Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Иранские эксперты о взаимоотношениях ИРИ и Российской Федерации в Сирии

На протяжении последних девяти лет Иран был одним из сильнейших военно-политических игроков на сирийской сцене. С самого начала сирийского кризиса Иран оказывал масштабную военную и экономическую помощь правительству Башара Асада. Иранская финансовая помощь правительству САР составила около 30 млрд долларов. Иранские военные инструкторы принимали участие в создании проправительственных вооруженных формирований (милиций), которые в самые тяжелые годы, когда боевые возможности Сирийской Арабской Армии были сильно ограничены, помогли сирийскому правительству отстоять Дамаск и крупные провинциальные центры. Одновременно Иран стимулировал направление в Сирию шиитских добровольцев из Ливана (движение «Хезбалла»), Ирака («Лива Абу Фадль Аббас» и другие соединения), Афганистана («Лива Фатимийюн») для борьбы против террористов из ИГ и «Джебхат ан-Нусры» и других противников правительства САР.



К лету 2015 года на сирийских фронтах наступила патовая ситуация, при которой боевики не могли взять Дамаск, а правительство САР переломить ситуацию в свою пользу. Теперь уже не секрет, что в этой ситуации иранские военные круги, в том числе покойный генерал Касем Сулеймани обратились к России за военной помощью. В 2015-2017 годах благодаря российско-иранскому военному сотрудничеству ситуацию в САР удалось переломить в пользу правительства Башара Асада. При этом российские ВКС громили джихадистов с воздуха, а сухопутные соединения, связанные с Ираном, на земле. Однако по мере стабилизации ситуации в Сирии стали выявляться различия в целях России и ИРИ. Целью России является стабилизация ситуации в стране и обеспечения постоянного военного присутствия в Восточном Средиземноморье. При этом российскую сторону все больше беспокоят израильские военные удары по военным объектам, отмеченным пребыванием проиранских вооруженных формирований. В то же время Тегеран рассматривает Сирию в качестве звена «оси сопротивления», необходимого для военного и политического давления на Израиль. Отметим, что такое давление важно Ирану не само по себе, а для того, чтобы угрожать нанесением непоправимого ущерба главному стратегическому партнеру Вашингтона и тем самым обеспечивать себе наиболее благоприятные позиции в диалоге и или в торге с США.

Постепенное расхождение позиций Ирана и России в Сирии не могли ускользнуть от внимания иранских экспертных кругов. Некоторым аспектам этой проблемы посвящена статья эксперта по проблемам международных отношений, профессора Тегеранского университета Мохаммада Махди Мозахери "Мы являемся боевыми товарищами в дни войны и партнерами в эпоху мира", опубликованная на сайте "Дипломасийе ирани". В данной статье иранский политолог указывает на то, что, несмотря на пандемию коронавируса политические процессы в мире и выполнение далеко идущих геополитических планов не прекращается. На особое внимание, проявляемое Москвой к Сирии, по мнению иранского эксперта указывает поручение президента Российской Федерации министрам обороны и иностранных дел закрепить российское военное присутствие на территории САР и продлить аренду военных баз с 29 до 45 лет.

По убеждению Мозахери, повышенное внимание Кремля к Сирии объясняется необходимостью создания для России безопасного и дружественного окружения по периметру границ РФ, записанное в Доктрине национальной безопасности Российской Федерации. Автор отмечает, что на первом этапе конфликта и в 2015-2017 годах намерения Москвы и Тегерана в Сирии совпадали, но затем цели партнеров стали расходиться. Главной заботой Москвы и Тегерана было сохранить правительство Башара Асада у власти и победить джихадистские и террористические организации, представлявшие угрозу как для Ирана, так и для России. Когда же около 80% территории САР оказалось под контролем правительства, приоритеты российской и иранской сторон стали расходиться. По словам Мозахери, изменения в сирийской политической ситуации могут привести к тому, что одной из целей Москвы станет ограничить или вовсе ликвидировать иранское присутствие в Сирии.

Другой иранский эксперт Мохаммад Махди Бандарчи опубликовал статью под названием «Есть ли у Путина цель ввести ОАЭ в Сирию?». Автор акцентирует внимание на назначении Александра Ефимова специальным представителем Российской Федерации по развитию отношений с Сирийской Арабской Республикой. Он отмечет, что в России уже есть два высших дипломата, отвечающих за Сирию. Это заместитель министра иностранных дел и спецпредставитель президента по Ближнему Востоку и Африке Михаил Богданов и спецпредставитель по урегулированию сирийского конфликта Александр Лаврентьев. Последний известен своими усилиями в рамках миротворческого процесса в Астане. Иранский эксперт пишет о том, что в обязанности Лаврентьева входили контакты с Турцией и Израилем, учитывая напряженную ситуацию в провинции Идлиб и постоянные ракетные удары, наносимые Израилем по различным объектам в Сирии. Лаврентьев также убеждает президента САР Башара Асада пойти на компромисс при формировании Конституционного комитета. "Почему же Москве понадобился новый пост спецпредставителя по Сирии", — задается вопросом иранский эксперт. По его мнению, "России необходимо увеличить свое влияние в Сирии для того, чтобы стать там единственной весомой силой. Присутствие Ирана, американцев и турок делает русских только военной силой на службе Асада. Москва стремится к консолидации своих позиций в Сирии и к приобретению влияния не только в военно-политической сфере, но и в экономической". Иранский аналитик указывает на бедственное экономическое положение Сирии в условиях невозможности (по разным причинам) для ИРИ и России оказать Сирии действенную финансовую поддержку. По мнению Бандарчи, назначение Ефимова так или иначе связано с его богатым опытом работы в монархиях Персидского залива. Он, в частности, занимал пост посла в ОАЭ. Автор предполагает, что одним из направлений работы Ефимова может стать привлечение инвестиций из ОАЭ в сирийскую экономику.

Видный иранский дипломат, бывший посол ИРИ в Китае Хоссейн Малайек обращает внимание на угрозы и вызовы иранскому присутствию в Сирии в своей статье с длинным названием "Необходимость тщательного анализа для сдерживания сил противника и победы сил, связанных с Ираном, в Сирии". Иранский дипломат упоминает о том, что 28 февраля 2020 г. министр обороны Израиля Нафтали Беннет в интервью газете Jerusalem Post заявил, что добьется полного вывода проиранских сил из Сирии в течение ближайшего года. Это заявление могло бы рассматриваться как простое бахвальство, если бы не недавние удары Израиля по аэродрому в районе Хомса и военной базе в Латакии, связанным с проиранскими формированиями, а также гибель в провинции Кунейтра видного военного руководителя «Хизбаллы» по имени Имад ат-Тавиль. Провинция Кунейтра имеет особое геостратегическое значение. Она охватывает часть Голанских высот, над которой сохраняет контроль сирийское правительство, и расположена между Дамаском и Бейрутом. В Израиле существует особое беспокойство по поводу того, что Иран может оказывать военное давление на еврейское государство с территории Кунейтры.

По мнению Х.Малайека, давление на Иран с целью ухода из Сирии оказывается по нескольким направлениям. При этом он упоминает недавний доклад израильского аналитического Центра Садата и Бегина в Иерусалиме.

В данном докладе прогнозируется ослабление в ближайшее время иранских позиций в САР и возможный вывод проиранских формирований из этой страны. При этом в докладе выделяется несколько факторов такого ослабления.

Во-первых, усиление американских санкций против Ирана, создающее дополнительные экономические проблемы и затрудняющее финансирование союзников ИРИ.

Во-вторых, «распыление» проиранских сил в Сирии. Они вынуждены реагировать на американскую угрозу на северо-востоке страны, участвовать в борьбе с поддерживаемыми Турцией джихадистами в Идлибе и обороняться от израильских ударов на юге Сирии.

В-третьих, пандемия коронавируса нанесла значительный урон иранской армии и проиранским вооруженным формированиям в Сирии.

В-четвертых, недавние события в Афганистане создают вероятность того, что талибы направят силы против шиитов Афганистана и проиранских сил в этой стране. Иранский дипломат заканчивает свою статью констатацией значительных жертв, понесенных Ираном в сирийском конфликте. "Это и жизни наших шахидов, и финансы и военные навыки наших офицеров", — пишет посол. Кроме того, Сирия имеет центральное значение для «оси сопротивления». Сама же концепция этой оси представляет становой хребет иранской политики и действий по усилению иранского влияния за рубежом. Исходя из этого, дипломат рекомендует проводить анализ и научное исследование этой проблемы для выработки политики сдерживания Израиля и США в Сирии, а также поддержки проиранских сил в этой арабской стране.
Tags: ИРИ, Иран, РФ, Россия, САР, Сирия
Subscribe

  • (no subject)

    «Насеризм – продолжающаяся революция, и аль-Мурабитун – её солдаты. 15 января 1918 – день рождения вождя и учителя». Лик египетского президента…

  • ​​Отношение талибов к Ататюрку

    ​​Отношение талибов к Ататюрку демонстрирует фрагмент из статьи Мавлави Саилааб Омара, посвященной определению, полномочиям и целям амира согласно…

  • Сорок пять урартских урн были найдены в Чавуштепе, Турция.

    Сорок пять урартских урн были найдены в Чавуштепе, Турция. Урарту - это переднеазиатское государство (территория современной Армении и Турции, около…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments