Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Оценки ситуации в Афганистане. Часть 1

В связи с выводом войск США с территории Афганистана его будущее кажется менее определенным, чем когда-либо. Следовательно, возникает вопрос, какие перспективы развития ситуации видят соседствующие с ним государства. С 11 сентября 2001 года военное присутствие США в Афганистане стало для Китая неоднозначным вопросом. С одной стороны, Пекин инстинктивно рассматривает американские войска в непосредственной близости от своих границ как серьезную стратегическую угрозу. Однако в то же время Китай считает, что он получил определенную выгоду от безопасности, обеспечиваемой США, особенно в том, что касается ограничения роста и распространения антикитайских террористических групп.



По мнению китайских экспертов, смысл этой дилеммы состоит в том, что Пекин хочет, чтобы США ушли с территории, но сделали это ответственно, не оставляя после себя хаотический вакуум власти, который дестабилизирует регион.

Мирное соглашение, подписанное США и радикальным исламистским движением "Талибан" в Дохе (Катар) 29 февраля 2020 года было встречено в Вашингтоне с официальным оптимизмом. Китай, однако, оказался менее оптимистичным в отношении сделки. Пекин не испытывает глубокого доверия в отношении процесса мирного урегулирования в Афганистане. Вместо этого Китай ожидает, что соглашение, заключенное при посредничестве США, приведет к еще большей нестабильности и что региону в конечном итоге придется искать многосторонние альтернативы, включая миротворческие операции во избежание масштабных потрясений. Стоит отметить, что основным интересом Китая в афганском вопросе является стабильность. Хаос в Афганистане, с точки зрения Пекина, разжигает исламский фундаментализм, который угрожает внутренней безопасности Китая, особенно в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. По этом причине Китай предпочел бы видеть Афганистан государством с внутренней стабильностью и функциональным правительством, которое бы желательно было нейтрально по отношению к другим державам.

Будучи свидетелем трясины, в которую попали Великобритания, СССР и Соединенные Штаты, Китай всегда был убежден, что Афганистан является "кладбищем империй". Традиционно Пекин считал, что ему следует во что бы то ни стало избежать серьезного вмешательства в афганские дела. Общий взгляд Китая на присутствие США в Афганистане представляет собой смесь противоречивых факторов. С одной стороны, Пекин рассматривает вторжение Соединенных Штатов в сердце Евразийского континента как потенциальную возможность использовать растущее влияние Вашингтона на территории для сдерживания Китая.

Пекин считает продолжающуюся войну США с талибами безответственной дестабилизацией страны и разрушением региона. С точки зрения Китая, события 11 сентября 2001 года и последовавшая за этим война в Афганистане способствовали радикализации мусульман в регионе и непосредственно способствовали беспорядкам на северо-западе Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

С другой стороны, китайцы рассматривают американские войны с 11 сентября как лучшее, что могло произойти после окончания холодной войны, а именно как "окно стратегических возможностей", которое дало Пекину десятилетие для того, чтобы нарастить свои силы, пока Вашингтон увязал в боевых действиях на Ближнем Востоке и тратил триллионы долларов в Афганистане и Ираке. В то время как Соединенные Штаты нуждались в номинальной поддержке Китая в войне с террором, Пекин занимался сдерживанием террористической угрозы в Синьцзяне, используя глобальную войну с террором в качестве оправдания своей политики в уйгурском регионе.

Следует обратить внимание и на то, что Афганистан никогда не являлся приоритетным экономическим партнером для Китая. Даже на пике стратегии "Идти вовне" (предшествовавшей крупному инфраструктурному проекту "Один пояс, один путь") немногие китайские компании проявили большой интерес к Афганистану. Исключение составляли компании, участвующие в разработке медного рудника Айнак в 2008 году и в разведке нефти в Амударье в 2011 году. Любая надежда на прибыльные инвестиции в Афганистан быстро испарялась из-за ухудшения ситуации в сфере безопасности, что в конечном итоге привело к остановке всех крупных проектов.

Несмотря на то, что официальная риторика гласит о важности Афганистана как неотъемлемого звена инициативы "Один пояс, один путь", китайские инвестиции в страну были минимальными, составив 2,2 млн$ в 2016 году и всего 400 млн$ за период до 2017 года.

При этом ситуация с соседним Пакистаном обстоит совсем иначе: инвестиции Китая в Пакистан достигли 1,58 млрд$ в 2017–2018 гГ, в результате чего общий объем инвестиций достиг 5,7 млрд$ к концу 2017 года. Застой в экономических отношениях между Пекином и Кабулом связан прежде всего с проблемами в сфере безопасности.

Вывод иностранных войск из Афганистана делает ситуацию еще более неопределенной. До тех пор, пока существует афганский мирный процесс, Пекин четко осознает все риски и опасается потенциального роста уровня насилия. Таким образом, китайские эксперты полагают, что от твердости намерений США в вопросе вывода войск из Афганистана зависит в том числе и формирование китайского внешнеполитического вектора. После выхода американского военного контингента из страны Пекин будет вынужден более энергично инвестировать в мероприятия по поддержанию стабильности, а именно: усилить помощь в сфере развития, наращивания потенциала, а при необходимости оказать и военную поддержку Афганистану. Однако Китай скептически относится к тому, что Соединенные Штаты откажутся от своего присутствия и влияния в Афганистане, учитывая критическое геополитическое положение Афганистана и колоссальные расходы, которые Вашингтон несет с 2001 года.
Tags: Афганистан, КНР, Китай, США
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments