Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Современная иранская историография о Второй Мировой войне

В последние десятилетия в Иране прилагаются активные усилия для переоценки основных событий периода династии Пехлеви с точки зрения идеологических установок исламского режима. Пристальное внимание уделяется переосмыслению политики накануне и в годы Второй мировой войны, которая в совокупном сознании иранского общества воспринимается как ярчайший пример имперских устремлений мировых держав, приведших к оккупации страны. По мнению современных иранских авторов, вся предыдущая литература отражала точку зрения официальной шахской историографии. Описывались лишь события, связанные с оказанием союзниками помощи СССР через территорию Ирана, и взаимоотношения шахских правительств с оккупационными силами. За пределами круга интересов авторов шахского периода остались внутриполитические проблемы, экономическая ситуация. Не давалось оценок влиянию присутствия союзнических войск на дальнейшее социально-политическое развитие страны



Военные годы привлекают внимание современных историков и с точки зрения изучение процессов демократизации в Иране. Большинство исследователей признают этот период началом развития "демократии и свободы" (1941-1953), выразившимся в активизации партийной деятельности - создание Туде, Национального фронта, выходе на политическую арену национально-религиозных групп (Федаяне ислам, группа Кашани) свободе прессы, активизации политической деятельности таких личностей, как Кавам ос-Салтане и Мосаддек.

Большое внимание, уделяемое этому периоду в настоящее время, связано также и с тем, что именно в эти годы начинаются активные контакты Ирана и США, приведшие в последствии к полной зависимости страны от американского империализма. Отмечается, что Реза-шах, предчувствуя втягивание страны в орбиту военных действий, неоднократно обращался с письмами к Ф.Рузвельту и просил его стать гарантом иранского нейтралитета. Некоторых исследователей, рассматривающих политику Реза-шаха, приведшую к "оккупации" страны и его отречению, привлекают параллели в его судьбе и судьбе его сына (Мохаммада Реза), вынужденного покинуть страну в 1979г

В последние годы в Иране появилось много мемуарной литературы. Своими воспоминаниями о той эпохе поделились бывшие государственные деятели, доверенные лица шаха. На основе этих публикаций кто может попробовать воспроизвести обстановку, царившую в Иране в первые часы после начала военной операции союзников, узнать о смятении Реза-шаха, получившего это известие, проследить напряженную борьбу внутри прогерманской и проанглийской партий меджлиса при подготовке Договора 1942г., узнать о надеждах, возлагавшихся иранской стороной на приезд лидеров трех держав. С целью реконструкции событий периода войны в Иране были опубликованы подборки материалов и документов этого периода - "Документы, свидетельствующие о нарушении суверенитета Ирана", подготовленные М. Торкаманом, а также подобранные исследовательским центром МИД "Иранские документы периода Второй мировой войны". Обращает на себя внимание определенная тенденциозность подходов при отборе документов в эти сборники. В них собраны исключительно материалы, касающиеся негативного поведения представителей союзнических держав на территории Ирана в годы войны, однако отсутствуют документы, проливающие свет на позиции и действия центральных и местных властей, армии, парламента или государственных организаций, свидетельствующие о существовании сил, активно поддерживавших как страны оси, так и союзные державы. Представляется, что сообщения представителей местной администрации о кражах, взломах, разрушениях, произведенных английскими или советскими солдатами, составляющими основную массу документов этих изданий, не могут быть положены в основу объективных исторических исследований по этому периоду, хотя, возможно, окажут помощь при воссоздании отдельных деталей, связанных с пребыванием иностранных войск

Среди значимых исследований последних лет, посвященных полностью или в какой-то части рассмотрению событий периода Второй мировой войны, можно назвать следующие:

"Иран и великие державы" Ираджа Зуги, (1989);
"Реза-шах. От отречения до смерти" Сейеда Реза Ниязманда (2007);
"Внешняя политика Ирана в период Пехлеви" Хушанга Махдави (2005);
"Иран. Внешняя политика марионеточного правительства" Алирезы Азганди (1997);
"Стратегическое значение Ирана в годы Второй мировой войны" Хомаюна Эллахи (1983)

Вышеназванные исследователи опираются на широкий круг источников в основном на английском, французском и немецком языках. Часто цитируются записки Р. Булларда - советника посланника Великобритании в Иране в годы войны. Широко используются материалы из архива английского МИДа, открытые в 1972г., и тайных архивов нацистской Германии. Подборка документов из архива МИДа Франции была переведена на персидский язык и включена иранским автором М. Пуршалечи в книгу "Казаки".

Иранские документы почти не привлекаются ввиду отсутствия допуска к секретным архивам, что отмечают сами авторы. Интересен тот факт, что исследователи ссылаются на книги-воспоминания, написанные сестрами Мохаммад Реза-шаха - Ашраф и Шаме Пехлеви

Иранским исследователям недоступны и материалы на русском языке. Политику СССР по отношению к Ирану в годы войны они оценивают, базируясь на иностранных документах и работах европейских и американских авторов, что приводит к определенной тенденциозности суждений и снижает объективность оценок.

Можно говорить о том, что абсолютное большинство современных авторов базируются на националистическо-религиозном (мелли-мазхаби) подходе к оценке этого периода иранской истории. Они критикуют действия шаха и его правительств накануне войны и рассматривают политику и Германии, и Великобритании, и США, и СССР как колонизаторскую. Так, исследователь М. Мохаммади в предисловии к своей работе "Взгляд на внешнюю политику Ирана в период Пехлеви", пишет, что основная цель его работы - "снять маски со всех активных игроков этого периода и показать сущность мировых колонизаторов". Осуждая политику Реза-шаха накануне войны, называя ее "неудачным нейтралитетом", авторы упрекают монарха в недостаточном противодействии мировым державам, а попытки балансирования между Германией, Великобританией, СССР и США расценивают как отказ от опоры на национальные и культурно-религиозные ценности. Подчеркивая, что ввод войск союзников был ничем иным, как оккупацией страны, утверждая, что иранская армия сама могла бы обеспечить безопасность перевозок по ленд-лизу, они заявляют о полном порабощении Ирана в период войны и сильнейшей эксплуатации материальной базы и народа войсками союзников7. Одновременно ими акцентируется внимание на важном стратегическом значении Ирана и его значительной роли как "моста победы" в войне. Однако, несмотря на единство мнений авторов в оценке событий военного периода, можно увидеть различия и даже противоречия в трактовке некоторых фактов, представляющих интерес с точки зрения ответа на вопрос: была ли альтернатива для Ирана?

Анализируя события конца 30-х годов, А. Азганди признает, что, несмотря на то что 2 сентября 1939 г. Иран объявил о нейтралитете, Реза-шах "говорил о необходимости укрепления военной мощи страны и боеготовности и продолжил получать военную технику из Германии, что практически можно рассматривать как нарушение нейтралитета. Такие действия монарха им характеризуются как «неумная политика". Он далее признает, "что сотрудничество иранских военных и лично Реза-шаха с Гитлером вело к милитаризации всех сфер жизни общества. Это был не нейтралитет, а потворничество", и "Реза-шах продолжил прогерманскую политику после 22 июня"

У этого автора есть еще одно утверждение, достаточно интересное для понимания необходимости принятия решения союзниками о вводе войск. Он пишет, что Россия и Англия около двух месяцев вели дружественные переговоры с Ираном с целью получения разрешения на использование коммуникаций и даже были готовы компенсировать Ирану весь ущерб от использования транспортных путей и уплатить аренду за транспортировку товаров по международным тарифам. Однако Реза-шах был тверд, так как считал, что немцы близки к победе, тянул время и упустил все возможности договороиться

В современной иранской историографии существует и такая точка зрения, что Реза-шах был абсолютно не осведомлен о возможном вступлении войск союзников на территорию Ирана, так как премьер-министр А. Мансур и послы Ирана в европейских государствах боялись предоставить ему полную информацию об истинном положении дел

Наблюдаются расхождения и в точках зрения авторов относительно прогерманской ориентации Реза-шаха. Так, М. Мохаммади пишет, что "если принять во внимание утверждение о прогерманской ориентации Реза-шаха, то непонятно, почему после советско-германского пакта он не заключил договора с Германией, не разорвал нефтяное соглашение с Англией, не оказал помощи Гиляни, а тайно предложил Англии напасть совместно на нефтяные промыслы Баку, тем самым, показав, что ради интересов Британии шах был готов втянуть свою страну в войну с СССР"

Существование различных точек зрения при оценке событий связано с традиционной и сохраняющейся и по сей день ориентацией определенной части научно-культурной интеллигенции на Англию или Германию, что позволяет говорить о прогерманской или проанглийской направленности исследователей. Представители прогерманского направления всю вину за втягивание Ирана в войну возлагают на Англию, утверждают, что она способствовала развитию торговых и промышленных связей между Ираном и Германией и даже после начала войны не выражала недовольства по поводу ирано-германского сближения. Англия же способствовала распространению ложной информации о том, что СССР вынашивает агрессивные планы в отношении южного соседа и он готов напасть и расчленить его территорию. Развитие отношений с Германией накануне войны оценивается ими как попытка Реза-шаха установить равновесие во внешнеполитических связях.

Наиболее ярким представителем прогерманского направления среди иранских историографов можно признать Х.Элахи, подготовившего свою работу в Германии и поставившего целью "вскрыть истинные политические и экономические цели политики мировых держав, приведшей к превращению Ирана в поле боя" . Этот автор, широко использующий немецкие и английские архивные материалы, документально подтверждает мало известные факты о том, что в начале 1940 г. военный министр Ирана обратился к британскому военному атташе с предложением о совместном нападении на СССР и бомбардировке нефтяных разработок в Баку, а также о заключении секретного соглашения о сотрудничестве в военной области

Представители проанглийского течения настаивают на существовании значительного прогерманского лобби (две-три тысячи человек) в стране и подготовке профашистского переворота, намеченного на конец августа 1941г

Однако, несмотря на различия в трактовке некоторых сюжетов, большинство исследователей, хотя и признают, что ввод войск "был исключительно стратегической необходимостью", рассматривают его как оккупация или захват страны. Во многих работах бросается в глаза антисоветская направленность, проявляющаяся в отсутствии упоминаний о договоре 1921г. между Советской Россией и Персией, на основании статьи которого Советский Союз и ввел свои войска. Как бы современные иранские историки не относились к этому договору, в те годы все его статьи сохраняли свою законную силу, и он стал юридической базой для ввода советских войск

По мнению большинства историков, ввод войск ознаменовал переломный момент в политической и социальной истории страны. Отречение и высылка из страны Реза-шаха, обещания Мохаммада Реза "соблюдать демократические свободы, закрепленные в Конституции страны, и разрешить деятельность политических партий" открыли возможности для развития "демократических" процессов в стране. Многие авторы отмечают, что в Иране никогда не было такой "свободы", как после ввода войск союзников в Тегеран. Тем не менее, некоторые полагают, что оживление политической деятельности партий коммунистической ориентации, развитие национальных движений, которые характеризуются ими как сепаратистские, активная пропаганда достижений советской культуры, проводившаяся в этот период "создали угрозу иранскому национальному самосознанию"

Авторы убеждены в том, что Советский Союз преследовал экспансионистские цели, разрабатывал "планы долговременного присоединения северных районов и активно вмешивался в жизнь этих провинций." Необходимо отметить, что ряд иранских политологов, занимающихся анализом российско-иранских отношений в настоящее время, видит корни недоверия, а подчас и неприязни к политике современной России в действиях СССР в период Второй мировой войны. В иранском общественном сознании прочно укоренился образ России как колонизатора и агрессора, что, несомненно, связано с пристрастными оценками, даваемыми политике СССР и России в иранской историографии.

Практически все иранские авторы большое место в своих исследованиях отводят анализу Договора 1942г. Подчеркивается, что в период его подготовки (сентябрь - ноябрь 1941г.) каждая из сторон преследовала свои цели. Первоначально иранский парламент, в котором было сильно немецкое влияние, выступил против заключения каких-либо соглашений с союзниками и отказался рассматривать проект, требовал от союзников подтверждения принципов независимости и территориальной целостности страны и обязательств экономического содействия и финансовой помощи. Обсуждение проекта договора продолжалось три месяца. Английская сторона, вводившая войска без какого-либо юридического обоснования, с одной стороны, добивалась легитимизации своего военного присутствия. С другой стороны, не испытывая полного доверия к СССР, опасаясь сохранения присутствия советских войск в Иране, она настаивала на включении в договор статьи о сроках пребывания воинских контингентов. Согласованный всеми сторонами проект был 28 января 1942г. одобрен меджлисом и 29 января подписан представителями Ирана, Великобритании и СССР. СССР и Великобритания заявили об уважении территориальной целостности, суверенитета и политической независимости Ирана и обязались защищать его от любой агрессии со стороны Германии. Иран взял на себя обязательства оказывать всевозможное содействие союзникам для обеспечения транзита между ними. СССР и Англия юридически закрепили за собой право "содержать на иранской территории сухопутные, морские и воздушные силы в таком количестве, в каком они считают необходимыми". В Договоре подчеркивалось, что "наличие войск на иранской территории не представляет собой военной оккупации". Договор закрепил и условия вывода войск. Оценивая этот договор, иранские авторы не усматривают того факта, что его подписание фактически превратило Иран в союзника стран антигитлеровской коалиции, а видят в нем лишь документ, который "второй раз за полвека разделил Иран между Англией и Россией". Другие же полагают, что «этот договор изменил значение находящихся сил с оккупантов на силы, поддерживающие суверенитет и территориальную целостность, и создал основу для изменения внешнеполитического курса Ирана от неудачного нейтралитета до оборонительного союза против держав оси, что помогло ему получить максимальные дивиденды»23. Действия, предпринятые иранскими властями в 1942-1943г. - заявления о стремлении к сотрудничеству с союзниками, решение о присоединении к декларации Объединенных наций и объявление войны Германии, оцениваются в современной историографии как шаги, способствующие достижению Ираном своего достойного места в послевоенном мире. Проводя исторические параллели, Хушанг Махдави полагает, что Иран вынес уроки из ситуации, сложившейся по окончании Первой мировой войны, в ходе которой он также придерживался нейтралитета и не примкнул ни к одному из воюющих блоков. Однако он не сумел оградить свою территорию от превращения в арену боевых действий. Иран как нейтральное государство не был приглашен для участия в мирных послевоенных конференциях, что сильно ударило по престижу страны. На сей раз правительство Ирана попыталось не допустить подобных ошибок. В результате Иран стал членом новой международной структуры

Еще одним успехом иранской дипломатии считается подписание главами трех держав Декларации об Иране на Тегеранской конференции в ноябре 1943г. Иранская сторона одобрительно встретила решение о проведении встречи лидеров "Большой тройки" несмотря на то, что оно было принято без предварительного согласования с ней, так как увидела в ее проведении шанс отстаивать свои цели. Стремясь получить максимальные дивиденды от проведения личной встречи лидеров союзников на его территории, она ожидала официальных заявлений относительно их дальнейших планов во взаимоотношениях с Ираном, о чем неоднократно напоминали представителям трех государств. Поскольку до последнего дня никаких заявлений на этот счет сделано не было, 1 декабря 1943г. была разослана памятная записка на имя руководителей внешнеполитических ведомств трех государств, подписанная министром иностранных дел Ирана М. Саэдом Морагеи. В этом документе были сформулированы основные требования Ирана к союзным державам. Иранская сторона заявляла о том, что "народ Ирана хотел бы получить уверенность в том, что союзники, принимая во внимание самоотверженный вклад иранского народа в дело победы, учтут тот ущерб, который война нанесла стране, и те усилия, которые были затрачены всеми слоями иранского общества, выносившего в течение нескольких лет многочисленные экономические тяготы, и в настоящее время, и в будущем будут оказывать Ирану необходимое содействие". В записке также была выражена просьба "передать в руки иранской полиции и жандармерии управление всеми делами, связанными с вопросами обеспечения внутренней безопасности в стране, предоставив для этого необходимые средства". Правительство Ирана заявляло о необходимости "подкрепить данные ранее обещания сохранения территориальной целостности и независимости страны оказанием необходимого материального и духовного содействия". Лидеры государств-союзников, считая, что Договор 1942 г. охватывает все проблемы их взаимодействия с Ираном, не имели намерений принимать какое-либо заявление по этому вопросу, однако пошли на уступки иранской стороне, настойчиво обращавшейся к главам государств. В документе "Декларация об Иране" участники встречи, высоко оценив помощь, "оказанную Ираном в деле ведения войны, в особенности облегчая транспортировку грузов", заявили "о своем желании сохранить полную независимость, суверенитет и территориальную неприкосновенность Ирана". Иранская сторона не была полностью удовлетворена текстом принятой Декларации, так как в документе ничего не было сказано о возмещении ущерба, нанесенного войной, чего настоятельно добивался премьер-министр А.Сохейли на встречах с тремя министрами иностранных дел.

Особое место в работах иранских авторов занимают сюжеты, В которых более детально рассматривается деятельность Ирана по оказанию союзникам помощи в транспортировке грузов. Приводятся описания фактов жесточайшей эксплуатации материально-технической базы и людских ресурсов со стороны союзников, несоблюдения ими договоренностей о платежах и неуплаты ими достойных компенсаций за урон, нанесенный хозяйству страны. Нет сомнений в том, что иранский транзитный путь сыграл важную роль в бесперебойной доставке в Советский Союз материалов и вооружений, так как за годы войны он обеспечил доставку почти четверти (23,8 %) всех грузов, полученных СССР по ленд-лизу. На этом основании вполне правомерно называть Иран "мостом победы". Однако неуместно чрезвычайное преувеличение роли этой страны, заявление о том, что путь через Иран стал для СССР основным путем получения помощи союзников, так как это не отвечает исторической реальности

Вызывает удивление постановка на обсуждение вопроса о выплате компенсаций. Х.Элахи посвящает большую часть своей работы проведению расчетов ущерба, нанесенного союзниками в результате эксплуатации иранских коммуникаций. Представляется, что автор не в полной мере оценивает созидательную деятельность союзников, выразившуюся в реконструкции портов, железнодорожных станций, строительстве участков шоссейных и железных дорог, открытии больниц и т. д., а также забывает о союзнических обязателствах, которые принял на себя Иран в 1943г. Автор не упоминает также о том, что между СССР и Ираном еще в 50-е годы была достигнута договоренность о решении всех финансовых вопросов, связанных с периодом нахождения советских войск на его территории, что и было зафиксировано в официальных документах. На протяжении трех десятилетий после окончания Второй мировой войны шахским правительством были достигнуты договоренности по этому вопросу с США и Великобританией.

Под пристальным вниманием историков находятся и проблемы последнего периода войны: попытки СССР и США получить нефтяные концессии на севере Ирана, чтобы создать альтернативу английской, поддержка СССР автономистских движений курдов и азербайджанцев и задержка вывода советских войск. В борьбе меджлиса против новых концессий, во главе которой стоял Мосаддык, исследователи усматривают преддверие развернувшейся в начале 50-х годов кампании за национализацию иранской нефти. Высокой оценки удостаивается и политика прагматизма премьер-министра Кавама ос-Салтане, которому удалось не допустить углубления кризиса в отношениях Ирана и СССР в 1945-1946 г. и добиться вывода советских войск с территории страны.

Анализируя исследования современных историков по теме "Вторая мировая война и Иран", можно констатировать, что они, сходясь во мнении относительно оценки факта ввода в Иран войск союзников, в то же время высказывают различные точки зрения при анализе действий как иранского руководства накануне и в годы войны, так и политики других государств по отношению к Ирану. Подобная многовекторность взглядов повышает ценность проведенных историографических исследований и позволяет восстановить более объективную картину произошедшего. В тоже время идеологические ограничители и невозможность, порой из-за недоступности источников и материалов на иностранных языках, в первую очередь на русском, беспристрастно оценить национальные интересы других государств, не совпадающие с интересами Ирана, в определенной степени обедняет достижения современных исследователей.
Tags: Вторая Мировая война, ИРИ, Иран, Историография, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments