Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

"Национальный вопрос" Турции в Восточном Средиземном море. Часть 5

Напомним, что остановились на том, что Греция в одностороннем порядке разграничила зону своего морского влияния с Ливией к югу от острова Крит.



То, как она это сделала (см. приведенную ниже карту), как пишется турецким автором, напрямую ущемляет национальные интересы Турции и Ливии. Два перспективных участка, с точки зрения обнаружения на них запасов энергоносителей (в греческо-кипрской нумерации №15 и №20), Греция присвоила себе, тогда как они должны были принадлежать Турции и Ливии. Сделано это было следующим образом: среднюю линию с Ливией Греция прочертила от своих южных рубежей – от острова Крит, хотя морское право предусматривает, что разграничение должно вестись по средней линии между материками. В итоге, та же Ливия лишилась морского участка общей площадью в 39 тыс. кв. км, которые отошли в пользу Греции. Это соответствует приблизительно 1/3 (!) всей ливийской исключительной экономической зоны. Аналогичным образом, Греция отрезала у турецкой исключительной 8900 кв. км.

Как подчеркивается турецким вице-адмиралом, принципиальное значение здесь имеет тот факт, что турецкий и ливийские берега Средиземного моря являются противоположными. А, следовательно, именно по средней линии, проходящей между ними, следует считать и разграничительную линию прибрежных государств.

В этом, собственно, заключается ещё один смысл соглашения, подписанного между Турцией и Ливией по разграничению зон своего морского влияния. Речь идет не просто о том, чтобы поставить «щит» на пути энергоносителей Восточного Средиземноморья и запереть там «газовый консорциум» в составе Греция, Республика Кипр, Египет и Израиль – Турция теперь настаивает на том, что прокладка трубопровода, по маршруту Восток – Запад должна с ней согласовываться.

Но турецкая идея заключается ещё и в том, чтобы восстановить справедливость и получить в свое распоряжение многообещающие морские участки.



Подписанием соглашения между собой, Турция и Ливия, с одной стороны, как пишет турецкий автор, обозначает несогласие с принципами по разграничению исключительных экономических зон, а, с другой стороны, пытается изменить сложившееся статус-кво.

Таким способом, Турция официально заявляет несогласие с теми участками, которые Греция определила для разработки месторождений. Напротив, если Турция этого не сделает, то возникнет прецедент прочерчивания исключительной экономической зоны, исходя из положения островов, а не, как предусматривается международным правом, средней линии между материками.

В свою очередь, Греция, заявившая о своих правах на участки, расположенные южнее острова Крита, объявила и о том, что там расположены крупные месторождения природного газа.

При этом, как пишется турецким автором, Турция достаточно жестко отреагировала на незаконную геологоразведочную деятельность вокруг острова Кипр. Как указывается турецким вице-адмиралом, «наш сосед» (то есть, Греция), опасаясь реакции с турецкой стороны, пока ограничил проведение международных конкурсных процедур в районе острова Крит его западным (а не южным) побережьем.

Сейчас же, как указывается автором, Греция расширяет упомянутые выше участки в направлении западной части острова, а также пытается отодвинуть турецкую границу в направлении континентального шельфа. Это – та политика, о которой можно говорить, исходя из официальных заявлений греческой стороны.

Другим направлением греческих усилий, как отмечается автором, является постепенное расширение Грецией своих территориальных вод. Это также следует из заявлений, которые делаются со стороны греческих официальных лиц. В частности, министр иностранных дел Греции отметил, что, начиная с Адриатического моря, ширина территориальных вод Греции должна быть увеличена с 6 до 12 морских миль. После того, как это будет сделано, согласно заявлению МИДа Греции, планируется объявить свою исключительную экономическую зону.

Как отмечается турецким изданием, 6 марта 2018 года, истек срок подачи предложение по международной конкурсной процедуре, объявленной со стороны Греции на геологоразведочные работы к юго-западу от острова Крит, а также в Ионическом море. По двум участкам в районе острова Крит поступили предложения со стороны консорциума Total – Exxon – Elpe. Что же до Ионического моря, то здесь поступило предложение от консорциума Repsol – Elpe. 27 июня между представителями консорциума Total – Exxon – Elpe и Министерством энергетики и окружающей среды было подписано соглашение.

Бывший турецкий вице-адмирал отмечает, что, исходя из шагов, предпринимаемых Грецией, можно сказать о том, что страна использует политическую обстановку, складывающуюся в Ливии и в Албании, в свою пользу. Греция создает ситуацию "де факто", то есть, в одностороннем порядке прочерчивает зоны своего морского влияния.

Целью же Греции, как отмечается турецким автором, является создать прецедент, при котором острова будут использоваться в качестве отправной точки для определения разграничительных линий. При этом, как подчеркивается турецкой стороной, Греция полностью отдает себе отчет в том, что такой подход является противоречащим международному законодательству. И понимает, что на тех условиях, которые страна продвигает сейчас в одностороннем порядке, ей не удастся подписать ни одного двустороннего соглашения.

Поэтому Греция придерживается, если так можно выразиться, политики "ползучей экспансии" и регионе.

Как пишет турецкий вице-адмирал, Греция начала свои действия с Адриатического моря, где она приступила к объявлению своей исключительной экономической зоны. Далее страна объявляет международные конкурсные процедуры на геологоразведку в тех районах / участках, которые не могут вызвать больших возражений со стороны соседних стран. В дальнейшем, по завершению проведения соответствующих конкурсных процедур, страна продолжит свои действия.

Как отмечается турецким автором, нынешние действия Греции, подтверждают приведенную выше схему действий. На первый взгляд, выдача лицензии на разработку месторождений консорциуму Total – Exxon – Elpe не имеет к Турции прямого отношения. Однако, это следует считать важным прецедентом, принятие которого, по сути, будет означать и принятие греческого подхода, связанного с островами, как точкой отсчета, вместо континентального шельфа. Это можно считать подготовкой фундамента, со стороны Греции по тому, чтобы уже подписывать двусторонние соглашения об исключительных экономических зонах с теми же Египтом и с Ливией. Разумеется, после этого, под угрозой окажется соглашение между Турцией и Ливией (ранее подписанное турецким руководством и ПНС Ливии). И, в итоге, Турция не сможет отстаивать свои законные права на морские территории региона.

Помимо этого, как Греция, так и Республика Кипр, проводят активную работу по тому, чтобы привлечь на свою сторону различные международные организации, третьи страны, и использовать их влияние. Именно в контексте планов Греции, по тому, чтобы оставить Турции лишь небольшие территории в районе залива Антальи, как пишет турецкий вице-адмирал, и следует рассматривать ту многостороннюю работу, которая в эти дни ведется со стороны Греции с различными третьими странами и зарубежными корпорациями. Как подчеркивается турецким автором, такие действия Греции, ни в коем случае, нельзя считать случайными.

Греция и Республика Кипр выносят имеющиеся в регионе расхождения на международную арену и проводят активную работу по тому, чтобы изолировать Турцию от региона.

При этом, Греция воспользовалась международной конъюнктурой и, как пишет вице-адмирал, той напряженностью, которая возникла в отношениях между Турцией и Египтом с Израилем. Параллельно этим процессам, Греции удалось создать новые механизмы сотрудничества с упомянутыми странами. Этим механизмы – тройственные. То есть, возник формат: Греция – Республика Кипр – Египет и, аналогичный ему, Греция – Республика Кипр – Израиль.

При этом автор указывает, что пусть и выглядит так, что в основе упомянутых механизмов – это широкомасштабное сотрудничество между тройками стран в целом ряде областей, включая: энергетику, туризм, торговлю. То есть, выглядит так, что в основе – именно что экономическое сотрудничество. Однако, турецким автором эта ситуация оценивается иначе. Эти форматы, по его мнению, обеспечивают сотрудничество и координацию действий указанных стран в вопросах стратегической политики. И далее эти форматы были, к настоящему времени, уже расширены и на вопросы обороны и безопасности.

В рамках такого греческого подхода был подписан целый ряд двусторонних соглашений, включая следующие: Греция – Израиль, Греция – Египет, Республика Кипр – Израиль, Республика Кипр – Египет. Это можно считать фундаментом, на котором становятся возможными и другие действия. В частности, как отмечается турецким вице-адмиралом, становятся возможными и совместные учения, и совместные программы подготовки военнослужащих.

С другой стороны, как пишет турецкий вице-адмирал, Греция до выборов в стране 7 июля 2019 года, заключила соглашение с консорциумом Total – Exxon – Elpe. И тогдашний премьер-министр страны Ципрас использовал это соглашение в качестве рычага во внутренней политике страны. В целом эти шаги, были расценены в качестве «послания» в адрес Турции, которая в последнее время резко активизировала свои действия в Средиземноморском регионе, направленные на отстаивание в нем своих геополитических интересов.

Автор неоднократно повторяет по ходу своего материала, что целью Греции и «Греческой администрации Южного Кипра» является запереть Турцию в границах залива Антальи, что противоречит нормам международного права. При этом Греция прочерчивает свою береговую линию вдоль островов Крит, Касос, Родос, Мейисти и провозглашает её своим побережьем. Далее между этими островами и между Анатолийским побережьем прочерчивается средняя линия. И, как утверждается турецким автором, эти острова не могут представлять собой береговую линию и не могут означать суверенитета над континентальным шельфом, лежащим за пределами территориальных вод. Аналогичная ситуация, как пишется автором, подробно рассматривалась Международным судом между Францией и Англией, и трактовка была в пользу того прочтения права, которую сейчас демонстрирует Турция.

Как подчёркивается турецким автором, при вынесении судебных решений, главным принципом является «верховенство географии». Говоря же о таком понятии, как «география», основу составляют именно материки. Самым важным географическим элементом является протяженность побережья материка. Этот подход, в частности, исповедовался Международным судом ООН по делам, касающимся разграничения Северного моря, между Францией и Англией. В частности, судом было отмечено, что «нельзя заново пересматривать географию», а также «приемлемость методологии разграничения, основанной на равных расстояниях, или другой, определяется географическими условиями».

В частности, по делу между Ливией и Мальтой было отмечено, что "начальную линию формируют побережья сторон». В деле между Тунисом и Ливией было указано, что «материк преобладает над морем".

Как отмечается турецким автором, международные суды, начиная работы по разграничению, определяют линию, которая отражает географические особенности материковых стран. В том случае, если протяженность материков и форма материков двух стран являются похожими друг на друга, то за основу берется принцип, основанный на равных расстояниях (то есть, на средней линии). В том случае же, если между двумя странами наблюдаются существенные различия, то возникают условия для того, чтобы при разграничении использовался бы другой принцип.

При втором этапе процедуры разграничения, судами принимаются во внимание другие географические особенности и производится оценка справедливости. В частности, рассматриваются вопросы, связанные с островами. И на этом этапе оценивается, какое значение можно островам придавать. В особенности, решается вопрос, каково значение тех островов, которые находятся между двумя материками, исходя из их положения, размера, географических особенностей и населения. Даже в том случае, как подчеркивается автором, если острова образуют территориальные воды, это не уравнивает (в правах) островные и материковые государства.

Таким образом получается, что острова, с учетом своих особенностей, либо ограниченным образом влияют на линии разграничения, либо не влияют на них вовсе.

В ситуациях, когда острова расположены близко к территории другого государства, за основу принимается принцип ограничения их влияния. Поскольку расположенные таким образом острова (что, заметим, имеет большое значение для Греции и Турции, между побережьями которых находится множество небольших островов), сильным образом, искажают разграничительную линию, определенную исходя из среднего положения между двумя материками. А, следовательно, как повторяется в очередной раз автором, влияние этих островов на разграничительные работы должно быть либо ограниченным, либо полностью исключенным.

При этом, необходимым является сравнивать статус острова (островов) с ближайшим к нему (к ним) материком, учитывая целый ряд факторов, включая проживающее там население, экономическое положение, особенности проживания, социальные факторы и т.д. И, если в этом смысле, между островом и материком наблюдаются большие разрывы, то сложно говорить о каком-либо влиянии острова на разграничение. Аналогичного принципа следует придерживаться и в тех случаях, когда речь идет об отдаленных от другого государства островах. Как указывается автором, если там не наблюдается заметной социальной жизни, то тогда их не принимают в расчет.

Для того, чтобы достигнуть справедливого решения, наряду с географическими особенностями, следует принимать во внимание множество сопутствующих факторов. Именно поэтому на последующих стадиях разграничений, международные судебные инстанции рассматривают подобные факторы, лежащие за пределами географии.

Если обратиться к тем судебным решениям, которые принимались в прошлом, то во главе подобных учитываемых негеографических критериев стоят вопросы наличия полезных ископаемых, расположенных в зоне разграничения. И не считается отвечающей принципу справедливости такая линия разграничения, которая непропорционально разделяет запасы полезных ископаемых между странами.

Tags: Восточное Средиземноморье, Средиземное Море, Турция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments