Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Военная ДНК в управлении Мьянмой

Февральский военный переворот в Мьянме теперь медленно, но верно исчезает из заголовков и общественного внимания. Реакция международных и региональных институтов, в частности ООН и АСЕАН, была в лучшем случае сдержанной, они просто призывали хунту позволить демократии вернуться. Теперь даже те, кто был искренне возмущен переворотам внутри и за пределами Мьянмы, похоже, смирились не только с новой реальностью, но и с возможностью еще одного длительного периода военного правления в стране. Большинство государств сейчас склоняются к прагматическому варианту установления связей с теми, кто находится у власти в стране, а не отстаивают моралистический вариант присоединения к борцам за возвращение демократии.



Эмоциональные связи Индии с Мьянмой должны быть намного сильнее, учитывая, что она была частью Британской Индии до 1937 года, но, как отметил Ашок Митра десять лет назад, Индия интуитивно смотрит не на восток. На пике борьбы за "свободу", когда Мьянма (тогда Бирма) отделилась от Индии, это осталось практически незамеченным. Митра даже предположил, что если бы вместе с Мьянмой тогда отделился бы и Северо-Восток, то реакция была бы аналогичной.

При любом рассмотрении Мьянмы необходимо иметь в виду, что без полной структурной и коллективной психологической перестройки гражданское правление в Мьянме никогда не будет полноценным. Большую часть постколониальных лет после обретения страной независимости в 1948 году она находилась под военным правлением. Кратковременный период частичной "демократии", установленный десять лет назад, теперь снова подавлен. Диагноз должен выйти за рамки популярного объяснения этих реалий властолюбием военачальников. Похоже, что у них есть также подспудное ощущение патриотической роли вооруженных сил как хранителей политического истеблишмента - унаследованная ДНК от первоначальной роли военных как борцов за свободу. Может ли армия с такой историей полностью подчиниться гражданской власти? Если бы в 1947 году Индию освободила Индийская национальная армия (INA), была бы индийская армия с ее генами такой, какая она есть сегодня?

Во время обретения Мьянмой "независимости" в 1948 году временное правительство Аунг Сана интегрировалось в британскую администрацию. Вполне понятно, что такое правительство должно нести в себе много ДНК движения сопротивления, которое оно раньше возглавляло, когда не было четкого разделения между военными и политическими функциями. Бертил Линтнер отмечал, что армия Мьянмы воспроизводит "двифунгси", или двойную функцию, доктрину индонезийской армии, в которой вооруженные силы играют как оборонительную, так и социально-политическую роль. Такой переход власти к партии Аун Сана несколько оттолкнул этнические меньшинства, чья лояльность британцам, когда они были правителями, была гораздо более длительной и устойчивой.

Таким образом, нынешнюю проблему Мьянмы можно рассматривать как следствие неспособности страны в первую очередь очистить свои вооруженные силы от политической ДНК, унаследованной с тех времен, когда они были борцами за свободу. Во-вторых, это неспособность страны выработать всеобъемлющую децентрализованную федеративную политическую модель, которая обеспечила бы справедливое разделение власти между ее многочисленными национальностями.

Интересно отметить, что есть и другие страны, которые также завоевали свободу под руководством ополченцев и должны были решать аналогичные проблемы. Например, спорная Вторая поправка в США может быть собственным способом этой страны сублимировать аналогичный ген.
Tags: Бирма, Мьянма, Юго-Восточная Азия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments