Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Браки по принуждению и убийства чести в этно-религиозных общинах Великобритании

Представителей этно-религиозных меньшинств, разделяющих британские ценности и принципы современного общества, с каждым годом становится все больше во властных структурах Соединённого Королевства, а их влияние внутри страны растет. Так, в правительстве Бориса Джонсона на повышение пошел Саджид Джавид, став канцлером Казначейства, и именно его многие аналитики склонны считать возможным преемником Джонсона во главе кабинета, когда придет время. Пост главы Хоум офиса, который ранее занимал Джавид, достался активистке британской индийской диаспоры Прити Пател. Министром международного развития стал Алок Шарма. Также менее значимые посты в правительстве получили Риши Сунак (главный секретарь Казначейства) и Квази Квартенг (младший министр по вопросам бизнеса, энергетики и индустриализации).



Однако все эти перемены парадоксальным образом никак не сказываются на менталитете рядовых представителей этно-религиозных меньшинств Великобритании, прежде всего, выходцев из бывшей Британской Индии, продолжающих практиковать и передавать из поколения в поколение традиции, которые сегодня в современном обществе могут восприниматься исключительно как варварские.

Речь в первую очередь о таких "репрессивных" практиках, как браки по принуждению и убийства чести. Казалось бы, в современных реалиях, когда, например, министр-мусульманин недвусмысленно демонстрирует принципы британского общества, лишая гражданства мусульманку, отправившуюся в Сирию воевать за террористов, число таких преступлений в Соединённом Королевстве должно было снизиться, а количество обвинительных приговоров по ним – возрасти. Однако статистика последних лет неумолимо свидетельствует о том, что все происходит ровно наоборот.

По данным Королевской прокурорской службы (Crown Prosecution Service), с 2013 по 2018 гг. число приведенных в исполнение приговоров за преступления чести (honor crimes) снизилось почти вдвое, со 123 до 71 случая соответственно. При том, что количество таких преступлений растет. Тем интенсивнее, чем мягче к ним отношение со стороны властей. По данным британского издания Independent, организация, предоставляющая самую крупную в Великобритании линию поддержки для жертв преступлений чести, в 2018 г. зафиксировала рост обращений на 35%, а всего число обратившихся за помощью составило 13 124 человека.

Такая статистика означает снижение в первую очередь числа доведенных до стадии судебного преследования преступлений, не повлекших смертельного исхода. Прежде всего, браков по принуждению, случаев изнасилования и женского обрезания. "Виновные не привлекаются к ответственности. Снижение числа судебных преследований может привести к тому, что жертв станет больше, чем когда-либо. Подобное отношение к проблеме посылает в общины четкий сигнал, что такие преступления могут сойти с рук", – цитирует издание Independent Наташу Ратту (Natasha Rattu), директора благотворительной организации Karma Nirvana, специализирующейся на поддержке жертв насилия.

И это при том, что с 2014 г. в стране действует достаточно хорошо проработанный закон о преступлениях чести, распространяющийся на случаи принудительного контроля, браки по принуждению, повторяющиеся изнасилования, операции по обрезанию женских половых органов, нападения, угрозы убийством, покушения на убийство и даже сами убийства. Так, в частности, согласно положениям этого закона, в Англии и Уэльсе за принуждение к вступлению в брак полагается до 7 лет тюрьмы. Несмотря на это, а также на растущее число фактических браков по принуждению среди представителей этно-религиозных общин, число приведенных в исполнение приговоров по-прежнему уменьшается.

Представители Karma Nirvana, организовавшей тренинги по адекватной оценке преступлений чести для 23 полицейских в Англии и Уэльсе, считают, что снижение количества таких преступлений, которые полиция доводит до Королевской прокурорской службы, может быть вызвано "недостатком осведомленности правоохранительных органов о значимости проблемы". Звучит не очень правдоподобно, если учесть, что преступления чести являются вполне обыденным для Великобритании явлением ещё с середины ХХ в. Гораздо более правдоподобным выглядит второе предположение, согласно которому полицейские и представители соцслужб стараются лишний раз не вмешиваться в жизнь общин, поскольку просто опасаются, что их «сочтут нечувствительными к культурным различиями или расистами.

Таким образом, контекст отношений современного общества с традиционным в Соединенном Королевстве загоняет не только полицейских, но и любых представителей власти в стране в этическую ловушку, фактическими жертвами которой становятся все, кто страдает от преступлений чести. Это создаёт замкнутый круг: выжившие жертвы преступлений чести не сообщают о них в правоохранительные органы, поскольку "считают, что полиция просто игнорирует проблемы меньшинств и таким образом действует заодно с преступниками".

Усугубляет ситуацию и то, что преступления чести во многих случаях совершают сразу несколько (а не один) ближайших родственников, вся семья полностью или даже вся община! То, что подобные репрессивные практики и пережитки традиционного общества настолько укоренены даже в семьях представителей третьего и четвертого поколения потомков иммигрантов, выступает прискорбным свидетельством того, насколько этно-религиозные общины глубоко сегрегированы в британском обществе и сегодня. Даже несмотря на постоянно увеличивающееся число представителей общин в высших структурах власти.

Немногие дела о преступлениях чести, дошедшие до стадии судебного преследования, дают ещё один ключ к пониманию того, почему этно-религиозные общины потомков иммигрантов столь крепко держатся за такие пережитки прошлого, как браки по принуждению. Так, в 2018 г. был вынесен приговор супругам, которые обманом заманили свою 18-летнюю дочь в Бангладеш, чтобы там выдать ее замуж за двоюродного брата. Она должна была родить ему ребенка и тем самым помочь родственнику в получении британской визы. В таком контексте браки по принуждению выступают, прежде всего, налаженным и хорошо отработанным способом вписаться в нормы британского иммиграционного законодательства, очевидным образом не адаптированного под такие схемы. Даже несмотря на имплементацию мер, призванных бороться с первопричиной такой псевдо легальной иммиграции – преступлениями чести.

"Женщинам (ставшим жертвами преступлений чести) есть что терять. Как только они решают сообщить (о преступлении), они подвергаются риску остракизма, изоляции, унижения и, возможно, даже ещё более серьезным угрозам, поскольку они нарушили нормы сообщества", – говорит Прагна Патель, директор организации Southall Black Sisters. Однако когда речь идёт о преступлениях чести, будет ошибкой считать пострадавшими от них только женщин. Значительное число мужчин, порядка 1/4 от общего числа, также становятся жертвами как убийств чести, так и браков по принуждению, что может привести к новым преступлениям уже со стороны таких жертв. Так, например, случилось в 2013 г. с британским сикхом и геем Джасвиром Гиндаем, которого в Индии принудили вступить в брак с женщиной, не знавшей о его ориентации. Когда спустя полгода после свадьбы она это обнаружила, то стала угрожать мужу, что откроет его тайну семье и сообществу, за что была им убита в состоянии аффекта. Таким образом эпизод с браком по принуждению перерос в убийство чести, лишь ухудшив общую статистику.

Проблема преступлений чести не является специфической для Соединённого Королевства или какой-либо другой страны, но Подразделение по борьбе с браками по принуждению (Forced Marriage Unit) выделяет страны с наиболее высокой распространенностью таких практик – Пакистан, Бангладеш, Индия, Сомали, Афганистан и Румыния. Это, в свою очередь, соответствующим образом затрагивает все страны, где есть значительные общины выходцев из указанных государств. Что касается Великобритании, то лишь 7% браков по принуждению с участием подданных Королевства заключаются на территории страны. Все остальные свадьбы "играются" за границей.

Полиция пытается наращивать профилактику таких преступлений, в частности, в период школьных каникул и отпусков опрашивает вылетающих (или возвращающихся из) в страны, где широко распространены такие "традиции". Однако этих мер недостаточно. "В стране все еще есть глубоко укоренившиеся культуры в третьем поколении, и все еще иммигрируют люди, которые приносят с собой эти убеждения", – объясняет ситуацию изданию Independent детектив-сержант Труди Гиттинc из графства Уэст-Мидлендс, используя вместо слова "пережитки", "убеждения" или "практики" максимально нейтральное "культура", как будто опасаясь, что даже в такой ситуации ее могут счесть недостаточно толерантной.

Так что же такое браки по принуждению, убийства чести и женские обрезания? Такие практики и пережитки традиционного общества, которым нет и не может быть места в современном обществе вроде британского, независимо от уровня толерантности этого общества. Или же это такая "культура" меньшинств, которую необходимо уважать, а, следовательно, нельзя за нее и наказывать? Статистика Королевской прокурорской службы и высказывания представителей правоохранительных органов Соединенного Королевства свидетельствуют, что на данный момент британское общество скорее ближе ко второй точке зрения.
Tags: Англия, Великобритания, Ислам
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments