Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Размышления об отношениях Турция с НАТО

Главным аргументом в 1952 г в пользу расширения НАТО на Ближний Восток была защита Европы от любой дальнейшей экспансии СССР. Вступлением в НАТО Турция построила всю свою военную структуру на основе механизмов Североатлантического альянса. Юго-восточный фланг НАТО твердо стоял против "советской угрозы" на протяжении холодной войны. Тем не менее, нужно отметить, что отношения Турции с членами НАТО и тогда переживали серьезные кризисы, в частности, во время конфликта на Кипре.



Сегодня существует ряд вопросов, где интересы Турции и НАТО не только не совпадают, но и противоречат друг другу. Вкратце, перечислим эти проблемы;

— напряженность отношений США и Турции, что неминуемым образом отражается на сотрудничестве внутри альянса;
— агрессивная политика Турции в Восточном Средиземноморье на фоне продолжающихся газовых разведывательных работ;
— военные операции Турции в Сирии, которые она не согласовывала с НАТО;
— покупка российских комплексов ПВО С-400;
— периодические угрозы турецкой стороны о закрытии авиабазы НАТО в Инджирлике.

В свете всей этой напряженности турецкие СМИ стали изображать НАТО как главную угрозу безопасности страны. НАТО стала объектом ненависти, обвиняемой в бесчисленных проступках, начиная с организации попытки военного переворота в 2016 г, заканчивая поддержкой курдов в Сирии. Не случайно, что по данным самых последних по времени опросов, имидж НАТО в Турции является худшим среди всех других стран-членов. Согласно исследованию американского Pew Research Center, 53% опрошенных в 16 странах-членах НАТО положительно относятся к НАТО, и менее трети высказывают негативное мнение и большинство из них жители Турции.

Самым главным последствием антиНАТОвской политики Турции у себя в стране, является раскол в рядах ВС, которые исторически считались защитниками светскости и атлантического вектора. На сегодняшний день, евразийское направление в турецкой армии не только набирает обороты, но стремится к доминированию. Приведем лишь один пример: после попытки военного переворота в Турции в 2016 г ВС стали одной из самых главных мишеней проводимой правительством чисток. А именно ВВС Турции подверглись самому большому удару. Более 300 летчиков были уволены из вооруженных сил. Военнослужащим Турции в структуре командования НАТО — всего около 900 офицеров — было приказано вернуться на родину. Около 300–400 офицеров последовали этому призыву и были арестованы по прибытии. Их стали называть "атлантистами".

Нужно отметить, что по сравнению с предыдущими годами, в этом году Турция, так сказать, триумфально отметила годовщину присоединения к Альянсу, и девизом многочисленных мероприятий было "Турция — это НАТО, мы — НАТО". Образно говоря, преобладающий в прошлом году дискурс, в котором НАТО изображалась как оковы, не позволяющие Турции действовать самостоятельно для продвижения своих национальных интересов, уступил повествованию о том, что НАТО является якорем, связывающим Турцию с западным блоком безопасности.

"Сегодня мы с гордостью отмечаем 68-ю годовщину вступления Турции в НАТО. На протяжении 68 лет наша страна успешно защищала границы НАТО и отстаивала ценности и принципы Североатлантического альянса. Мы будем продолжать работать с нашими союзниками в единстве и солидарности". Такой текст опубликовало представительство Турции в НАТО в Твитере в 2020 г

На подобный подход Турции повлияли несколько факторов; ситуация в Ливии и Сирии, в частности, в Идлибе, на фоне все более ухудшающихся турецко-российских отношений. Уже достаточно длительное время турецкие СМИ пестрят заголовками, сколько гражданских погибло в Идлибе в результате "российских авиаударов". Переговорный процесс по Идлибу между РФ и Турцией, с другой стороны не дает результатов. В силу этого, вопрос помощи от НАТО в противовес РФ в Сирии становится все более актуальной.

Тем не менее, судя по риторике Анкары о важности западного блока безопасности и публикациям СМИ и аналитических центров, действия Анкары в отношении НАТО являются результатом затруднительного положения Турции в Идлибе и необходимости противостояния РФ, а не признаком структурной, долгосрочной переориентации.

Кемаьл Инат, обозреватель финансируемой турецким правительством центра SETAV, с целью легитимации возможной вовлеченности НАТО в Идлиб, ссылается на Статью 6 Устава НАТО. "Допустим, что Идлиб не входит в классическую зону обороны НАТО (имеется ввиду Статья 5 о коллективной или индивидуальной самообороне). Соответственно, если турецкие солдаты в Идлибе подвергаются нападению, НАТО не обязуется защищать их. Однако в шестой статье устава четко указано, что если конфликт растет и возникает опасность нападения на Турцию, то другие члены НАТО обязуются защищать ее границы",- пишет он.

Для начало, приведем Статью 6 целиком В целях Статьи 5-й считается, что вооруженное нападение на одну или несколько Договаривающихся сторон включает в себя вооруженное нападение:

1) на территорию любой из Договаривающихся сторон в Европе или Северной Америке, алжирские департаменты Франции 2, территорию Турции или острова, расположенные в Североатлантической зоне севернее Тропика Рака и находящиеся под юрисдикцией какой-либо из Договаривающихся сторон;

2) на вооруженные силы, суда или летательные аппараты какой-либо из Договаривающихся сторон, если эти вооруженные силы, суда или летательные аппараты находились на этих территориях, или над ними, или в другом районе Европы, или над ним, если на них или в нем на момент вступления в силу настоящего Договора размещались оккупационные силы какой-либо из Договаривающихся сторон, или в Средиземном море, или над ним, или в Североатлантической зоне севернее Тропика Рака, или над ней.

Как видим, речь снова идет только о случае вооруженного нападения на члена НАТО и с учетом того, что вероятность прямого нападения Сирии на Турцию слишком мала, то этот довод турецкого политолога является безосновательным.

Помимо этого, Кемаль Инат приводит достаточно интересный пример вмешательства НАТО. Он указывает на конфликт в Косово и отмечает, что "тогда НАТО с целью предотвращения серьезных нарушений "прав человека" действовало без необходимых решений Совета Безопасности ООН и вмешивалась в кризис за пределами классической зоны обороны НАТО. А сейчас кризис в Идлибе серьезнее, чем в Косово",- заключает он.

Очевидно, что Анкара пытается привлечь НАТО, США и европейских тяжеловесов к более активному участию в Идлибе. Но тут возникает вопрос — насколько НАТО способна сдерживать РФ в Идлибе и хочет ли она этого?

Турецкий политолог Метин Гюржан дает такой ответ на вышеупомянутый вопрос: "Достаточно вспомнить случай с Украиной, где сложилась картина как "гигант не может укусить". НАТО вряд ли пойдет на риск вооруженной конфронтации с Россией из-за Идлиба, который она рассматривает как конфликт вне зоны своей деятельности и выходящий за рамки Статьи 5 Устава НАТО". И в конце он добавляет: "НАТО может быстро вернуться к статусу объекта ненависти в Турции, если не выполнит просьбу Анкары о срочной помощи (имеется ввиду дислокацию двух батарей ЗРК на турецко-сирийской границе). Анкаре постоянно нужны враги — реальные или мнимые — чтобы она могла в нужном русле представлять турецкому обществу свои быстрые развороты во внешней политике и последствия своих политических и стратегических просчетов. НАТО возглавляет номинальный список внешних противников, поскольку остается "общим врагом", в вопросе которого правительственные круги и все еще влиятельные антизападное и евразийское лобби в Анкаре могут договариваться и сотрудничать".
Tags: НАТО, Турция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment