Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Ливийский расклад Триполи

Анкара стремится сохранить свое влияние на правительство Триполи, и несколько фигур, тесно связанных с Турцией, присматриваются к посту премьер-министра после надвигающегося отъезда аль-Сарраджа.



Любой, кто мог подумать, что признанное ООН ПНС Ливии является монолитным и политически согласованным образованием, имел много пищи для размышлений, поскольку политическое соперничество в Триполи разразилось в конце августа, а глава ПНС Файез аль-Саррадж объявил о своем удивительном плане уйти в отставку к концу октября.

Внутренние споры достигли апогея 29 августа, когда Саррадж отстранил от должности министра внутренних дел Фатхи Башагху, который командует ополчением мисратана, связанным с ПНС, в то время как Башагха вместе с Халедом аль-Мишри посещал Турцию, главного покровителя ПНС. Считается, что почти трехчасовая встреча Мишри с Эрдоганом и встреча Башаги с министром обороны Турции Хулуси Акаром вызвали особое раздражение премьер-министра ПНС. Саррадж отстранил Башагху, возложив на него ответственность за жестокое подавление уличных протестов, в то время как последовавший за этим всплеск военной активности в Триполи и Мисурате вызвал разговоры о возможном перевороте направленном против Сарраджа. Хотя, казалось, что дела утихли, когда Башага был восстановлен в начале сентября, борьба за власть показала, насколько хрупка ПНС.

Как политические, так и военные структуры ПНС состоят из различных групп и фракций, которые соперничают друг с другом с точки зрения территориального контроля, племенной принадлежности, идеологии и государственной поддержки. Борьба за власть вспыхнула из-за обвинений в коррупции, проблем с финансовой безупречностью в ПНС и проблемы с МВД, как только 21 августа было объявлено о прекращении огня с Хафтаром. Следовательно, Саррадж объявил о своем намерении передать свои обязанности на следующий орган исполнительной власти не позднее конца октября.

Решение Сарраджа уйти и его очевидная решимость довести это дело до конца только разжигали борьбу за власть между фракциями ПНС. Ряд имен был предложен в качестве потенциальных преемников, а некоторые из них рассматриваются, как влиятельные кандидаты из-за поддержки, которую они получают от иностранных спонсоров. Но прежде чем сосредоточиться на внешней поддержке, необходимо рассмотреть внутриполитический баланс в Ливии. Анализ сильных фигур в ПНС необходим для того, чтобы делать какие-либо прогнозы.

1. Башага, уроженец Мисураты, имеет турецкие корни, происходя от потомков османских янычаров, поселившихся в Ливии. Потомки турок в Ливии известны как "Кулоглу" или "сыновья слуг" - часто англизированные как Кулуглис. Община сосредоточена в Мисурате и ее окрестностях, представляя главную военно-политическую базу Башаги. Башага стал известен во время БД 2011 г и в сотрудничестве с НАТО во время осады Мисураты ИГИЛ. Его власть над ополченцами Мисратана означала, что он оставался лидером во время войны Хафтаром. В 2018 г он был назначен министром внутренних дел, чему способствовала сильная поддержка Турции и его личные связи с Эрдоганом. Благодаря фракциям Мисратана, Башага консолидировал власть в Триполи во время защиты города от Хафтара. Его влияние еще больше возросло после того, как ПНС подписало с Анкарой соглашения о морском и военном сотрудничестве в ноябре 2019 г, и последующее развертывание турецких военных и офицеров разведки, чтобы помочь Триполи дать отпор Хафтару. Ни для кого не секрет, что Башага на пике своего могущества присматривается к руководству ПНС.

Воспользовавшись прекращением огня, ливийцы вышли на улицы, естественно это было выгодно Башага. А Поскольку Башага боролся с коррупцией, МВД не вмешивалось в протесты. Однако силы наваси, известные своей близостью к Сарраджу, вмешались, в результате чего несколько протестующих погибли. В конце концов, Саррадж принял неожиданное решение приостановить деятельность Башаги, пока он был в Анкаре.

2. Ахмед Майтек, вице-президент Высшего государственного совета, - еще один видный кандидат на замену Сарраджу. Как и Башага, он - известный Мисратан из общины Кулоглу, который культивировал политическую и коммерческую мощь во время ливийского конфликта. Как и Башага, Майтек имеет тесные экономические связи с Турцией, а также с территориями, находящимися под контролем Хафтара. Примечательно, что он был первым сторонником Триполи, который посетил Москву в 2017 г, и поддерживает тесные контакты с РФ, выделяясь, как единственный деятель ПНС в хороших отношениях как с Анкарой, так и с Москвой.

Тем не менее в июне, например, он вызвал недовольство своих товарищей по ПНС за то, что призывал силы ПНС прекратить наступление на Сирт, потому что наемники из группы Вагнера присутствовали на их пути и предупреждали, что Сирт является красной линией для Москвы.

Совсем недавно Майтек провел при посредничестве РФ переговоры с сыном Хафтара Халидом по проблеме Сирта, в том числе по снятию нефтяной блокады, введенной Хафтаром в этом р-не. 18 сентября он объявил условия сделки с сыном Хафтара, одновременно с Хафтаром, объявившим о прекращении блокады. Ливийская национальная нефтяная компания решительно осудила сделку, заявив, что никогда не допустит присутствия сил Вагнера в регионе.

3. Мишри, глава Высшего государственного совета, - еще одна фигура, за которой стоит следить. В политическом плане он считается сторонником "Братьев-мусульман", хотя он сказал, что покинул организацию в начале 2019 г. Известно, что Мишри также в хороших отношениях с Эрдоганом. После турецкого вмешательства в конце 2018 г он сосредоточился на дипломатии, проводя встречи с Италией, Марокко и РФ, а также с представителями восточных сил. Во время переговоров в Марокко между двумя ливийскими сторонами в начале этого месяца он выразил готовность встретиться с Хафтаром в присутствии марокканских официальных лиц. Он назвал переговоры простыми консультациями, а не диалогом и настаивал на том, что никаких будущих должностных лиц не выбирали.

Некоторые утверждают, что Мишри намеревается сыграть активную роль в предстоящих Женевских переговорах в попытке восстановить влияние "Братьев-мусульман" в ПНС. Наряду с Башагой, Мишри считается фигурой, которая отдает приоритет военным вариантам. Мишри хочет укрепить свою власть, продлив политический переходный процесс, и именно его связи с Турцией сделали его политически конкурентоспособным. Многие в ПНС считают, что Мишри приобрел экономическое могущество благодаря своим отношениям с Катаром и Турцией и попытается использовать Женевский процесс, чтобы стать премьер-министром.

Если Майтек или Мишри займут пост премьер-министра, это будет означать усиление российского влияния на женевских переговорах и перспективу признания ПНС Акилы Салеха, главы парламента в Тобруке, политической фигурой. Такой сценарий, однако, столкнется с противодействием сторонников Сарраджа и Башаги в ПНС и племен сторонников Хафтара на востоке. В результате может вспыхнуть новый конфликт.

Если Башага, любимец Анкары, займет этот пост, боевые действия с силами Хафтара могут возобновиться, хотя это будет призыв Анкары. Правительство, возглавляемое Башагой, столкнется с сильной оппозицией со стороны мадхалийских салафитов, сторонников Братьев-мусульман и сторонников Сарраджа.
Tags: Ливия, ПНС, Саррадж, Турция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments