Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Колониализм Франции в Африке

Сворачивание французской операции "Бархан" в Мали не только приводит к дискуссиям о снижении влияния Пятой республики в регионе, но и вызывает логичный вопрос: кто займется борьбой с местными группировками, аффилированными с "Аль-Каидой" и ИГ ?



Судя по всему, власти в Бамако решили обратиться к услугам частных подрядчиков. Ими оказались наши старые знакомые — южноафриканская ЧВК Dyck Advisory Group (DAG). Спекуляции о возможном появлении ее сотрудников в Мали ходили еще зимой, однако сейчас появилось больше подробностей их предстоящего развертывания в стране.

Компания из ЮАР запомнилась нам деятельностью на севере Мозамбика, где она с апреля 2020 года боролась с местным филиалом ИГ. Вышло не очень: за год подконтрольная боевикам территория увеличилась в несколько раз, а сама ЧВК потеряла несколько летательных аппаратов. В итоге в марте этого года власти страны расторгли контракт с ЧВК и вместо них призвали на помощь вооруженные сил Руанды и ЮАР. В мае появились слухи, что после выхода из Мозамбика DAG займется разминированием местности в ЦАР, но позже они не подтвердились.

С учетом возможного начала в Мали российской кампании во Франсафрике становится тесно от желающих заработать на экспорте безопасности в регион.

Французы меняют лишь курс, но никак не отступают. Да, произойдет и уже происходит сокращение количества военных (с 4500 до 2500), но при этом акцент смещается с прямого боя на обучение и логистику.

Еще одна, стратегия французов — ставка на легитимизацию местных властей (в том числе, учитывается печальный американский опыт в Афганистане). Французы умны, и они осознали (вполне себе вовремя, в отличие от американцев), что их рейтинги падают, а антифранцузские настроения в африканских сообществах нарастают. И поэтому, решили сменить тактику. Отчасти поэтому, на деле Франция не стала предпринимать жестких мер в отношении демарша Мали (где уже два раза произошел переворот не пользу французских ставленников, а скорее, в пользу русских). Франция просто пытается найти для себя золотую середину, между оккупацией и капитуляцией, — и ее выгоды, поверьте, всегда будут перевешивать, потраченные средства.

Также, стоит напомнить о существовании европейской военной оперативной группы «Такуба» (до 1000 чел.) — которая была создана и продолжает действовать под началом французов. 27 марта 2020 года правительства Бельгии, Чешской Республики, Дании, Эстонии, Франции, Германии, Мали, Нигера, Нидерландов, Норвегии, Португалии, Швеции и Великобритании опубликовали политическое заявление, в котором выразили поддержку созданию целевой группы, интегрированной в команду французской операции «Бархан». Ядро группы составляют французы, чехи и эстонцы. Об участии (от 50 до 150 чел.) недавно заявили Италия и Румыния.

Не стоит также забывать, что значительные вооруженные силы G5 Sahel (Буркина-Фасо, Мали, Нигер, Мавритания и Чад) в регионе, также продолжают действовать при прямом участии французских военных специалистов.

И в целом, непонимание региона, со стороны наших аналитиков и ведет к ключевым ошибкам в понимании текущих событий — то, «путчистов финансирует Франция» и «Бозизе ставленник Франции», и пр., — то, наоборот, все недавно смещенные лидеры были креатурами Франции, а череда произошедших путчей (и их попыток), это свидетельство сильного панафриканского и антиколониального движения.

Для начала проясним вопрос по Центральноафриканской Республике.

Почему-то опального экс-президента Франсуа Бозизе, вокруг которого был сколочен конгломерат группировок «Коалиция патриотов за перемены», наши оппоненты считают абсолютно бесполезной для Франции фигурой и даже, кхм, обеляют его. Чего только стоит афера с урановыми шахтами, на которой заработали французские капиталисты (об этмо в другом материале) да посмотреть на письмо Бозизе к Макрону.

В форпосте французского влияния в Африке — в чёрном-чёрном Чаде — тоже, наверное, от доброты душевной решили помочь «Коалиции патриотов за перемены» и постоянно подпитывали боевиков наёмниками. Такое решение руководство страны, наверное, приняло самостоятельно — то-то, когда «ЧВК Вагнера» пытались войти в Чад, «самостоятельные» власти Чада тут же послушали французов и этого сделать не дали.

Нет, откуда идут корни, мы знаем: некогда в одном из лидеров «Коалиции патриотов за перемены» Максиме Мокоме право-консервативные политологи и политтехнологи России увидели светоч и символ христианского объединения между народами ЦАР и России.

И действительно, на протяжении пары лет с ним шло активное сотрудничество. Пока в миссии в ЦАР не обнаружили, что Моком — это обычный работник языком, с удовольствием вытягивающий из наивных русских деньги и реализующий исключительно свои хотелки. Но с упорством, достойным лучшего применения, почему-то этот факт преподносится как "Мокому русские обещали, Мокома русские кинули, и он обиделся на русских и закусил удила, нужно срочно мириться". Поэтому, оказывается, русские виноваты в том, что появилась «Коалиция патриотов за перемены», Хартумские соглашения сорвались, а в стране снова началась война — а тот факт, что могли поставить не на того человека, почему-то наглухо игнорируется.

Теперь перейдём к Мали.

Для начала, главные французские базы в Кидале, Тессалите и Тимбукту будут закрыты к 2022 году, а вся военная роль сведётся к обучению и действиям советников. Трансфер мандата от «Бархана» к «Такубе» больше похож не на продолжение операции по войне с терроризмом на территории пяти стран, а застолбленное присутствие. Или что, у нас меньший контингент покажет высокую эффективность в борьбе с бандформированиями, чем силы операции «Бархан»?

На данный момент с властями Мали ведут переговоры, как минимум, представители двух российских частных компаний — и эти переговоры были бы невозможны, если бы не было запроса на борьбу с терроризмом, с которой французы не хотят справляться. Про фейк о двух погибших «музыкантах» разговор уже был, сейчас вообще появились новости о 1200 «вагнеровцах» в Мали. Кроме того, в страну пытаются войти военные контингенты алжирцев и южноафриканская ЧВК.

Ну и почему-то с упорством, достойным лучшего применения, игнорируются слова про то, что на Африке французские капиталисты продолжат зарабатывать, да и в Париже знают, за что платят.

В данном случае это упоминание мема «российские политтехнологи», к несчастью, все мы прекрасно знаем, чем оборачивается на африканской почве «профессиональный» опыт людей, выросших и сделавших себе имя за счет ультра-лоялистской позиции внутри России.

Такие таланты, — как внутри аппаратные интриги, способность быстрее всех «брать под козырек», «заговаривать» реальные проблемы пустой болтовней, — возможно, помогают в видовой конкуренции внутри России, но почти всегда ведут к внешнеполитическим провалам, при конкуренции вне России.

Там, где «недоработали» французы, ситуацию всегда поправят российские политтехнологи (в их же пользу, естественно), — по словам того же Мокома, — российская сторона смогла «обратить вспять антифранцузские настроения» в республике.

И это не голословные обвинения. А факты «с земли» так сказать, с которыми при желании можно ознакомиться как и с фамилиями конкретных политтехнологов. Единственное за историю российской миссии в стране системное гуманитарное начинание (НКО работавшее в сфере образования) было обнулено за пару недель, и до сих оставляет в недоумении местную публику (от простых учителей до министра образования). А самое печальное, это люди, поверившие в РФ, рисковавшие ради РФнас, и оставленные сейчас на произвол судьбы.

Готовность и желание Максима Мокома (правая рука Бозизе) даже сейчас продолжать диалог с российской стороной, говорит о многом — пожалуй, никак не меньше, чем ситуационное письмо Бозизе, адресованное Макрону. Нужно напомнить, что правительство Бозизе как раз и свергла в 2014 году коалиция «Селека» при не последней роли французов, и сами же французы были первыми кто пытался воспрепятствовать его возвращению в ЦАР в декабре 2019 года. Были и остаются французскими политическими ставленниками в ЦАР — А.Ж. Дологеле (лидер старейшей партии «Союз за обновление ЦАР») и К. Мекассуа (исламист, лидер партии «Путь надежды»). Утверждать иное, можно как раз-таки именно по «недомыслию».

О российских материально-технических потерях в ЦАР («грузах 300», и пр.) на текущий момент можно только догадываться. Очевидным пока что остается поведение российского главного ставленника запойного Ф.А. Туадера Януковича, — он расформировал пророссийское правительство на следующий же день после того как французы топнули на него ногой. Прописная истина политологии как науки (со времен Макиавелли) — «не класть яйца в одну корзину», к сожалению, остается недоступной «профессионалам» из России.

Tags: Африка, Франция
Subscribe

  • Бригада Тарик бин Зияд

    "В процессе отбора (в бригаду Тарик бин Зияд ЛАВС) специальный отдел анализирует прошлое добровольца и его семьи, чтобы отсеять тех, кто в прошлом…

  • Состояние джихадистского движения

    Оценка состояния джихадистского движения, разделенного на три основных компонента: полюс ИГИЛ, полюс Аль-Каиды и низовая джихадистская угроза. Мир…

  • О наемниках в Карабахе

    Международные СМИ и сирийские местные источники гудят сообщениями о сирийских боевиках, переброшенных в Азербайджан при содействии Турции. Несмотря…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment