Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Об активизации террористической деятельности "Исламского государства" на севере Мозамбика

Группа боевиков атаковала расположенный на севере Мозамбика город Мосимбоа-да-Прая, который находится недалеко от места, выбранного международными энергетическими компаниями для строительства заводов по сжижению газа. "Боевики напали на город ранним утром и вошли в него", — заявил официальный представитель полиции Орландо Мудумане. По его словам, армейские подразделения проводят операцию по изгнанию боевиков из города. Мосимбоа-да-Прая находится в 60 километрах к югу от района, где создается промышленная инфраструктура по переработке природного газа, крупные месторождения которого обнаружены на шельфе мозамбикской провинции Кабу-Делгаду.





Среди участвующих в проектах в этой части Мозамбика энергетические компании Exxon Mobil и Total. Exxon Mobil готова отложить принятие окончательного решения об инвестировании до 33 млрд$ в проект по производству сжиженного газа в Мозамбике в связи с происходящим падением цен на нефть и природный газ. Расположенный вблизи от границы с Танзанией город Мосимбоа-да-Прая не первый раз подвергается атакам боевиков. Так, в октябре 2017 года он стал объектом нападения исламистов, что положило начало их активным действиям на севере Мозамбика. Для специалистов многое относительно принадлежности действующих в провинции Кабу-Делгаду террористических структур остается пока не вполне очевидным.

Здесь крайне тяжело разделить эту позицию "специалистов" в отношении скептицизма в отношении идеологической принадлежности боевиков. Местные жители считают, что нападения совершают члены возникшей в Сомали в 2007 году группировки "Аш-Шабаб", ячейки которой существуют в соседней Танзании, и в данном случае опираться нужно именно на местных жителей. Ряд аналитиков из ЮАР (и американские эксперты эту точку зрения разделяют) утверждает, что в Кабу-Делгаду действуют структуры "Исламского государства". Активность исламистов, которая впервые проявилась на севере Мозамбика в 2017 году, привела к гибели более 800 человек, еще 100 тыс. вынудила стать беженцами. Эти операции были проведены на фоне резкого увеличения числа нападений в провинции и отражают серьезность угрозы, исходящей от так называемой группы "Центрально-африканской провинции Исламского государства" (ISCAP) в Мозамбике.

Растущая мощь этих боевиков в сочетании с ограничениями правительства Мозамбика и кажущимся отрицанием этой угрозы не предвещают ничего хорошего. По большому счету сбываются предсказания тех аналитиков по безопасности, которые утверждают, что нынешняя пандемия коронавируса дает исламистам приличную фору для их активизации. Отметим, что в свое время президент Мозамбика Филипе Ньюси объявил в стране чрезвычайное положение сроком на один месяц, чтобы не допустить распространения коронавируса. Ньюси сообщил, что вводится ограничение на внутреннее перемещение лиц в любой части страны, разрешена только перевозка необходимых товаров. Президент отметил, что его указ о введении чрезвычайного положения уже направлен в парламент для ратификации в течение суток. "В создавшихся экстремальных обстоятельствах всем необходимо безоговорочно подчиняться властям, которые призваны обеспечить соблюдение чрезвычайного положения", — подчеркнул Ньюси.

К этому нужно добавить, что помимо коронавируса в Мозамбике зафиксирована вспышка холеры, и все это происходит на фоне очень серьезных проблем в экономике и активизации боевиков. Об их идеологической "обертке" можно дискутировать, но суть вопроса заключается в том, что исламский экстремизм в этой стране безусловно имеет этнически-племенную основу, что при этом не отменяет использование боевиками именно идеологических установок ИГИЛ. Причина прозаична — помимо того, что члены этих племен являются мусульманами, надо учитывать и тот простой факт, что идеология ИГИЛ — сугубо националистическая и оптимально подходит для любых форм местного этнического или конфессионального сепаратизма.

В этой связи остановимся поподробнее на некоторых аспектах захвата группами ISCAP город Мокимбоа-де-Прайя, районный центр одноименного округа, в северной мозамбикской провинции Кабо-Дельгадо. Боевики захватили при этом арсеналы оружия мозамбикских военнослужащих, которые просто бежали из города без боя. Захватив оружие, продукты питания и другие припасы, боевики, как сообщается, раздавали горожанам продовольствие и другие награбленные товары, прежде чем уйти перед правительственной контратакой. Это очень важный аспект, который свидетельствует о том, что местное население поддерживает ISCAP. Тот же сценарий был воспроизведен в городе Киссанга, центре одноименного района, примерно в 110 километрах к югу от Мосимбоа-де-Прайя. Группа опубликовала фотографии своих боевиков, стоящих на переднем крыльце сгоревшего здания районного правительства в Квиссанге, вооруженных автоматами китайского производства АК 81 и АК 56, реактивными гранатометами и пулеметами типа АК 80. На фотографии видно, как один из членов группировки держит в руках так называемое знамя Пророка — флаг, обычно используемый "Исламским государством" и его сторонниками. На другой фотографии — около двух десятков вооруженных боевиков позируют в городе. Перед отступлением боевики вновь захватили значительное количество оружия и других припасов. 26 марта группа опубликовала видео, снятое в Квиссанге. В аудиозаписи, повторенной на португальском и арабском языках, говорилось, что группа не признает правящую партию ФРЕЛИМО (сокращенно от Фронта освобождения Мозамбика), и признает только "флаг Бога и Мухаммеда, его единственного посланника". В послании говорилось, что боевики хотят жить по законам шариата, заявляли, что готовы умереть за свое дело, и приглашали иностранных джихадистов приехать в Мозамбик и присоединиться к борьбе.

"Аль-Наба" информационное подразделение "Исламского государства", разместил полустраничную статью об операциях в Мосимбоа-де-Прайя и Киссанга. В "эксклюзивном" сюжете фигурировала фотография, на которой якобы изображены боевики ISCAP в одном из городов. Эта фотография не была опубликована в других социальных сетях, что может указывать на то, что кто-то из группы в Мозамбике находится в прямом контакте с медиа-группой "Исламского государства". Отметим в этой связи также, что ISCAP в течение последнего года не проявляло большую активность, но штурм двух районных центров за два дня и захват большого количества оружия и предметов снабжения представляет собой новую важную веху для этой группы в рамках наращивания ее боевого потенциала. Это обстоятельство предполагает необходимость подвести некоторые итоги ее текущих операций и возможностей.

Прогнозирование и отслеживание траектории возникающих угроз с этого направления имеет важное значение для компаний, правительств и неправительственных организаций, пытающихся понять, как боевики могут повлиять на их деятельность и общую ситуацию в области безопасности в районах, где они действуют. Это касается прежде всего разведки и добычи нефти и газа.

Происхождение ISCAP

В июне 2018 года эта группа впервые появилась как "Ахлу Сунна уа-Джамаа". Ее возникновение было безусловно стимулировано примером и идеологией "Исламского государства". Это нашло свое отражение в том, что главари группы объявили о своей верности "Исламскому государству" в видеоролике в январе 2018 года, но при этом еще не стала официально частью этой группировки в качестве местной "франшизы". Все изменилось в апреле 2019 года, когда эта группировка была официально признана частью "Центральноафриканской провинции Исламского государства" вместе с группой из Демократической Республики Конго, известной как "Союзные демократические силы" (СДС), местной военизированной группировки, которая десятилетиями вела повстанческие действия в Конго и соседней Уганде. Хотя обе эти группы используют название ISCAP с апреля 2019 года, нет никаких признаков того, что эти две группы координируют свои операции. В этой связи американские эксперты исходят из того, что они останутся "независимыми", несмотря на общее название и верность лидеру "Исламского государства" Абу Ибрагиму аль-Хашими аль-Курейши. Обе группы были ранее сепаратистскими и чисто конфессионально-племенными воинствующими структурами, возникшими в ответ исключительно на местные экономические условия и дисбаланс отношений с Центром, и обе они до сих пор очень сосредоточены исключительно на своей соответствующей местной борьбе. При этом, несмотря на одно название и идеологическую парадигму оперативные театры их действий разделены примерно 1600 километрами непроходимых джунглей. В 2017 и 2018 гг деятельность "Ахлу Сунна уа-Джамаа" была очень примитивной. Типичная операция состояла в том, что боевики двигались в небольшую деревню, которая противостояла группе, казнили руководство, крали все, что могли, а затем сжигали дома. Довольно часто группа из дюжины боевиков, как сообщается, имела только несколько автоматов Калашникова на всех, а остальные боевики были вооружены мачете. С тех пор ISCAP постепенно стала лучше вооружаться, благодаря прежде всего рейдам на полицейские участки и засадам на патрули сил безопасности. Это было проиллюстрировано фотографиями боевиков, участвовавших в операциях "Мокимбоа-де-Прайя" и "Киссанга", на которых было видно большое количество винтовок и боеприпасов, захваченных во время этих рейдов. Однако нет никаких признаков того, что оружие доставлялось в Мозамбик с других театров военных действий в Африке или за ее пределами. Также нет внятных доказательств наличиях у боевиков более совершенного вооружения, такого как противотанковые управляемые ракеты или переносные зенитно-ракетные комплексы, хотя ISCAP имеет значительное количество легкого стрелкового оружия.

В течение 2019 года ISCAP становится все более активной. С начала 2020 года ISCAP уже осуществила более 60 нападений, а по данным Организации Объединенных Наций, более 100 000 человек были перемещены в результате деятельности ISCAP в провинции Кабо-Делгаду. Помимо того, что мозамбикское отделение ISCAP лучше вооружено, оно также становится более опытным в повстанческой тактике в рамках приобретения значительного опыта в организации засад и рейдов в городах. Эта прогрессия была продемонстрирована, когда группе удалось захватить районные места, такие как Мокимбоа-де-Прайя и Киссанга, которые ранее считались относительно безопасными от нападения. Несмотря на эти достижения, ISCAP все еще не чувствует себя комфортно, не пытаясь удержать территорию, предпочитая вместо этого использовать типичную тактику удара и отступления. Она также пока не предпринимала попыток атаковать цели за пределами своих основных районов операций. Это, кстати, что указывает именно на племенной характер группы: типичным признаком этого является локальность оперативных театров проводимых операций. На сегодняшний день отсутствуют данные о росте потенциала ISCAP в рамках создания СВУ. Хотя она использовала несколько придорожных самодельных взрывных устройств, ни одно из них не было особенно мощным. При этом нет ни одного случая использования во время атак так называемых "джихад-автомобилей" или использования террористов-смертников, которые являются одним из основных элементов джихадистских операций в Сомали и Нигерии.

Целевой набор группы также изменился с течением времени. В настоящее время она в основном сосредоточена на поражении правительственных целей и целей сил безопасности, а не на гражданских лицах, как это было в 2017 и 2018 гг. Это может свидетельствовать о том, что группа решила придерживаться более «популистского и разумного» подхода, чтобы завоевать поддержку местного "человеческого ландшафта". Распределение захваченного продовольствия и других товаров среди местных жителей в Мосимбоа-де-Прайя и Киссанге это подтверждает это. Кроме того, учитывая количество лидеров и жителей деревень, убитых группой в начале ее кампании, руководство группы может полагать, что оно уже проделало достаточно работы, чтобы "сформировать поле боя", подавив оппозицию среди местных политических и религиозных лидеров и населения, а это означает, что теперь оно может направить основные военные усилия на другие направления и более тщательно работать над созданием базы поддержки среди местного населения.

Это является четким индикатором того, что группа начала следовать стратегии, давно используемой джихадистскими группами в таких местах, как Ирак, Сирия, Пакистан и Сомали, в рамках завоевания лояльности среди местного населения. Такой стратегии способствует крайняя нищета населения в этой провинции, несмотря на ее огромные морские газовые богатства. Жесткая и зачастую неизбирательная реакция правительства на деятельность ISCAP в провинции также играет на это, поскольку она усиливает впечатление среди населения о том, что светское центральное правительство в Мапуту исповедует политику геноцида в отношении местных мусульманских населений. Кроме того, правительственные силы безопасности не очень профессиональны и опытны. Операции по борьбе с повстанцами в местных климатических и ландшафтных условиях чрезвычайно сложны даже для хорошо подготовленных войск. При этом боевые потенциалы групп боевиков значительно превосходят аналогичные возможности местных сил безопасности.

В этой связи американские эксперты отмечают, что, несмотря на прибытие около 200 российских наемников из ЧВК "Вагнер" в Мапуту в сентябре 2019 года в рамках помощи центральному правительству по организации борьбы с ISCAP в Кабо-Дельгадо, после понесенных потерь в октябре и ноябре, они, похоже, дистанцировались от этой деятельности. В этой связи отметим, кстати, что там же действуют и структуры известного американца Э.Принса.

Влияние на энергетическую отрасль

Провинция Кабо-Дельгадо содержит огромные запасы природного газа, и растущая боевая активность ISCAP создает угрозу для будущего текущих проектов по добыче и выводу этого газа на рынок. В то время как сами газовые месторождения находятся на шельфе, компания Anadarko, которая занимается разведкой в этом районе, планирует сделать прибрежный город Пальма крупным экспортным терминалом природного газа. (Сотрудники и подрядчики Anadarko, работающие в этом районе, уже подверглись нападению боевиков ISCAP в феврале 2019 года.) Другие компании, работающие в других блоках, такие как Eni и Exxon Mobil, не планируют создавать береговую инфраструктуру. Энергетические компании обратились к правительству Мозамбика с просьбой направить в северную провинцию подкрепление сил безопасности для охраны их персонала и объектов, но пока неясно, готово ли правительство оказать им дополнительную поддержку. Пока власти большего успеха достигли в рамках информационного блокирования о событиях, происходящих в провинции Кабо-Дельгаду, оказывая жесткое соответствующее давление на журналистов, работников неправительственных организаций, пользователей социальных сетей и многих других наблюдателей, которые считают, что правительство замалчивает потенциальную угрозу, которую представляет сейчас ISCAP. Министр обороны Мозамбика Хайме Нето, например, заявил, что силы обороны и безопасности в Кабо-Дельгаду хорошо оснащены и готовы отразить любую попытку вторжения в любой район провинции, несмотря на события, произошедшие ранее на этой неделе в Мокимбоа-де-Прайя и Киссанге.

Растущая мощь и потенциал ISCAP в сочетании с отказом правительства и отсутствием потенциала могут привести к чрезмерной угрозе для иностранных специалистов и энергетических проектов в Кабо-Дельгадо. Нападения на энергетические объекты имели бы большое значение для местной и международной пропаганды исламистов, что делает их привлекательными целями, равно как и возможность получения вымогательских платежей с компаний, чтобы не проводить такие нападения. Как видно из других примеров на континенте и за его пределами, похищение иностранцев-энергетиков также может оказаться хорошим пропагандистским ходом и прибыльным делом. До сих пор боевики ISCAP в Мозамбике не демонстрировали способность атаковать сильно укрепленные цели, такие как береговые энергетические установки или морские цели. Но эксперты ожидают, что ISCAP усилит свой мониторинг энергетических целей и, возможно, даже проведет некоторые зондирующие атаки по мере роста своей силы и возможностей. Если ISCAP продолжит свою нынешнюю траекторию военной активности, Мозамбик может столкнуться с ситуацией, подобной той, что сложилась в Алжире, где усиленная охрана удаленных энергетических объектов позволяет энергетикам безопасно работать, но требует дополнительных мер безопасности, таких как перелет рабочих на удаленные рабочие места, чтобы избежать их нападения и нападения во время транзита.

Будет ли это осуществлено, будет зависеть от роста потенциала самой ISCAP в Мозамбике и от реакции Мапуту в рамках более справедливого распределения получаемых доходов от экспорта углеводородов с мытными элитами.
Tags: iscap, Африка, ИГИЛ, Ислам, Мозамбик, Терроризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments