Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Что стоит за коррупционным скандалом в Европе, связанным с семьей президента Турции Р.Т.Эрдогана

"Турция не достигла никакого прогресса в сфере борьбы с коррупцией в стране." Об этом говорится в ежегодном докладе Еврокомиссии по отношениям с Турцией, которая является страной-кандидатом на вступление в состав Евросоюза. "Страна имеет определенный уровень подготовки в борьбе с коррупцией, где не достигнуто никакого прогресса", — отмечается в нем. "Правовые и институциональные рамки нуждаются в дальнейшем согласовании с международными стандартами и по-прежнему позволяют исполнительной власти оказывать неправомерное влияние на расследования и судебное преследование по громким делам о коррупции", — подчеркивает ЕК. "Не было достигнуто никакого прогресса в укреплении подотчетности и транспарентности в работе государственных органов. Для решительной борьбы с коррупцией необходимы широкий межпартийный политический консенсус и твердая политическая воля", — говорится в докладе. — "Турции по-прежнему нужно выполнить почти все рекомендации Совета Европы относительно борьбы с коррупцией. Коррупция по-прежнему широко распространяется во многих областях и продолжает оставаться серьезной проблемой".



По данным из коридоров европейской бюрократии, этот тезис не только сохранится и в актуальной версии этого доклад через месяц, но и вполне возможно — будет еще усилен. Турция была признана официальным кандидатом на вступление в ЕС в декабре 1999 года, сам процесс переговоров о вступлении был запущен в 2005 году, хотя его частично блокировала Республика Кипр, часть территории которой оккупирована турецкими войсками. Эти переговоры были фактически приостановлены в конце 2016 года в связи с массовыми нарушениями "прав человека" в Турции на волне борьбы с оппозицией после неудачной попытки военного переворота в этой стране 15-16 июля 2016 года.

Эти события, а также попытки Анкары шантажировать европейские страны угрозой вновь открыть границы для свободного прохода мигрантов в Европу спровоцировали в течение последних лет целый ряд заявлений ведущих европейских политиков с предложениями отказаться от приема Турции в ЕС. Мотивируя это в том числе и последними по времени материалами расследований о коррупции членов клана президента страны Р.Т.Эрдогана.

На это раз объектом расследований стал Бурак Эрдоган, младший сын президента Реджепа Тайипа Эрдогана, который предпочитает оставаться в тени и лишь изредка появляется на публике. Он, как бы совершенно случайно, оказался в центре внимания многомесячного проекта Европейской сети сотрудничества в расследованиях, который стал известен во всем мире как "мальтийские файлы". Эта массированная журналистская работа по расследованию, по существу, обнажила, как маленькая островная страна в Средиземном море стала платформой для людей, вовлеченных в запутанные деловые отношения, чтобы уклониться от уплаты налогов в своих собственных странах. Она также выявила теневые связи между бизнесменами и политиками по всему миру. Из досье было видно, как Бурак вместе со своим дядей Мустафой Эрдоганом и мужем своей тети Зией Ильгеном получил корабль стоимостью в 25 млн$, ничего не заплатив при этом. Члены семьи Эрдогана, получили миллионы долларов от продажи своей компании через налоговую гавань, чтобы уклониться от уплаты налогов, которые в противном случае составили бы миллионы турецких лир. Интересно, что очередная атака на клан турецкого президента активно используется в рамках публичной пропаганды Кемалем Кылычдардоглу, лидером главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), которому явно в данном случае подыгрывают его европейские партнеры.

Из материалов расследования следует, что первая компания семьи Эрдоган в сфере морских перевозок была основана 10 апреля 2006 года под названием Turkuaz. Его учредительный капитал составлял 1 млн TL (751 800$ на день сделки). Сын Р.Т.Эрдогана Бурак, его брат Мустафа и его шурин Зия Ильген — все они имели 25% долю в Turkuaz. Тесть Бурака Эрдогана Осман Кетенчи владел 15% акций, а остальные 10% принадлежали доверенному лицу Эрдогана и его давнему другу Мустафе Гюндогану. Четыре месяца спустя, вероятно, потому, что существовала еще одна морская компания, работающая под тем же названием, Turkuaz был переименован в Bumerz, производное от инициалов основных партнеров. Примерно в то же время штаб-квартира была перенесена в особняк в Эмиргане, элитном квартале Стамбула в районе Сарыер. Особняк принадлежал австрийскому подданному. Он не хотел никому продавать свою собственность и поэтому назначил цену в 1,7 млн TL, что, по его мнению, отпугнуло бы всех потенциальных покупателей. Но это не так. Человек, купивший эту роскошную виллу в пользу Bumerz Limited, был не кто иной, как Сидки Аян, еще один давний знакомый Эрдогана. Аян заслуживает особого упоминания с точки зрения его отношений с Эрдоганом и его семьей. Компания Аяна, Turang Transit, была удостоена второго по величине инвестиционного стимула в истории Турецкой Республики, составив 11,5 млрд TL (5,2 млрд$). Конгломерат Ахмеда Чалыка, Çalık Holding, по-прежнему является лидером с 14,5 млрд TL стимулов от администрации Р.Т.Эрдогана. Как и Аян, Чалык также разделяет общие деловые интересы и фактические партнерские отношения с членами семьи Эрдогана, такими как зять президента Берат Албайрак, который много лет занимал пост генерального директора холдинга Çalık Holding, прежде чем Р.Т.Эрдоган ввел его в свой кабинет министров. Уровень государственной поддержки, предоставленной Аяну, включал в себя освобождение от налога на добавленную стоимость, таможенных пошлин, страховых взносов работников и тому подобное, что обеспечило Аяну более чем достаточную сумму для строительства 1789-километрового турецкого участка трубопровода, который будет транспортировать иранский и туркменский природный газ в Европу. Строительные работы были довольно прибыльными сами по себе, и их передача Аяну без должным образом организованного, открыто проведенного публичного тендера вызвало бурную реакцию. Эрдоган сначала предоставил этот контракт компании Аяна без тендера, но так как он был финансово не в состоянии осуществить этот проект, Эрдоган на этот раз предоставил ему адекватные ресурсы из государственной казны. Но почему он оказал ему такую огромную услугу?

Несколько телефонных разговоров, прослушиваемых в рамках технических этапов наблюдения за печально известными коррупционными расследованиями в декабре 2013 года, связаны с Аяном. В одном из таких телефонных разговоров Р.Т.Эрдоган разговаривал со своим сыном Бураком. который сообщает своему отцу о звонке от Аяна, который сказал, что пока может собрать только 10 млн$ и что он может передать их немедленно. Другая часть скоро будет готова, сообщает сын своему отцу, цитируя Аяна. Но эта информация разозлила Эрдогана, который перебивает своего сына, говоря: "Не бери ее. Он должен принести все, что обещал нам. Если он не собирается этого делать, то в этом нет никакой необходимости". Эрдоган продолжил: "Другие приносят, так почему же он не может сделать то же самое? Что они думают об этом бизнесе? Но не волнуйтесь, они попадут к нам в руки". Слышно, как Бурак говорит: "Хорошо, папа". Этот же самый Аян позже вновь появится в более запутанной паутине отношений с участием Бурака, Мустафы Эрдогана, Зии Ильгена и острова Мэн.

Родственники и доверенное лицо Эрдогана основали еще одну компанию Bumerz Limited на острове Мэн 15 октября 2008 года. Это вызвало критику среди общественности, поскольку люди, столь близкие к премьер-министру страны, практически открыто уклонялись от уплаты налогов. С 1 января 2006 года вступил в силу закон «О налогообложении доходов», полученных в юрисдикциях, известных как налоговые гавани, предусматривающий 30-процентный дополнительный налог на доходы, полученные турецкими гражданами, зарегистрированными в офшорных странах. Компания Bumerz Limited на острове Мэн была компанией с ограниченной ответственностью и капиталом всего в 2 фунта. Из-за мер конфиденциальности на острове фактические акционеры не были раскрыты, но имя Зии Ильгена было внесено в качестве директора в декларацию от 8 марта 2009 года.

Тем не менее, "мальтийские файлы" указывают, что партнерами являются Бурак Эрдоган, Мустафа Эрдоган и Зия Ильген. Всего через два дня после своего основания компания Bumerz Limited приобрела компанию Pal Shipping Trader One Co Ltd, которая была расположена на Мальте, другой налоговой гавани. В открытых источниках нет никаких записей о том, сколько Bumerz Limited заплатила за компанию. Владельцем Рalmal Shipping был азербайджанский миллиардер Мубариз Мансимов, который имел флот из более чем 100 судов в своем стамбульском конгломерате Palmali Group. Мансимов станет турецким гражданином в 2006 году благодаря предложению Эрдогана и увеличит свои инвестиции в Турцию под эгидой преидента. Компания Pal Shipping владела судном под названием "Агдаш", которое тогда оценивалось в 25 млн$. Нефтяной танкер "Агдаш" общей длиной 150 метров и шириной 17,3 метра был построен в России для морского судоходства. Поэтому, когда Bumerz Limited окончательно оформил покупку у Pal Shipping, он автоматически стал и новым владельцем корабля. Отношения между Мансимовым и Эрдоганами в этой сделке лучше всего можно описать словом "запутанные". То, что делает это приобретение трудным для отслеживания, — это лежащая в основе серия сделок внешне несущественных сторон, которые работали, чтобы сделать сделку возможной, влив деньги таким образом, который вряд ли может быть объяснен законами торговли.

Компания Мансимова разместила заказ на танкер в начале 2007 года и обратилась за кредитом в размере 18,4 млн$ в латвийский банк Parex. Корабль был доставлен Мансимову в конце года, но кредит еще не был утвержден. Передав право собственности на танкер в собственность Эрдоганов, Сидки Аян первым делом выплатил около 7 млн$ в качестве аванса. Всего через день после того, как Bumerz Limited приобрела Pal Shipping, Parex Bank решил продлить кредит в размере 18,4 млн$ в пользу Bumerz Limited. Однако семья Эрдогана ничего не заплатила. Семья арендовала танкер в одной из компаний Мансимова в Карибском море на семь лет, и последний пообещал взять на себя все обязательства по выплате основного долга и процентов по кредиту.

Итак, в сухом остатке, семья Эрдогана приобрела нефтяной танкер стоимостью 25 млн$ через компанию Вrass plate, у которой было всего 2 фунта капитала. Мансимов по нераскрытой причине передал право собственности на свой нефтяной танкер компании Эрдогана, замаскированной под приобретение. Аян был вовлечен в этот бизнес, отдав 7 млн$, но ничего не получив взамен. После этого Мансимов решил сдать в аренду только что проданный корабль и начал погашать кредит. В этой непостижимой деловой сделке Мансимов и Аян совместно подарили нефтяной танкер сыну, брату и шурину Эрдогана. Эта щедрость двух бизнесменов, возможно, объясняется большой любовью и восхищением, которые оба бизнесмена испытывали к Эрдогану. Но есть и другое, более рациональное объяснение, которое может быть подкреплено реальными событиями, такими как получение льгот на публичных торгах, стимулов и налоговых льгот, а также облегчение инвестиций путем упрощения бюрократических процедур и тому подобное. Аян снова появился на сцене через два года после этой сделки, 1 августа 2011 года, когда консалтинговая компания зарегистрировала Bellway Limited на острове Мэн. На следующий день состоялось заседание Исполнительного совета, на котором было принято решение о переводе фирмы Аяну. 15 ноября того же года Аян передал Bellway Limited другому человеку по имени Касым Озташ. 5 декабря Bumerz Limited зарегистрировал Озташа вместе с Муратом Теке и Эролом Кочем, также из Bellway Limited, в качестве членов Совета директоров. Этот шаг, по оценке экспертов, может быть истолкован как предварительный шаг к сближению двух компаний и явный сигнал в рамках решения клана Эрдогана официально продать свою компанию Аяну и тем самым минимизировать риски возможных европейских или иных санкций. В любом случае всю эту борьбу компроматов надо видимо расценивать как очень жесткий сигнал турецкому президенту о том, что его попытки шантажировать ЕС очередным витком миграционного кризиса обречены на очень адекватный ответ. Особенно на фоне нынешней пандемии, что просто будет вынуждать жестко закрывать своих границы европейскими странами уже без всякой оглядки на "права человека" и прочие благоглупости. Таким образом, коронавирус сыграл с Эрдоганом плохую шутку: он выбил из его рук один из самых мощных козырей в рамках его торговли с Западом за очередной транш как задачи - минимум, и вхождении Турции в ЕС — как задачи-максимум.
Tags: ЕС, Европа, Турция, Эрдоган
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments