Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Зачем Асад и сирийская оппозиция приезжали в Москву

Что касается процесса политического урегулирования, то здесь все по-прежнему безнадежно. Но российская логика неизменна – на Асада давить нельзя, и, чтобы добиться компромисса, нужно сначала пойти ему навстречу. Изменить сирийские власти все равно не получится



Сирийский конфликт давно ушел с первых страниц российских СМИ, но его завершение от этого не становится ближе. Россия по-прежнему остается одним из главных его участников, что еще раз подтвердили два знаковых визита, состоявшиеся на этой неделе. Москву посетили президент Сирии Башар Асад и сопредседатель исполнительного комитета Совета демократической Сирии Ильхам Ахмед, которая представляет северо-восток страны, до сих пор неподконтрольный Дамаску и тесно связанный с США.

Визит Асада состоялся по просьбе сирийской стороны, но и в Москве были рады сверить часы – последняя личная встреча двух президентов была полтора года назад, в январе 2020-го в Дамаске. С тех пор успели смениться правительства во многих странах региона – в Израиле, Ливане, Иране. Также не до конца ясно, чего ждать на сирийском направлении от новой администрации США, хотя плюсом для Дамаска уже стала готовность Вашингтона возобновить переговоры по ядерной сделке с Ираном. Это значит – меньше поводов превращать Сирию в поле противостояния между США и Ираном.

Кроме того, сирийская тема уже успела стать проверочной для российско-американских отношений. После июньской встречи Путина и Байдена дипломаты двух стран пришли к компромиссу и предложили совместный текст резолюции Совета Безопасности ООН по гуманитарной помощи Сирии.

Событие буквально историческое, потому что до этого на протяжении многих лет вопрос о маршрутах поставок гуманитарных грузов был камнем преткновения между Москвой и Западом. Россия настаивала на том, чтобы помощь шла только через территории, контролируемые Дамаском, а Запад – через внешние границы, минуя Дамаск. Теперь возможны оба варианта.

Практический результат этих договоренностей появился в конце августа, когда в Идлиб отправили первый гуманитарный груз с «асадовской территории». Фактически это стало дипломатической победой Москвы и удачей для Дамаска, с которым раньше под давлением США не могли иметь дело многие гуманитарные организации.

Эта отправка также дает России дополнительные аргументы в пользу того, что силы оппозиции управляют Идлибом непрозрачно и неэффективно, из-за чего всем внешним заинтересованным сторонам разумнее развивать контакты с официальными сирийскими властями. Заместитель постпреда РФ при ООН Дмитрий Чумаков уже отметил, что «помощь до людей все еще не дошла и хранится на складе под присмотром безымянных, но т.н. проверенных партнеров… Как мы убедимся в том, что гумпомощь не будет разворована или продана нуждающимся?».

Еще одним важным шагом в сторону вывода Дамаска из изоляции стала достигнутая на прошлой неделе договоренность Иордании, Сирии, Ливана и Египта, которые согласились вернуться к реализации соглашения 2009 года о поставках египетского газа в Ливан через территорию Сирии. Из арабских СМИ известно, что договоренность одобрили США ради поддержки Ливана, хотя официально они продолжают придерживаться своей санкционной политики в отношении Дамаска.

В любом случае этот энергетический проект помогает Асаду продолжить нормализацию отношений с другими арабскими странами, на чем всегда настаивала Москва. И вряд ли восстановление газового транзита, а также дополнительная подача электроэнергии в Ливан через Сирию обойдется без содействия России.

Визит сирийского президента в Москву еще раз показал, что Россия считает свою ставку на Асада верной и вносить коррективы в выбранный курс не планирует. Путин осудил присутствие на территории Сирии иностранных военных «без решения ООН» и одобрения Дамаска, заявив, что они препятствуют консолидации и восстановлению страны.

Какие конкретно страны мешают Сирии своими войсками, российский президент не уточнил – возможно, чтобы не создавать дополнительного напряжения в отношениях. Но не секрет, что таких страны две – Турция и США. Лишний раз провоцировать Анкару, с которой Москва взаимодействует по многим региональным вопросам – от Афганистана до Ливии, президент Путин не стал. Да и с Вашингтоном, как показала практика, Россия пока готова искать компромиссы по Сирии.

Также российский лидер похвалил Асада за договороспособность, хотя в нее мало кто верит за пределами Сирии. Конечно, Москва и по собственному опыту прекрасно знает, как непросто говорить с сирийскими властями, как тяжело убеждать их пойти хоть на какие-то политические компромиссы. Но публично давить или тем более осуждать Асада Россия все равно не собирается.

Сирийское урегулирование может продвигаться вперед очень медленно, но его направление вполне устраивает Москву. Например, всего за несколько дней до встречи Путина и Асада российские военные смогли добиться вступления в силу соглашения о примирении в провинции Деръа на юге Сирии. Именно в этой провинции в 2011 году начался вооруженный конфликт. Деръа уже замиряли летом 2018 года, но статус некоторых районов и находящихся там сил вооруженной оппозиции остался нерешенным.

После очередного обострения этим летом и нескольких месяцев блокады и переговоров российским военным удалось предотвратить масштабную зачистку в одном из таких районов – Деръа-Балад. Сейчас его патрулирует российская военная полиция, а над местными административными зданиями подняты флаги России и Сирии.

В провинции все равно остается еще несколько незамиренных районов, но отсутствие масштабного кровопролития в Деръа-Балад помогло России сохранить свою репутацию эффективного посредника, имеющего влияние на Дамаск. Тем более что четыре года назад провинция Деръа была предметом переговоров России, США и Иордании – тогда было решено создать там зону деэскалации, которую год спустя путем «примирения», а не военных действий передали Дамаску.

Остальное на переговорах – разговоры о росте товарооборота, благодарность Асада России за помощь по всем направлениям – лишь фон, хоть и важный. Москва остается проводником легитимности сирийского президента во внешний мир и отказываться от этого не собирается.

Что касается процесса политического урегулирования, то здесь все по-прежнему безнадежно. Но российская логика неизменна – на Асада давить нельзя, и, чтобы добиться компромисса, нужно сначала пойти ему навстречу. Изменить сирийские власти все равно не получится.

Всего через несколько дней после Асада Москву посетила сопредседатель исполнительного комитета Совета демократической Сирии Ильхам Ахмед. Это курдское движение контролирует северо-восток Сирии и видит в России силу, способную убедить Турцию остановить военные операции против сирийских курдов.

И действительно, несколько лет назад президенты России и Турции лично договаривались о прекращении военных действий на севере Сирии. Москва выступила гарантом безопасности курдов, но полностью столкновения не прекратились. Курды и турки обвиняют друг друга в провокациях.

В то же время отношения России с сирийскими курдами складываются очень непросто. Москва недовольна их контактами с Вашингтоном, который, как она считает, подталкивает курдов к сепаратизму. Глава МИД РФ Сергей Лавров на днях в очередной раз назвал присутствие США в Сирии оккупацией, а их интересы незаконными. Среди прочих прегрешений американцев министр назвал и «потакание курдскому сепаратизму».

В ходе своего визита Ильхам Ахмед пыталась смягчить эту озабоченность Москвы. Она настаивает, что никаких планов по отделению от Сирии у ее движения нет, как нет и контрактов с США по нефти (утверждается, что они отменены). По ее словам, курды готовы к диалогу с Дамаском, но он застопорился из-за позиции сирийских властей.

Интересно, что Москву Ахмед посетила перед поездкой в Вашингтон. То есть сирийские курды по-прежнему рассматривают разные варианты развития событий. Москва для них ценна своими контактами с Анкарой, хотя это может сыграть и в негативную для курдов сторону – их интересы всегда второстепенны, когда Россия и Турция ищут компромиссы между собой. Так уже было при формировании сирийского Конституционного комитета, куда по настоянию Анкары не вошли представители сирийских курдов, фактически контролирующих северо-восток Сирии.

Ахмед уверяет, что с сирийскими курдами необходимо считаться, потому что сейчас они контролируют около 30% территории страны. Еще 15% – у протурецкой сирийской оппозиции на севере Сирии. Но Москва исходит из того, что Асад вернул себе уже 90% территории, и от этого восприятия, видимо, не отступит до тех пор, пока оно не станет реальностью.

Tags: Асад, Россия, САР, Сирия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment