать свои отношения с Турцией, чтобы иметь возможность уравновесить Иран.

Со своей стороны, Турция, которая в течение некоторого времени была изолирована на региональном уровне и из-за своей политики оказалась в положении, когда другие государства образовали противодействующие союзы, чтобы уравновесить ее, теперь хочет обратиться к этим странам, чтобы у нее было больше карт. Эта изоляция, особенно в восточном Средиземноморье, может дорого обойтись Анкаре. Турция, похоже, готова поговорить с Грецией и подписать сделки с Египтом и Израилем в восточном Средиземноморье и добивалась включения в региональные форумы. Таким образом, у всех региональных игроков, включая Турцию, похоже, есть понимание, что пора скорректировать свою политику.

В дополнение к глобальным и региональным изменениям, у стран региона есть также внутренние причины для ослабления своего соперничества и конкуренции с нулевой суммой. Политика, основанная на жесткой силе, прокси-войнах и конфронтации, обходится дорого, и ее трудно поддерживать в долгосрочной перспективе. Это особенно верно с учетом негативных социально-экономических последствий COVID-19 и падения цен на нефть, которые усугубили уже существующие проблемы. Эти негативные социальные последствия справедливы и для Турции, которая переживает экономический кризис, начавшийся в 2018 г и усугубившийся в последнее время.

Несмотря на факторы, подталкивающие страны региона к нормализации, этот процесс может оказаться непростым. Ни один из новых процессов, которые происходят на региональном уровне, не является определенным. Ядерные переговоры Ирана сталкиваются с трудностями, а относительная стабильность и переговоры в кризисных зонах после арабского восстания хрупки. Таким образом, региональная политика может очень легко вернуться к более конкурентному режиму.

Нормализация двусторонних отношений также чревата минными полями. Что касается отношений между Турцией и Египтом, то пока кажется, что две страны готовы предпринять необходимые шаги, чтобы подготовить почву для нормализации. Турция уже обратилась к местным медиа-платформам, связанным с Братьями-мусульманами, с просьбой смягчить критику египетского правительства. Просьба Анкары к египетским СМИ смягчить критику Турции и президента Эрдогана, как сообщается, также была принята Каиром. Но для Египта, который рассматривает "Братья-мусульмане" как проблему безопасности режима, простого смягчения критики будет недостаточно. Правительство Партии справедливости и развития (ПСР), похоже, ведет себя прагматично в этом вопросе и может, наконец, вообще перестать поддерживать эти СМИ, в зависимости от того, как идет процесс нормализации. Тем не менее, этот вопрос можно рассматривать как один из вызовов для двусторонних отношений.

Еще одна проблема, которая может создать проблемы между двумя странами, - это Ливия, где Турция и Египет поддержали разные стороны конфликта. То, что они оба поддерживают переходный процесс Ливии, является позитивным событием. Тем не менее, сам процесс хрупок и может по-прежнему создавать проблемы для двусторонних отношений между Турцией и Египтом.

Точно так же перспективы нормализации отношений между Турцией и Израилем также являются деликатными. Постоянная поддержка Турцией палестинцев и особые отношения ПСР с ХАМАС, наряду с продолжающимся усилением правых израильских сил, представляют собой сложную комбинацию, которая не только делает нормализацию зависимой от израильско-палестинского вопроса, но и весьма хрупкой. Нормализация между Турцией, с одной стороны, и Египтом и Израилем, с другой, особенно уязвима для идеологических вызовов. Несмотря на реалистический поворот во внешней политике Турции с 2016 г, подход правительства ПСР к Египту и Израилю по-прежнему окрашен идеологией.

В общем, как и другие региональные державы, Турция пытается приспособить свою внешнюю политику на Ближнем Востоке и в Северной Африке к фактическим и ожидаемым изменениям в региональной политике и политике внешних держав в регионе, а также к внутренним потребностям. Как и в случае с другими региональными державами, они указывают не на массовые изменения, а скорее на прагматические корректировки. Для подлинного мира и стабильности в регионе все страны региона, включая Турцию, должны перейти на беспроигрышные позиции и сотрудничество. Несмотря на то, что они не указывают на столь радикальные преобразования, сегодняшние усилия по-прежнему являются позитивными в качестве мер укрепления доверия.
Tags: Турция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment