Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Американские эксперты о современном состоянии отношений США с Саудовской Аравией. Часть 1

Исследовательский центр Конгресса США выпустил очередной аналитический доклад, посвященный современному состоянию американо-саудовских отношений. В начале доклада американские эксперты дают общий обзор политической системы КСА и перспективы развития американо-саудовских отношений.



Политическая структура и руководство

Саудовская Аравия — монархия, управляемая в соответствии с основным законом 1992 г, и ее правовая система во многом коренится в ханбалитской школе суннитского исламского права, а для его толкования и правоприменения в государственных законах назначаются религиозные судьи. Основной Закон гласит, что страной правят мужчины — потомки основателя королевства, покойного короля Абд аль Азиза ибн Абд аль Рахмана Аль Сауда (он же Ибн Сауд). Назначенный Национальный Совет Шуры в составе 150 членов обеспечивает ограниченный надзор и консультативные функции по некоторым правительственным решениям, а муниципальные советы с назначенными и избранными членами служат своеобразными форумами для участия общественности в местном управлении. Семья Аль Сауд осуществляет единоличный контроль над государственными делами с тех пор, как она смогла завоевать большую часть Аравийского полуострова и основать одноименное королевство в 1930-х гг. Нынешний король Сальман в 2015 и 2017 гг объявил о кардинальных изменениях в законе о престолонаследии. Эти изменения привели к позиционированию сына короля, наследного принца Мухаммеда бен Сальмана в качестве главного и единственного наследного принца. Наследный принц является ведущим представителем поколения внуков основателя королевства, короля Абд аль Азиз ибн Абд аль Рахман Аль Сауд (он же Ибн Сауд), которые сейчас берут на себя ведущую роль в секторе безопасности королевства, политике и экономики. Процесс принятия политических решений в королевстве долгое время отражал процесс формирования консенсуса между закрытой элитой, возглавляемой старшими членами правящей семьи Аль Сауд. За последние годы процесс принятия решений стал более централизованным в рамках принятая решений исключительно Мухаммедом бен Сальманом с явного благословения короля. Члены консервативной партии из числа салафитского суннитского религиозного истеблишмента также долгое время формировали правительственные решения по социальным и религиозным вопросам, а также обсуждали некоторые правовые аспекты. Некоторые представители этого сообщества одобрили быстрые и радикальные изменения в социальной политике с 2015 г, в то время как другие, действующие вне государственных структур, отказались принимать монополию на власть Салмана и были заключены в тюрьму за предполагаемые иностранные коррупционные связи и за противодействие переменам. Эти сдвиги происходят в разгар того, что некоторые наблюдатели назвали "агрессивным националистическим ребрендингом".

Несколько экспертов отметили, что очевидная консолидация руководства, которая произошла с 2015 г, представляет собой отход от моделей и практик семьи Аль Сауда. В 1960-х гг соперничество между сыновьями основателя королевства грозило дестабилизировать обстановку в стране, и тогда саудовские лидеры приняли закрытую, основанную на консенсусе, модель распределения власти и управления государственными делами. Централизация власти с 2015 г, возможно, позволила королю Сальману и его сыну провести внутри страны изменения в некоторых социальных, экономических и фискальных областях, но конкурирующие члены семьи, недовольные религиозные консерваторы и значительная часть населения с ними не согласны.

Роль наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, как ключевого монополиста в рамках формирования политики в области национальной безопасности королевства, привела к очевидной консолидации полномочий по обеспечению безопасности в рамках одного отдельного лица и членов его семьи, что является беспрецедентным в королевстве с момента его основания. Примечательно, что король сменил руководителей ключевых саудовских военных структур и службы внутренней безопасности, одновременно концентрируя полномочия, которые формально были распределены между несколькими органами безопасности в руках одного руководителя Директората государственной безопасности, который подчиняется королю и наследному принцу.

Будучи министром обороны с 2015 г, Салман наметил цели для объединения военно-командной структуры королевства и для увеличения объемов внутреннего производства военной продукции, которые реализуются новым Главным управлением военной промышленности (GAMI) и Управлением военной промышленности (SAMI). Сдвиги во внешней политике Саудовской Аравии в сторону более напористой позиции привели к военным действиям в соседнем Йемене и ряде региональных точек, направленных на противодействие иранской экспансии. Но эта политика привела только к тому, что аравийская коалиция в Йемене развалилась, хуситы выигрывают и вынуждают эмиссаров ООН вести с собой переговоры. Саудовское военная практика в Йемене и связанная с ней критика напрягли связи королевства с некоторыми ключевыми партнерами, включая Соединенные Штаты. Кроме того, очевидные саудовско-эмиратские разногласия по поводу безопасности и политических договоренностей в Южном Йемене усилились в 2019 г, а серия ракетных ударов из Йемена по Саудовской Аравии демонстрируют прямые побочные эффекты от конфликта в рамках уже безопасности самого королевства. В сентябре 2019 г Госдепартамент США предупредил, что региональные акторы, враждебные Саудовской Аравии, проводят разрушительные, а иногда и смертоносные операции и нападения на различные объекты, включая критическую инфраструктуру, военные объекты, аэропорты и энергетические объекты по всей стране, а также суда в Красном море. Эр-Рияд, Янбу, районы в непосредственной близости от Джидды, гражданский аэропорт в Абхе, стали примерами успешного использования хуситами иранских ракет и беспилотников.

14 сентября 2019 г ракетные и беспилотные удары по объектам нефтедобычи Саудовской Аравии в Абкаике и Хураисе подчеркнули уязвимость этой инфраструктуры в королевстве, которая остается критически важным фактором для саудовских государственных финансов и мировых рынков. Быстрые усилия Саудовской Аравии по восстановлению поврежденных объектов продемонстрировали устойчивость страны, но риски потенциального более широкого конфликта были признаны саудовскими лидерами.

Внутри королевства аресты сторонников Исламского государства продолжаются с 2014 г. Филиалы этой группы взяли на себя ответственность за серию смертоносных нападений на силы безопасности КСА и представителей шиитского меньшинства по всей стране. Власти Саудовской Аравии сообщают о срыве запланированных ИГИЛ атак на правительственные объекты в 2017 и 2018 гг. В 2016 г Исламское государство заявило о провале попытки террористов-смертников взорвать здание Генерального консульства США в Джидде. Интересно, что эта активность ИГИЛ стала возрастать именно с 2015 г после прихода к власти короля Салмана и изменения закона о престолонаследии, что надо связывать с отказом части саудовской элиты признавать этот факт. И не случайно лидеры ИГИЛ объявляют войну именно королевской семье и официальным саудовским священнослужителям.

Наследный принц руководил усилиями, якобы направленными на искоренение коррупции среди саудовской элиты, которая включала видных бизнесменов и членов королевской семьи. В конце 2017 г власти заключили в тюрьму десятки богатых людей, в том числе некоторых членов королевской семьи в рамках объявленной антикоррупционной кампании. Часть задержанных была освобождена после достижения нераскрытых финансовых договоренностей с властями, в результате которых, как сообщается, государство получило более 100 млрд$. Некоторые выдающиеся личности, в том числе принц Турки бен Абдулла — сын покойного короля Абдаллы — по сообщениям, до сих содержится в тюрьме, а бывший наследный принц Мухаммед бен Найеф надежно дистанцирован от руководства местной антитеррористической службой и МВД.

Бюрократические изменения и антикоррупционные усилия также способствовали централизации власти и финансового контроля на фоне недовольства среди других членов королевской семьи. Это проявлялось в демонстративных публичных усилиях по подрыву авторитета наследного принца. Баланс сил, интересов и влияния среди подрастающего поколения лидеров в королевской семье относительно непрозрачен и, по-видимому, эволюционирует. Одновременно саудовские лидеры стремились купировать громкие требованиями со стороны молодого населения для улучшения их экономических возможностей, расширения степени их участия в политической жизни и улучшения социальных условий. Королевская семья уравновесила эти усилия своими обязательствами по защите консервативных исламских традиций королевства и акцентированием необходимости отреагировать на многочисленные региональные и внутренние угрозы безопасности. Король и наследный принц провели социальные реформы, которые несколько урезали некоторые государственные полномочия, которыми обладали религиозные консерваторы, ввели новые правила для общественных развлечений, и позволили женщинам участвовать в жизни общества на более равноправной и открытой основе. Эти изменения в социальной и экономической политике — хотя и трансформационные в некоторых отношениях—обострили некоторое внимание к интересам и потенциальным возражениям на эту тему части элиты, включая религиозных консерваторов. Многие молодые саудовцы, как сообщается, приветствовали инициативы наследного принца, в то время как некоторые члены королевской семьи и элиты, выразили различные сомнения и опасения.

Формальные и неформальные ограничения публичного дискурса усложняют усилия Салмана по авторитетному измерению общественного и элитного мнения. Саудовские лидеры не инициировали аналогичных либерализационных изменений в политической системе королевства, включая законы и правила, ограничивающие публичные дебаты, выражение мнений и образование ассоциации. Интенсивный государственный контроль с 2017 г прессы, социальных сетей и других общественных каналов, которые могут быть использованы для выражения несогласия в королевстве, может маскировать (и потенциально усиливать) некоторое недовольство. Законы об уголовной ответственности за критику лидеров и государственной политики остаются в силе, как и закон "О национальной безопасности", который трактует всякое "инакомыслие", как причастность к терроризму и подстрекательство к мятежу. С 2017 г силовиками были задержаны десятки активистов, исламистских деятелей и журналистов; были выдвинуты обвинения против некоторых известных общественных деятелей, в том числе видных священнослужителей, борцов "за права человек и женщин". В настоящее время проводятся 28 судебных процессов над некоторыми обвиняемыми. Высокопоставленные саудовские лидеры заявили о том, что они считают серьезными выдвинутые против них обвинения. Силы безопасности контролируют и жестко ограничивают политическую и социальную активность в сфере внутренней безопасности, которая с середины 1990-х гг определялась постоянными террористическими угрозами и, в меньшей степени, начиная с 2011 г, опасениями возможных беспорядков и экономической стагнации. Отношения между некоторыми представителями шиитского меньшинства (10% -15% населения Саудовской Аравии) и правительством остаются напряженным на фоне периодических локальных столкновений между силами безопасности, демонстрантами и вооруженной молодежью в богатой нефтью Восточной мухафазы. Усилия по улучшению межконфессиональных отношений осложняются антиправительственной деятельностью группировки Исламское государство, шиитским терроризмом, официальной дискриминации и озабоченности правительства по поводу предполагаемых иранских усилий по дестабилизации королевства.

Экономическая реформа, фискальные приоритеты и административные изменения

Саудовские лидеры одновременно управляют амбициозной и политически чувствительной фискальной сферой, выдвигая инициативы по консолидации и экономической трансформации. Высокие цены на мировых рынках нефти и увеличенные доходы от ее экспорта в течение большей части периода с 2005 по 2014 гг, генерировали значительный фискальный профицит, серьезные валютные резервы и низкий уровень официального долга. После 2011 г правительство расширило программы расходования средств на улучшение жилищной и социальной инфраструктуры, повышения заработной платы в государственном секторе, расширения уровня образования и облегчения бремени безработицы. Эти расходы создавали новые фискальные нагрузки, несмотря на то, что доходы государства от продажи нефти сокращались. Саудовские лидеры использовали накопленные финансовые резервы и заемные средства на внутреннем и международном уровнях для финансирования дефицита госрасходов, а в 2015 г приступили к новым инициативам по перестройке экономики королевства и системы государственных финансов. Не нефтяные доходы выросли, но прогнозируется, что они останутся ниже уровня компенсации расходов государственного сектора до 2024 г. Наследный принц Мухаммед бен Салман возглавляет национальную экономику королевства, и, под покровительством своего отца, он курировал изменения в руководстве экономическими и административными органами всего саудовского правительства. Его инициатива "Видение 2030", (Национальный план преобразований и план финансового баланса) направлена на расширение возможности трудоустройства для молодых саудовцев — это 67% из 20 миллионов саудовцев до 35 лет — при одновременном привлечении крупных иностранных инвестиций в новые отрасли и создании новых источников не нефтяных государственных доходов и экономической деятельности частного сектора. Власти ввели некоторые налоги, сократили энергетические субсидии и приняли другие фискальные меры по улучшению состояния государственных финансов королевства, и, в некоторых случаях, предоставление временной финансовой поддержки гражданам для облегчения бремени на уровне домохозяйств.

Публичное предложение акций государственной нефтяной компании Aramco достигло продвинутой стадии, а соответствующие поступления запланированы в пользу государственного Фонда государственных инвестиций (PIF) в рамках расширения ресурсов базы для дополнительных инвестиций в рамках приоритетов Vision 2030. Последние тенденции в мировых ценах на нефть и неопределенность в отношении условий региональной безопасности создают дополнительные проблемы и ограничения. МВФ высоко оценил цели эти реформ, сформулированные в Национальной стратегии развития. Они частично отражают давние рекомендации МВФ по структурным преобразованиям, направленные на стимулирование роста частного сектора и расширение возможностей трудоустройства для молодежи. Но саудовское руководство очевидно столкнулось с трудностями в установлении баланса между этими типами реформы, направленных на сохранение безопасности, социальной стабильности, культурных и религиозных ценностей. Колебания мирового спроса на нефть и рыночных цен являются еще одним фактором, определяющим принятие экономических и фискальных решений. В 2017 г чиновники МВФ заявили, что, по их мнению, у лидеров королевства есть возможности для более постепенной реализации запланированных изменений с целью предоставления гражданам возможности адаптироваться и сохранить фискальные ресурсы для удовлетворения непредвиденных потребностей. В 2018 г МВФ пришел к выводу, что саудовские лидеры добились значительного прогресса в осуществлении своей программы реформ, и подчеркнули, что, по их мнению, королевство должно поддерживать нынешние темпы их осуществления и избегать соблазна увеличить государственные расходы, несмотря на рост цен на нефть с 2017 г. Планы фискальной консолидации саудовского правительства направлены на то, чтобы сбалансировать бюджет королевства к 2023 г, что является корректировкой от предыдущих планов по достижению такого баланса уже к 2020 г. МВФ в прошлом г пришло к выводу, что у королевства существенно меньше фискальных возможностей в будущем, и способность властей сбалансировать бюджет в 2023 г, по-видимому, зависит от относительно оптимистичных предположений о ценах на нефть и предполагаемые ограничения госрасходов, которые не были очевидны в последние годы.

Согласно этому докладу, саудовские власти не согласились с такими прогнозами и обсудили с официальными лицами МВФ целый ряд вариантов реагирования на снижение цен на нефть и восстановления баланса активов и инвестиций. По данным МВФ, саудовские чиновники планируют продолжить государственные стимулирующие расходы в сочетании с административными, правовыми и гражданскими изменениями. Также реорганизованы и объединены несколько важных экономических министерств в стремлении оптимизировать операции, сократить расходы и поддержать осуществление намеченных реформ. Наблюдатели МВФ призвали к дальнейшим запланированным гражданским реформам в сфере обслуживания и заработной платы. Были сокращены зарплаты и премии в государственном секторе.

Права человека, гендерные вопросы и отношения с меньшинствами

Саудовское право предусматривает, что государство защищает "права человека" в соответствии с Исламским шариатом. Саудовский закон не предусматривает свободу собраний, выражения мнений, религии, печати или ассоциаций; скорее правительство строго ограничивает каждую из них. Королевство остается абсолютной монархией, и его подданные не выбирают правительство путем выборов. Политические партии запрещены, как и любые группы, которые считаются оппозиционными правительству. Государственный департамент США отметил факты исчезновений, совершенных государственными органами или от их имени и отмечает, что в то время как Саудовское законодательство запрещает пытки, многочисленные правозащитные организации, Организация Объединенных Наций и независимые третьи стороны отметили многочисленные сообщения о пытках и жестоком обращении с задержанными со стороны представители правоохранительных органов. Специализированный уголовный суд председательствует в судебных процессах над подозреваемыми по делам о терроризме, включая дела о вовлечении лиц, обвиняемых в нарушении ограничений на политическую деятельность и публичное выражение мнений. Это право закреплено в антитеррористических и антикиберпреступных законах, принятых с 2008 г. Комиссия "по правам человека" (КПЧ) отвечает за мониторинг положения в области "прав человека", передачу дел о нарушениях для уголовного расследования, а также взаимодействие с иностранными организации по вопросам, касающимся "прав человека". В то время как саудовские власти создали новое пространство для некоторых социальных и развлекательных мероприятий, они также принял меры по дальнейшему ограничению деятельности групп и отдельных лиц, выступающих за политические изменения и проводивших агитацию от имени лиц, задержанных по политическим мотивам или соображениям безопасности, в том числе защитников прав подозреваемых в терроризме.

Некоторые молодые саудовцы, которые выложили видео в социальных сетях, критикующие правительство и социально-экономические условия в королевстве, также были арестованы. В сентябре 2018 г прокуратура Саудовской Аравии объявила о планах преследовать лиц, производящих или распространяющих контент, который высмеивает, провоцирует или нарушает общественный порядок, религиозные ценности и общественную мораль. Король Сальман, как и покойный король Абдалла, решил ограничить и перераспределить некоторые из обязанностей и полномочий Комиссии по поощрению добродетели и предупреждению коррупции (КПВВ), которую часто называют еще религиозной полиции. В 2016 г правительство лишило КПВВ определенных полномочий по аресту, обязало ее персонал выполнять определенные образовательные стандарты, и поручило им улучшить свое отношение к гражданам. Пока КПВВ продолжает работать, Госдепартамент США сообщает, что имеющиеся данные с конца 2017 г указали на то, что сотрудники комитета были менее заметны после внедрения новых правил. Периодические инциденты с участием сотрудников КПВВ и продвигаемые правительством изменения в правилах, регулирующих социальные вопросы и общественную мораль, продолжают стимулировать соответствующие дискуссии и дебаты среди саудовцев.

В то время как многие саудовцы приняли социальные изменения, внесенные с 2015 г, другие были откровенны в своей критике таких изменений правил, что касается общественной одежды, публичных выступлений и гендерной сегрегации. Некоторые саудовские социальные сети призывали повторно ограничить полномочия КПВВ. Критики достижений королевства в области "прав человека" подчеркивают тот факт, что начиная с 1990-х гг, власти периодически задерживали, штрафовали или арестовывали лиц, связанных с протестами или публичными информационно-пропагандистскими кампаниями. Аресты и публичные наказания правозащитников привлекли повышенное международное внимание к спорным социальным и правозащитным вопросам в последние годы. В феврале 2017 г Human Rights Watch выпустила доклад, в котором она описала действия саудовских властей, как усиленную кампанию против активистов. К ним были отнесены некоторые защитники "прав саудовских женщин", несмотря на признание властями ряда "прав женщин", таких как права на вождение автомобилей, свободно путешествовать или пользоваться меньшими юридическими ограничениями, связанными с опекунством.

Саудовские официальные лица все чаще описывают свои мотивы задержания и расследования, как основанные на озабоченности отношениями этих активистов с иностранными третьими лицами. Саудовские власти в целом отвергают большинство международных призывов к конкретным действиям по делам, связанными с "правами человека", которые они описывают как попытки подрыва суверенитета или судебной системы королевства. Параллельно в прессе отмечаются случаи задержания нескольких религиозных и племенных деятелей, которые критически относятся к правительству или его недавним социальным реформам. В частности, в некоторых случаях саудовские власти обвиняют их в связях с "Братьями-мусульманами", которых КСА, как и некоторые ее региональные партнеры, считаются террористами. Прокуратура Саудовской Аравии объявила о намерении добиваться смертной казни в отношении некоторых из задержанных религиозных деятелей за их причастность к "Международному союзу мусульманских ученых", которое королевство также считает террористической организацией из-за его связи с соседним Катаром. Общественная реакция в королевстве и за его пределами на этот шаг может быть значительной в свете транснационального кризиса, медийной известности, которой уже давно пользуются некоторые из обвиняемых священнослужителей, и обширной глобальной социальной сети их медиа-последователи. Задержание видных активистов и племенных деятелей может иметь последствия для безопасности.

Вопросы прав женщин

Многие вопросы "прав женщин" в Саудовской Аравии остаются предметом внутренних и международных дискуссий. Саудовские женщины уже давно сталкиваются с всеобъемлющими ограничениями на поездки, работу и "независимое" взаимодействие с государственными бюрократиями. Недавние изменения в политике удалили некоторые из официальных ограничений, хотя в других областях правила мужской опеки продолжают применяться и, неофициальная социальная и семейная практика продолжает ограничивать социальные и личные возможности автономии некоторых женщин. Самый последний (2018 г.) доклад Госдепартамента США о "правах человека" в Саудовской Аравии отмечает, что женщины по-прежнему сталкиваются со значительной дискриминацией по закону и обычаям, и многие остаются неосведомленными о своих "правах". В докладе говорится, что, несмотря на существования условий в дискриминации по признаку пола, что исключает женщин из многих аспектов общественной жизни, женщины медленно и все чаще участвовали в политической жизни, хотя и в невыгодном положении. Покойный король Абдалла признал "право женщин" голосовать и выдвигать свои кандидатуры в 2015 г на выборах в муниципальный совет. Он также расширил состав Национального Совета Шуры, включив в него 30 женщин.

В декабре 2015 г состоялись третьи общенациональные выборы в муниципальные советы. Власти расширили выборный состав советов до двух третей для проведения выборов и понизив возраст регистрации избирателей с 21 года до 18 лет. При этом власти не стали выдвигать квоты на кандидатов женского пола или списки предпочтений. Женщины получили 21 из 2106 мест, а министр по делам муниципалитетов назначали на эти места еще 17 женщин в рамках своей квоты. Последующие изменения в социальной политике в отношении гендерного взаимодействия в обществе может улучшить способность кандидатов-женщин проводить предвыборные кампании в будущем. В апреле 2017 г король Сальман приказал правительственным учреждениям пересмотреть правила опеки, которые ограничивали доступ женщин к государственным услугам, и устранить те из них, которые не имеют основы в исламе. В сентябре 2017 г правительство поручило министерствам подготовить нормативные акты по признанию прав женщин на вождение автомобиля, а с июня 2018 г саудовские женщины начали водить автомобиль с одобрения государства. В августе 2019 г правительство объявило о поправках к нормативным актам, гражданскому статусу и трудовому законодательству, позволяющие саудовским женщинам получать проездные документы; подтверждающие гражданский статус при общении с правительством; дающее им право на работу без разрешения опекуна. Эти ходы, в то время спорные в королевстве, предполагают, что управляемые, ограниченные политические и социальные реформы, связанные с гендерными вопросами, являются возможными. Тем не менее, осуществленные и предложенные изменения сопровождались арестом некоторых из самых известных женщин-активисток. Саудовские власти утверждают, что задержанные имеют, по их мнению, неуместные или незаконные связи с иностранными организациями.

Международная религиозная свобода

Саудовская Аравия была объявлена Госдепом США с 2004 г страной, вызывающей особую озабоченность в соответствии с международным религиозным кодексом и Законом "О свободе 1998 года" (P. L. 105-292, с поправками и 22 U. S. C. Ch. 73), в связи с тем, что там наблюдались "особенно серьезные нарушения свободы вероисповедания". 18 декабря 2019 г Госдепартамент возобновил эту процедуру, при этом отказавшись от сопутствующих санкций, как это требуется в областях важных национальных интересов государства. Саудовское законодательство не предусматривает свободы вероисповедания. Официальной религией страны является ислам, а также Коран и Сунна служат основополагающими правовыми источниками страны. В ноябре 2017 г власти пересмотрели закон о борьбе с терроризмом, чтобы криминализировать пропаганду атеистических идеологий в любой форме, любые попытки поставить под сомнение основы ислама, публикации, которые противоречат положениям ислама и другие акты, считающиеся противоречащими шариату, включая неисламское публичное богослужение, публичное проявление неисламских религиозных символов, обращений мусульманина в другую религию и обращение не мусульманина в свою веру. Саудовская Аравия является страной уровня 3 в соответствии с законом "О защите жертв торговли людьми" (TVPA, 22 U. S. C. Ч. 78), что указывает на то, что правительство США считает королевство страной, правительство которой не полностью соответствует минимальным стандартам TVPA и не прилагает для этого значительных усилий. В октябре 2019 г Трамп частично отказался от применения санкций TVPA к Саудовской Аравии, чтобы разрешить продажу американской оборонной продукции в Саудовскую Аравию в рамках продолжения программы иностранных военных продаж.

Вопросы шиитского меньшинства

Шиитские общины мусульманского меньшинства Саудовской Аравии исторически сталкивались с дискриминацией и проявлениями периодического насилия, хотя пропагандистская деятельность со стороны государственных органов и попытки интеграции и инклюзии шиитов несколько улучшила межобщинные отношения. Начиная с 2014 г, теракты против шиитских меньшинств, волнения низкого уровня в некоторых шиитских общинах в богатых нефтью районах Восточной мухафазы, а также небольшие протесты студентов и семей политзаключенных создают напряженность для порядка и стабильности. Саудовские власти продолжают публиковать список молодых шиитов, разыскиваемых в связи с протестами и столкновениями с силами безопасности в Восточной мухафазы. Эти столкновения усилились после казни в 2016 г авторитетного шиитского священнослужителя Нимра аль-Нимра: тогда в результате поджогов общественных зданий и обстрелов погибли и получили ранения саудовские силовики. Нимру аль-Нимру было предъявлено обвинение в подстрекательстве к государственной измене и предполагаемой причастности к лицам, ответственным за нападения на силы безопасности.

В мае 2017 г саудовские силы безопасности участвовали в перестрелке с вооруженными лицами в родной деревне Нимра аль-Нимра Аль-Авамия, и один саудовский солдат был тогда убит. Взрывы и перестрелки периодически происходили вокруг Аль-Авамии и Катифа с середины 2017 г и в них гибли саудовские сотрудники сил безопасности. Эти события привели к разрушению ряда объектов инфраструктуры и жилых домов в районе Аль-Авамии в августе 2017 г. Все они были отстроены заново при поддержке правительства в феврале 2019 г.

В соответствии с этой политикой саудовские суды вынесли ряд решений по сокращению сроков тюремного заключения и отмену запрета на поездки для шиитских протестующих и активистов, обвиняемых в участии в протестах и нападениях на сотрудников сил безопасности в течение последних нескольких лет. Несмотря на это, в апреле 2019 г власти Саудовской Аравии казнили 33 человека, осужденных за участие в шиитских беспорядках, нападениях или шпионаже. В рекомендациях Госдепа говорится, что сотрудникам правительственных структур США запрещены на поездки в Катиф и Аль-Авамию из-за нестабильной оперативной обстановки на фоне перманентных столкновений с местными шиитами.
Tags: КСА, США, Саудовская Аравия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments