Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Арабские страны в поиске решений по урегулированию конфликтов в «горячих точках» региона

Разногласия по поводу возвращения Сирии в Лигу арабских государств (ЛАГ) сохраняются между арабскими странами. Этот вопрос стал одной из тем обсуждения Совета министров иностранных дел ЛАГ на заседании в Каире. В кулуарах встречи состоялась дискуссия о восстановлении членства Дамаска в Лиге, и страны разошлись в сроках возвращения сирийского правительства. Саудовская Аравия выступает против, Алжир, Ирак, Оман стоят в авангарде позиции за восстановление полноправного членства Сирии в межарабской организации. Членство Сирии в ЛАГ было заморожено в 2011 году. В 2019 году Багдад объявил о намерении подать официальный запрос на возвращение Дамаска в лигу, а генеральный секретарь организации Ахмед Абу аль-Гейт заявил тогда, что время для возвращения Сирии в арабскую систему настало, но сроки будут зависеть от того, как власти страны выполнят выдвигаемые к ним требования. В этой связи нужно отметить, что в условиях нынешней ценовой войны на мировом нефтяном рынке рассчитывать на поддержку КСА в рамках начала процесса возвращения Сирии в члены ЛАГ было бы наивно. В Эр-Рияде противились такому шагу и ранее, а сейчас эта позиция будет только усиливаться. Более того, рискнем предположить, что говорить о реальном процессе возвращения Дамаска можно будет только в случае разгрома или необратимого военного ослабления в Сирии основных оплотов джихадистов. И прежде всего в Идлибе. Попытки начать процесс официального признания легитимности Дамаска другими арабскими странами тесно будет коррелироваться именно с процессом военного прогресса на поле боя, как бы парадоксально это бы и не звучало.



Но в данном случае нас больше интересует иные темы, которые были предметом обсуждения на вышеуказанном собрании глав мининдел стран ЛАГ. На этом министерском заседании по запросу ОАЭ обсуждалась проблема интервенции Турции на арабскую территорию, в частности, Сирию и Ирак, кризисы в Ливии, Йемене и Сирии, вопрос создания международных сил по защите судоходства в Персидском заливе, а также — по просьбе Египта — позиция Эфиопии на переговорах о плотине "Возрождения". Краткий итог заключается в том, что КСА и ОАЭ не смогли добиться необходимой для себя резолюции, которая бы однозначно негативно относилась к планам Эфиопии начать процесс наполнения водохранилища. Но самое главное, что Абу-Даби и Каиру не удалось добить единения арабских рядов применительно к активности турок в Ливии.

Наблюдаются также разногласия в перспективах развития ситуации на палестинском направлении. На каирской встрече состоялась передача полномочий председателя Совета МИД ЛАГ от Ирака к Оману. Глава МИД султаната Юсеф бен Алауи бен Абдалла заявил на заседании, что "арабский регион переживает сейчас деликатный период".

Отметим, что нынешняя попытка Египта и ОАЭ официально зафиксировать общий арабский негативизм по отношению к действиям Турции стало логическим завершением бурной классической и деликатной дипломатии на уровне МИД и спецслужб Каира. Начало такой активности положил еще министр иностранных дел Египта Самех Шукри, который обвинил Турцию в попытках военного вмешательства во внутренние дела Ливии. Соответствующее заявление он тогда сделал на открытии совещания глав МИД шести приграничных с Ливией государств, которое открылось в столице Алжира. "В Ливии нарастает неразбериха и хаос, причиной которых является Турция, стремящаяся у военному вмешательству в эту арабскую страну", — цитирует Шукри новостной портал "Аль-Яум ас-Сабиа".

Египетский министр выступил с резкой критикой в адрес Анкары, по его словам, направляющей боевиков на ливийскую территорию. По убеждению Шукри, конфликт в Ливии не является только политическим. Ситуация в этой стране, как считает глава МИД АРЕ, «непосредственно связана с деятельностью местных террористических группировок, которых поддерживают экстремисты, прибывающие из Сирии.

В связи со сказанным подчеркнем, что последний год Аббас Камель, глава египетской разведки, предпринимал серьезные попытки сплотить арабские режимы против Турции. По данным разведывательных источников в нескольких ближневосточных столицах, Аббас Камель совершил серию визитов в арабские страны. Он надеялся добиться заключения соглашения о безопасности с соответствующими странами, чтобы противостоять растущему влиянию Реджепа Тайипа Эрдогана в регионе, особенно в Ливии. По данным ряда источников, египетские военные были готовы обсудить вопрос о выходе своих сил спецназа из ряда регионов Ливии в обмен на вывод турецких военных и их прокси из страны. Прибытие и дислокация в Ливии боевиков сирийского туркоманского ополчения стало "красным флагом" для спецслужб региона, чем и пытался воспользоваться египтянин. В течение нескольких недель Камель побывал в Хартуме, Алжире и Рабате. В Судане он предложил партнерам по переговорам вариант направления в Ливию еще нескольких сотен суданских боевиков. Речь идет прежде всего о Феццане, где суданцы созидают некое силовое присутствие в рамках ротации регулярных подразделений ЛНА на триполитанский фронт. Но сейчас суданцы, как мы знаем, уже воевали и в Триполи. Но эта идея наращивания своих сил в Ливии большого энтузиазма в Хартуме не встретила.

Одним из итогов этих консультаций стала заметная активизация международной активности Алжира. Алжир с большой обеспокоенностью следит за ситуацией в Ливии. Об этом заявил премьер-министр Алжира Абдельазиз Джеррад, выступая на первом заседании Контактной группы Африканского союза (АС) по Ливии, проходящем в городе Ойо (Республика Конго). Оно было организовано в рамках работы 9-й встречи Высокого комитета АС по Ливии. "Алжир с большой обеспокоенностью следит за ситуацией в Ливии. Алжир настаивает на ответственности Совета Безопасности ООН за установление мира и безопасности в Ливии путем прекращения и иностранного вмешательства", — сказал он. По убеждению Джеррада, "международное сообщество должно создать благоприятный политический климат, чтобы позволить ливийцам собраться вместе и найти внутренние национальные решения кризиса, с которым сталкивается их страна, для обеспечения территориальной целостности Ливии, ее суверенитета, сохранения социальной структуры ливийского народа".

Сразу отметим, что эта попытка сделать АС основным посредником в ливийском досье является солидарное позицией Каира и Алжира, но при этом предыдущая практика использования этой структуры в такого рода региональных миссиях пока большого оптимизма не вызывает. Достаточно вспомнить ситуацию в зоне Сахеля, Сомали или в миротворческих усилиях в Южном Судане.

Вся эта активность Алжира, по оценке экспертов, свидетельствует о том, что Алжир под руководством своего нового президента Абдельмаджида Теббуна, похоже, пришел в себя от динамики развития ситуации в Ливии. В последнее время эта страна отошла на второй план для переживающих внутренние катаклизмы алжирской элиты, но сейчас эта позиция приобретает более внятные контуры, особенно в связи с растущей региональной активностью Анкары. Министр иностранных дел Алжира Сабри Букадум даже встретился с Халифой Хафтаром, который пользуется поддержкой Каира и Абу-Даби, в Бенгази. В рамках своей внешнеполитической активности А.Камель также получил теплый прием в Марокко, власти которого недовольно дружественными отношениями Анкары с запрещенным марокканским исламистским движением "Аль-Адль валь Ихсан" ("Справедливость и духовность"). Однако при этом Камель не посетил Тунис, который считается слишком близким к Анкаре и Дохе. Некоторые источники в этой связи полагают, что Египет в конечном счете стремится создать координационное подразделение, состоящее из представителей разведывательных служб региона, которое отвечало бы за мониторинг ситуации в Ливии. Пока эта идея остается во многом на бумаге.

Не осталось вне внимания египетского руководителя спецслужб и сирийское досье. После завершения своего турне по Северной Африке Аббас Камель пригласил главу Бюро национальной безопасности Сирии Али Мамлюка в Каир. Эта встреча была одной из нескольких, проведенных за последний год, но на этот раз главной темой было выработка единой позиции по отношению к Турции. В данном случае стороны продемонстрировали единство позиций в отношении попыток активности Турции в Ливии и Идлибе. Египетский активизм против Турции также происходит на фоне растущей напряженности в Восточном Средиземноморье из-за шельфовой нефти и нового миграционного кризиса, что дает Каиру хороший шанс с для того, чтобы попытаться заручится поддержкой Брюсселя в рамках своей тайной дипломатии. После своих дипломатических усилий и усилий по координации общей системы безопасности в арабских странах А.Камель, по ряду данных, планирует посетить европейские столицы в попытке найти точки соприкосновения по Турции. И первым пунктом его этого турне должен быть Рим.

Стратегия Каира тесно контролируется финансовыми и стратегическими спонсорами Египта, в частности Объединенными Арабскими Эмиратами. Последние по-прежнему привержены своему крестовому походу против Турции и Катара, которые являются основными международными спонсорами "Братьев-мусульманам". При этом в отношениях между союзниками не все так гладко, как это принято считать. Абу-Даби в это связи очень напряженно следит за очередным разладом среди руководства в египетском разведывательном сообществе. В этой связи Абу-Даби официально сообщил Каиру, что он крайне обеспокоен позицией начальника штаба Аббаса Камеля Ахмеда Шаабана, который открыто обвиняет ОАЭ в невыполнении своих обязательств. Причем эта тенденция в руководстве египетской разведки не появилась только сейчас.

Наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид Аль-Нахайян отдельно останавливался на этой теме во время своей встречи с Абдель Фаттахом ас-Сиси, когда они встретились в Абу-Даби. Но к никаким внятным результатам это, судя по последним раздраженным демаршам ОАЭ, не привела. А суть претензий египтян о невыполнении обязательств касается прежде всего все тех же финансовых вопросов. Если еще проще, то практическое прекращение ОАЭ финансирования племенной дипломатии Хафтара, которая заключается в обыкновенной покупке лояльности местных племен. Собственно это обстоятельство во многом и обеспечило беспроблемный относительно блицкриг сил ЛНА в апреле 2019 года сначала на Феццан, а затем под Триполи. После этого финансовый ручеек истощился, и армия Хафтара плотно завязла под Триполи. Более того, начались постоянные восстания уже вроде бы "купленных" племен в тылу ЛНА. То же самое касается и закупки ОАЭ боеприпасов и оружия для нужд ЛНА. Рискнем предположить, что с учетом последних по времени событий на рынке нефти и общей экономической неопределенности ОАЭ вряд ли пойдут на серьезный рост поставок и финансирования ЛНА, а это будут определять состояние нынешней "странной войны" под Триполи в среднесрочной перспективе, как минимум. Но самое главное это то, что в Ливии появились турецкие военные и туркоманы, что убрало опцию взятия Триполи чисто военным путем в долгий ящик.

Это последнее эмиратовско-египетское напряжение в отношениях произошло как раз перед тем, как назревавший в течение нескольких месяцев кризис в главной разведывательной службе Египта — "Мухабарат ама" - наконец достиг своего апогея. Глава спецслужбы Камель открыто пригрозил уйти в отставку, если сын президента, Махмуд ас-Сиси, не будет дистанцирован от вмешательства в дела его ведомства. И, по некоторым данным, его ультиматум возымел результат. По некоторым данным, президентом рассматривается опция направления своего сына в Москву в качестве военного атташе египетского посольства. Но в данном случае на А.Ф.ас-Сиси подействовали аргументы не только Камеля Аббаса, но и настроения в отношении его сына внутри страны. Прежде всего с точки зрения его жестких методов при подавлении широких протестов, которое сотрясали страну. Тогда они были вызваны "репрессиям" в отношении крупного бизнесмена и оппонента египетского президента Муохаммад Али, которого власти принудили выехать в Испанию. Как тогда утверждали власти, М.Али заключил союз с "Братьями-мусульманами" для свержения египетского лидера. Но пока А.Камель получил от президента определенную автономию в рамках управления своей службой и выработки тактики действий в ходе своей тайной дипломатии. Пока, говоря откровенно, она приносит очень ограниченные результаты, в том числе и по причине сохраняющейся разности интересов стран региона по ливийскому досье и в связи с отвлечением основных их усилий на борьбу с пандемией коронавируса в Африке.
Tags: АРЕ, Арабы, Египет, Мухабарат ама, ССАГПЗ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment