Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Тегеранская конференция 1943 г., и политика иранского правительства

В данной статье автор через призму Тегеранской конференции руководителей трех союзных держав СССР, США и Великобритании намерен показать, что роль Ирана в этой конференции и его участие в деятельности антигитлеровской коалиции в целом была значительно весомей того места бессловесного исполнителя воли великих держав, которую ему обычно приписывают, а его политика по отстаиванию своих национальных интересов в годы Второй мировой войны была целенаправленной и в целом эффективной. Основой для написания этой статьи послужили материалы раритетного издания Министерства иностранных дел Ирана, посвященного второй годовщине Тегеранской конференции



Известно, что после ввода союзных войск в Иран 25 августа 1941г. руководство СССР и Великобритании заявило, что не рассматривают эту акцию как оккупацию. Однако назначенный премьер-министром нового иранского правительства Мохаммад Али Форуги не стал довольствоваться одними лишь словесными заявлениями и в начале сентября 1941г. выступил с инициативой вступить в переговоры с союзными державами для определения статуса вторгшихся в Иран иностранных армий и письменного закрепления суверенитета и независимости иранского государства в условиях пребывания этих армий на иранской территории. Как известно, эти переговоры завершились 29 января 1942 г. подписанием тройственного договора между СССР, Великобританией и Ираном о союзе во время войны.

Известно, что по этому договору СССР и Великобритания обязались уважать территориальную целостность, суверенитет и политическую независимость Ирана (ст.1), защищать его против агрессии со стороны Германии или любой другой страны (ст.З), оказывать содействие и поддержку в экономической жизни Ирана для преодоления трудностей, возникающих в результате войны (ст.7), не заключать никаких договоров, противоречащих данному договору, и консультироваться с иранским правительством по всем вопросам, затрагивающим прямые интересы Ирана (ст.6).

Союзные государства получили право содержать на иранской территории сухопутные, морские и воздушные силы в необходимом для них количестве. При этом подчеркивалось, что пребывание этих войск не представляет собой военной оккупации и будет возможно меньше затруднять нормальную работу администрации и органов безопасности Ирана, экономическую жизнь страны, обычное передвижение населения и применение иранских законов и постановлений (ст.4). Предусматривался вывод советских и английских войск через шесть месяцев после окончания войны (ст.5).

Иран, в свою очередь, обязался: сотрудничать с СССР и Великобританией всеми доступными ему средствами, причем помощь иранских вооруженных сил ограничивалась поддержанием внутреннего порядка на иранской территории, обеспечить союзным государствам право использования средств коммуникаций, включая железные и шоссейные дороги, оказывать помощь в получении материальной и рабочей силы для поддержания и улучшения коммуникаций (ст.З), не устанавливать отношений не совместимых с данным договором, и не заключать противоречащих договору соглашений (ст.6).

Менее известно, что по настоянию иранской стороны полномочные представители Англии и СССР в день подписания договора дали идентичные обязательства, специально разъясняющие и подтверждающие наиболее интересующие Иран вопросы, отраженные в договоре. Так, в одной из нот от 29 января 1942 г. послы СССР и Великобритании А.Смирнов и Р.Буллард отметили, что согласно ст.З подписанного сторонами договора союзные державы не требуют от Ирана участия его вооруженных сил в войне или военных операциях против какой-либо иностранной державы, и что ст. 4 не требует от иранского правительство вносить какой-либо вклад в укрепление вооруженных сил союзных держав, если это не будет необходимо для самого Ирана.

В другой ноте от того же числа послы союзных держав гарантируют Ирану, что их правительства не будут участвовать в каких-либо переговорах или конференциях, на которых могли бы обсуждаться вопросы, ущемляющие территориальную целостность, суверенитет, или политическую независимость Ирана, а также не будут 21 обсуждать чего-либо, касающегося прямых интересов Ирана без предварительных консультаций с его правительством

Со своей стороны, министр иностранных дел Ирана А.Сохейли направил послам СССР и Великобритании ноту, в которой в разъяснение понимания Ираном ст. 6 договора заявил, что иранское правительство отказывается от поддержания дипломатических отношений с государствами, которые не имеют таких отношений с союзными державами

Только после обмена этими грамотами и прояснения всех сомнительных для Ирана вопросов премьер-министр Ирана М.Форуги 31 января 1942г. направил главам союзных государств приветственные телеграммы по случаю подписания тройственного договора.

В последующем Иран твердо стоял на позициях отстаивания своего суверенитета, но в то же время старался неукоснительно соблюдать взятые им на себя перед союзными державами обязательства. Кроме оказания действенной помощи союзникам в эксплуатации Трансиранской железной и шоссейных дорог, по которым перевозились военные грузы в Советский Союз (подсчитано, что по иранскому маршруту было перевезено 24 % военных грузов), иранское правительство активно подключилось к обеспечению безопасности на иранской территории. Иранские силы безопасности арестовали сотни лиц, причастных к профашистской деятельности и выдали союзником десятки иностранных граждан, уличенных в шпионаже в пользу держав "оси". Особенно напряженная обстановка в это время складывалась в юго-западных районах Ирана - местах компактного проживания кашкайских племен, недовольных политикой, проводимой центральным правительством в период правления Реза-шаха. Этим воспользовалась находящаяся в Иране германская агентура, которая сумела наладить контакты с вождями кашкайских племен и, снабдив их деньгами и оружием, весной 1943 г. спровоцировала выступление кашкайцев с антиправительственными лозунгами, включавшими требование выдворить союзные войска с территории Ирана. По просьбе английской военной администрации иранское правительство принимает решение направить в зону восстания регулярные войска, которые к августу 1943 г. оттеснили кашкайские племена в горы и заставили их пойти на переговоры (6). В это же время участилась заброска немцами на территорию Ирана диверсантов, которые вливались в ряды уже действующих в Иране немецких шпионов, возглавляемых Ф.Майером, Р.Гамоттой и Ю.Шульце. Видя реальную угрозу дестабилизации положения в Иране со стороны германской агентуры, контрразведки союзных держав начали настоящую охоту на германских агентов и их пособников. Иранская сторона оказывала им в этом активное содействие. Именно иранской полиции в августе 1943 г. удалось арестовать самого опасного германского шпиона, руководителя фашистской подрывной деятельностью в Иране Франца Майера, после чего он был передан в руки союзников

Можно согласиться с теми исследователями-иранистами, которые считают, что именно деятельность фашистской агентуры подтолкнула иранское правительство 9 сентября 1943г. объявить войну гитлеровской Германии. По крайней мере, никаких свидетельств того, что этот шаг иранского руководства осуществлялся под давлением союзников по антигитлеровской коалиции, не имеется. Выступая в меджлисе с заявлением об объявлении войны Германии, премьер-министр Али Сохейли сказал: "После подписания тройственного договора с СССР и Великобританией мы ожидали, что страны "оси", войдя в положение Ирана, и, приняв во внимание его обязательства перед союзными державами, откажутся от действий, которые могли бы привести к нарушению Ираном своих обязательств, принятых по тройственному договору. Однако германские агенты, вопреки ожиданиям, начали сеять разногласия, раскалывать нацию и разжигать пламя восстания внутри страны для того, чтобы создать беспокойство в народе и беспорядок в государстве"

Интересно, что сразу же после одобрения правительственного декрета об объявлении войны Германии иранский МИД отправил сообщение об этом не представителям союзных держав, а представителям государств, входящих в одну с Ираном международную региональную организацию - Саадабадский пакт, то есть аккредитованным в Иране послам Турции, Ирака и Афганистана и лишь потом в шведское посольство, представлявшее германские интересы в Иране и в посольства других стран. На следующий день, 10 сентября шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви направил свои личные послания английскому королю Георгу, Председателю Президиума Верховного Совета СССР М.Калинину и президенту США Ф.Рузвельту с извещением о вступлении Ирана в войну против Германии и присоединении к Декларации Объединенных Наций, подписанной 26-ю государствами антигитлеровской коалиции 1 января 1942г. В ответ он получил заверения всех трех руководителей отныне рассматривать Иран как союзное и дружественное государство. Таким образом, к началу Тегеранской конференции Иран превратился в полноценного союзника стран антигитлеровской коалиции и считал, что может выступать на равных с другими его участниками и пользоваться их доверием. Видимо, представители трех ведущих союзных держав и особенно СССР думали по-другому. Подготовка к Тегеранской конференции велась в полной тайне от иранского руководства. Правда, незадолго до открытия Тегеранской конференции во второй половине октября 1943г. Иран посетили проездом в Москву для участия в конференции министров иностранных дел трех союзных держав Государственный секретарь США К.Халл и министр иностранных дел Англии А.Иден. Оба они имели аудиенцию у шаха Ирана, а в честь А.Идена премьер-министр Ирана Сохейли даже устроил официальный прием, на котором еще раз подтвердил готовность Ирана выполнить все свои союзнические обязательства по тройственному договору с СССР и Великобританией, а также в качестве участника антигитлеровской коалиции. Однако никаких намеков о возможной роли Ирана в подготовке намеченной конференции глав трех великих держав главами внешнеполитических ведомств США и Англии сделано не было. Правда и само это решение принималось трудно. Если И.Сталин с самого начала выдвинул Тегеран в качестве возможного места проведения конференции, то У.Черчилль считал, что в качестве такого места более предпочтительными могут быть Кипр или Хартум. Ф. Рузвельт также долго колебался с выбором места конференции и лишь в начале ноября дал свое окончательное, положительное решение насчет проведения встречи в Тегеране

Конфиденциальную информацию о том, что встреча руководителей союзных держав будет проходить в Тегеране, премьер-министр Ирана получил от советского временного поверенного в делах СССР в Иране М.Максимова 20 ноября 1943г. При этом было заявлено, что никакой информации об этом среди населения распространять не следует, поскольку встреча будет проходить кулуарно, в пределах посольств союзных держав

И.Сталин прибыл в Тегеран тайно 25 ноября 1943г., о чем в тот же день советское посольство поставило в известность премьер-министра и министра иностранных дел Ирана. В тот же день МИД Ирана был извещен о том, что 26 ноября в Тегеран прибывают Ф.Рузвельт и У.Черчилль со своим сопровождением. Иранское правительство, несмотря на предупреждения о необходимости соблюдать секретность, решило придать встрече глав союзных государств торжественный характер, чем нимало обеспокоило приехавших иностранных гостей. В частности, У.Черчилль в своих воспоминаниях писал: "По пути нашего следования в город на протяжении трех миль через каждые 50 ярдов были расставлены персидские конные патрули. Таким образом, каждый злоумышленник мог знать, какая важная особа приезжает и каким путем она проследует. Не было никакой защиты на случай, если бы нашлись два-три решительных человека, вооруженных пистолетами или бомбой"

Как известно, приехавший в тот же день президент Ф.Рузвельт, вскоре принял предложение И. Сталина поселиться на территории советского посольства во избежание необходимости ежедневно передвигаться по улицам Тегерана, подвергая себя возможной угрозе нападения со стороны вражеской агентуры. При этом И.Сталин явно сгущал краски. Ему были хорошо известны донесения советских спецслужб, согласно которым немецкая агентура в Иране к этому времени была подавлена, ее руководители арестованы, а сам Тегеран практически заперт для передвижения, с запретом кому-либо покидать город или входить в него. Очевидно, что факт нахождения американского президента на территории советского посольства давал советскому руководству возможность ежедневно воздействовать на него, вырабатывая единое мнение в противовес известным предложениям У.Черчилля открыть второй фронт не в Северной Франции, чего добивался И.Сталин, а на Балканах. Правда, сам У.Черчилль, похоже, не придавал этому большого внимания, считая Ф.Рузвельта своим естественным союзником. По крайней мере, известно, что он безоговорочно поддержал И.Сталина в вопросе переезда Ф. Рузвельта в советскую резиденцию. В последующем все встречи и заседания участников конференции проходили на территории советского посольства за исключением торжественного обеда 30 ноября 1943г., устроенного в посольстве Великобритании, по случаю 69-летия У.Черчилля

Однако широко распространенное мнение о том, что все переговоры велись исключительно в составе делегаций трех великих держав, не соответствует действительности. Вот, например, выдержка из отчетного выступления премьер-министра Ирана Сохейли 4 ноября 1943г. перед депутатами иранского меджлиса, показывающая, что иранские представители различных рангов на всем протяжении работы конференции вели интенсивные и, с их точки зрения, крайне плодотворные переговоры с руководством союзных держав. "29 ноября его величество имел беседу с господином Рузвельтом, которая прошла в дружественной атмосфере. Во время этой встречи кроме меня присутствовали министр императорского двора и министр иностранных дел Ирана, а также посол США в Иране. В тот же день его величество провел переговоры с господином Черчиллем 25 касательно иранских проблем в присутствии посла Великобритании, на которых было достигнуто полное взаимопонимание. 30 ноября Председатель Совета Народных Комиссаров маршал Иосиф Сталин в сопровождении господина В.Молотова и поверенного в делах советского посольства в Иране господина М.Максимова встретились с его величеством и во время их беседы были подтверждены существующие между двумя странами дружеские отношения. В гот же день министр иностранных дел Ирана и я были приглашены И.Сталиным и в присутствии Молотова и Максимова имел место обмен мнениями в духе полного взаимопонимания, установившегося между нашими странами. Во время других встреч между мной и министром иностранных дел Ирана, с одной стороны, и министрами иностранных дел В.Молотовым и А.Иденом, с другой, мы проводили переговоры, касающиеся отношений Ирана с союзниками в настоящее время и после окончания войны. При этом министры иностранных дел обеих стран выражали искреннюю заинтересованность в отношении проблем, касающихся нашей страны".

Апофеозом иранской активности на Тегеранской конференции стал меморандум министра иностранных дел Ирана Сайеда, переданный им 1 декабря 1943г., в последний день работы конференции, Народному комиссару иностранных дел В.Молотову, министру иностранных дел Великобритании А.Идену и в отсутствии госсекретаря США Хала послу США в Иране Дрейфусу. В этом документе иранская сторона подчеркивала свои большие заслуги перед союзниками в деле разгрома общего противника, указывала на те трудности, которые приходится испытывать иранскому народу в условиях военного времени и те финансовые и материальные потери, которые несет Иран, осуществляя помощь своим союзникам. При этом выражалась уверенность, что союзные державы своевременно снимут все ограничения на деятельность иранских властей и передадут Ирану, с учетом всех компенсаций, те средства и ресурсы, которые сейчас временно находятся в их руках. В конце Меморандума говорилось, что "Правительство и народ Ирана, воспользовавшись тем, что три великих державы собрались здесь в Тегеране, ожидают, что, учитывая все выше сказанное, участники конференции примут декларацию, подтверждающую еще раз те добрые к нам намерения, которые до этого неоднократно декларировались как устно, так и письменно"

После проведения экстренных переговоров между министрами иностранных дел СССР и Великобритании при участии специального представителя президента США генерала П.Харлея такая декларация была подготовлена и подписана главами трех держав на последнем ночном заседании 1 декабря 1943г. Содержание этой декларации хорошо известно. В последующем она легла в основу развития двусторонних отношений Ирана с тремя великими державами. В частности, на нее ссылались иранцы во время подписания договоров с США о направлении в Иран военной миссии генерала Шфарцкопфа и экономической миссии А.Мильспо.

Со своей стороны, иранское руководство, а также практически все средства массовой информации с большой благодарностью отнеслись к этому шагу участников конференции не в последнюю очередь потому, что он демонстрировал причастность Ирана к решению мировых проблем и давал гарантии на его участие в послевоенном устройстве мира при учете иранских интересов. В знак своей благодарности к руководителям трех великих держав муниципалитет Тегерана принял решение переименовать улицы Дей, Каани и Рафаэль авеню в улицы Рузвельта, Сталина и Черчилля. Со своей стороны, все три руководителя союзных держав с бортов своих самолетов направили благодарственные телеграммы в адрес руководства Ирана, причем президент Рузвельт и премьер-министр Черчилль изъявили благодарность его величеству шаху Ирана, а Сталин премьер-министру Сохейли.
Tags: Вторая Мировая война, ИРИ, Иран, Историография, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments