Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Почему Иран не присоединился к FATF?

В стране много раз дебатировался вопрос участия в этой международной структуре, главная задача которой состоит в разработке и реализации политики и стандартов борьбы с финансовыми преступлениями, в частности – отмыванием денег, финансированием терроризма и других подобных угроз мировой финансовой системе. В иранском парламенте, который в октябре 2018 г. был более либеральным по своему составу, чем только что избранный и имеющий подавляющее большинство консерваторов, именно тогда, почти полтора года назад проголосовали за вхождение страны в FATF, одобрив одновременно присоединение к Международной конвенции по борьбе с финансовым обеспечением терроризма как слагаемой членства в FATF. Затем, как принято в ИРИ, документы пошли в Наблюдательный совет, который должен был утвердить решение. Следом настала очередь еще одной фаза – утверждение членства со стороны Совета по определению целесообразности принимаемых решений. Вот тут-то и начались проволочки, так и не приведшие к положительному решению вопроса.



О негативных последствиях неприсоединения Ирана к FATF предупредила вице-президент Ирана по правовым вопросам Л.Джонди, считающая, что в этом случае могут выявиться "неприглядные тайны деятельности банковской системы страны". Вице-президент предупредила и о грозящей Ирану опасности, которая может проявиться уже во второй половине февраля, связанной с тем, что страна может быть внесена в "черный список", и тогда Иран не сможет успешно торговать даже с такими немногими своими нынешними экономическими партнерами как Россия, Китай и Турция, банки которых подвергнутся санкциям из-за торговли с Ираном. По времени это совпадает с тем, что 18 октября 2019 г. руководство FATF в шестой и последний раз предоставило Ирану 4-х месячную отсрочку с тем, чтобы Тегеран присоединился к аффилированной с FATF Конвенцией по борьбе с отмыванием капиталов и финансовой помощью терроризму с тем, чтобы не быть внесенным с "черный список". С достижением даты окончания этой отсрочки FATF требует от стран-членов Группы более серьезным образом относиться к финансовым отношениям с иранскими компаниями. Еще ранее об этом же предупреждал парламентарий Али Мотаххари: он говорил о громадных риска, грозящих Ирану в случае затягивания решения этого важного вопроса Советом по по определению целесообразности принимаемых решений. Причины затягивания решения Мотаххари назвал сугубо "политическими". Коллега Мотаххари по парламенту Абдол-Реза Хашемзайи увидел в невступлении Ирана в FATF из-за противодействия Совета новую опасность втягивания ИРИ в сильнейшую изоляцию, подрыв возможности торговать почти со всем миром, ибо неприсодинение к Целевой группе по финансовым мероприятиям приведет к тому, что возникнут достаточно серьезные помехи перевода финансов по международным операциям.

Как сказал Хашемзайи в интервью СМИ, если Совет по определению целесообразности принимаемых решений думает "о благе народа и исламском благочестии", он должен прекратить бесконечно тянуть время и запустить наконец процесс постепенного вступления в FATF. Противников вступления, однако, было несравненно больше, чем сторонников. В их числе — глава действительно могущественного Совета по определению целесообразности принимаемых решений аятолла Садек Амоли-Лариджани, возглавлявший до недавнего времени судебную систему страны. Вступление в FATF, как полагал аятолла, может навредить безопасности страны. Но самое сильное давление на парламент и Совет с целью не допустить присоединения Ирана к FATF оказывал и оказывает Корпус стражей исламской революции (КСИР). Логика вполне понятна: если Иран станет членом этой международной группы, он не сможет более оказывать финансовую и военную помощь ХАМАС и "Хезбалле". Понятно, что в Иране вряд ли могут пойти на свертывание связей с ХАМАС или "Хезбаллой", как того требует членство в FATF. Более того, при рассмотрении возможности вступления Ирана в FATF депутаты от фракции фундаменталистов пришли к выводу, что устав этой организации входит в явное противоречие с национальными интересами Ирана, ибо никоим образом не стыкуется с "сутью революции и исламского строя". По мнению СМИ ИРИ, у Ирана и FATF, представляющего в большинстве своем Запад, существует разное понимание терроризма; "Если мы присоединимся к этой организации, у нас возникнут противоречия в толковании этого явления, ибо мы придерживаемся понимания иной природы терроризма и террористической деятельности".

И вот итог: FATF включила Иран в "черный список" после того, как истекли все отсрочки и Тегеран не смог уложиться в сроки, установленные Группой для новых участников. Реагируя на такое решение о контроле, Абдолнассер Хеммати, глава Центрального банка Ирана, обесценил действия FATF, заявив, что "он не создаст никаких препятствий для внешней торговли Ирана и стабильности валютных курсов". Однако вопреки лукавству чиновника, валюта отреагировала подобающим образом, и иранский туман опять резво скакнул вниз, преодолев отметку в 15 тысяч за один доллар США. В заявлении FATF, выпущенному в связи с внесением Ирана в "черный список" сказано: "До тех пор, пока Иран не осуществит меры, необходимые для устранения недостатков, выявленных в отношении противодействия финансированию терроризма…, FATF будет по-прежнему обеспокоена риском финансирования терроризма, исходящим из Ирана, и угрозой, которую это представляет для международной финансовой системы".

Насколько же фатально было последнее действие FATF на иранском направлении? По этому поводу высказался в СМИ иранский экс-дипломат Касем Мохабали, заведовавший в свое время Ближневосточным департаментом в МИД ИРИ. Он заявил, что Россия и Китай, считающиеся самыми близкими партнерами Ирана, не посчитали необходимым помешать внесению Ирана в "черный список" из-за неподписания Конвенции по борьбе с отмыванием денег и терроризмом, зная, что такое может принести Ирану изрядные репутационный и экономический ущербы. Для Ирана, считает он, было несомненно важным участие в FATF. Хотя, по сути, для Ирана важно не само участие в этой структуре, а возможность участия в ряде конвенций, требующих соблюдения тех или иных международных стандартов. По мнению отставного иранского дипломата, присутствие его страны в "черном списке" приходится на срок ротационного председательства Китая в FATF, при этом именно эта страна является ближайшим экономическим партнером ИРИ, и она могла помочь ИРИ избежать включения в этот позорный список. Россия же вместо помощи, пишет дипломат, прибегла к ноте своего посольства, потребовавшей от Тегерана безусловного выполнения всех требований FATF. Теперь же внесение Ирана в "черный список", безусловно, негативно скажется на экономическом взаимодействии Ирана с такими его стабильными партнерами как Россия, Китай, Ирак, которые, в соответствии со своим членством в FATF, должны будут выполнять требования этой структуры в своих взаимодействиях с Ираном. Это, считает Касем Мохабали, еще больше усилит кризисную составляющую в позиционировании Ирана в мировом экономическом взаимодействии.

Нужно отметить в этой связи еще один факт. Документы по вступлению в FATF до сих пор находятся на рассмотрении в Совете по определению целесообразности принимаемых решений, где максимальный срок рассмотрения и утверждения документов составляет один год. Такой срок уже миновал, но никакого решения не оглашено. Верховный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи, не раз и с разных позиций высказывавшийся по поводу вступления Ирана в FATF, на нынешнем этапе самоустранился от окончательного решения. Однако на сегодня нельзя констатировать его поддержку вступления в FATF. 20 июня 2019 г. на встрече депутатами Собрания исламского Совета (парламента), Хаменеи отметил, что вступление Ирана в эту международную организацию и подписание соответствующих документов на руку лишь "великим державам" и обслуживает лишь их интересы. "Если независимая страна, коей является Иран, не сделает того, как они хотят, то подвергнется решительным и жестким нападкам". Таким образом, Хаменеи дал понять, что невступление в FATF создаст для его страны определенные риски, затруднив ее позиционирование в современном мире. Однако вряд ли в угоду этому Иран пойдет навстречу Западу. Только что состоявшиеся парламентские выборы с победой исламских консерваторов, демонстрируют дальнейшее укрепление КСИР как главной и могущественнейшей силы, неуклонно противостоящей всем шагам по сближению с Западом. А присоединение к FATF может означать именно это.
Tags: fatf, ИРИ, Иран
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments