Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Легализация ХТШ и Талибана: Последствия

Легализация «Талибана» создаёт опаснейший прецедент в мировой практике и ведёт к декриминализации других террористических движений. Можно подробно разбирать комплексную работу Запада, проводимую по лекалам «Талибана» с поправкой на местную специфику в отношении другой террористической организации — орудующей в сирийском Идлибе «Хайят Тахрир аш-Шам». В глобальном плане проект «Исламского государства» был крайне успешен: всему миру показали настоящее лицо радикалов. Теперь можно смело показывать на «Талибан» и «Хайят Тахрир аш-Шам» и говорить: «Но это же не ИГИЛ! Это другое!». Сколько должно пройти времени прежде, чем сирийский ХТШ станет абсолютно легальным с точки зрения международного права квазигосударственным институтом и партнёром по диалогу? Что про «Талибан», что про ХТШ говорят так: это исключительно внутреннее явление, не направленное на экспансию вовне. Это заблуждение. Это один из множества шагов по радикализации всего мусульманского мира, который в конечном счёте должен сам захотеть вступить в глобальную борьбу с неверными.



Почему-то когда речь заходит про международную террористическую организацию №1, все вспоминают Усаму бен Ладена, воспринимая его заместителя и нынешнего главу организации Аймана аз-Завахири как ничего не значащую фигуру. И это ошибка.

Именно Аз-Завахири стоял у истоков идеологии «Аль-Каиды», именно он продвигал концепцию «глобального джихада» против Запада — ту самую, из-за чего слово jihad, не имеющее в оригинале никакой негативной коннотации, стало на Западе ассоциироваться исключительно с вооруженной, насильственной борьбой против христиан и мирных мусульман.

Точно так же в своей книге «Рыцари под знаменем Пророка» Айман аз-Завахири всем неравнодушным мусульманам внушил мысль, что для Запада «исламский фундаментализм» = «исламский террор».

К чему мы это всё говорим и при чем тут засилье консервативно настроенных мусульман в России?

Дело в том, что это всё — бомба замедленного действия, которая работает в обе стороны. И казалось бы, самые мирные фундаменталисты, и не сторонники экстремистких учений на фоне общей радикализации диаспор в России, непрекращающегося потока информации об успехах экстремистов на Ближнем Востоке, успешных «кейсах» «Хайят Тахрир аш-Шам» и «Талибана» начинают постепенно менять собственное восприятие и думать, как могла бы выглядеть их жизнь, если бы та страна, где они сейчас находятся, изменилась.

Но тут есть одна проблема. Если раньше Талибан был террористической организацией, ведущей боевые действия на территории Афганистана, то сейчас они уже захватили всю страну и в скором времени у них окажется вся полнота власти. И теперь всем соседям придётся строить отношения с Талибаном. Который вроде запрещён, а вроде теперь и власть. И все будут договариваться, поскольку слишком много интересов сошлось в этой стране.

Что это, как не победа интересов США, когда мировые державы вынуждены будут вести переговоры и договариваться с террористами, которые были созданы, вскормлены и пришли к власти при участии американцев?

Что же касается ХТШ. Первого июня свет увидел анонсированный еще зимой документальный фильм «Джихадист» о террористе №1 — Абу Мухаммаде аль-Джуляни, главе международной террористической организации «Хайят Тахрир аш-Шам». В разное время организация была частью и «Аль-Каиды», и «Исламского государства Ирака и Леванта» . Сегодня ХТШ проходит по тому же пути, что и афганский «Талибан»: организацию преподносят как «меньшее зло» и призывают с ней договариваться.

Это первое с 1998 года интервью высокопоставленного командира «Аль-Каиды» (пускай и номинально бывшего) западным СМИ. Фильм «Джихадист» мастерски играет на контрастах и призывает западного зрителя задуматься над возможностью диалога с террористами.

Фильм «Джихадист» стал, своего рода, визитной карточкой лидера ХТШ. Без правильной презентации Абу Мухаммада аль-Джуляни он был никогда не сработал. Существует несколько версий биографий террориста №1, но «официальная», изложенная из уст самого главы «Хайят Тахрир аш-Шам» выверена до последнего слова.

И побег с оккупированных Израилем Голанских высот в 1982 году, и воодушевление от второй палестинской интифады в возрасте 17 лет, и война в рядах сопротивления против американцев в Ираке, и пленение в тюрьме Кэмп Букка, и противодействие жестокости — все эти штрихи имеют значение. Благодаря им формируется собирательный образ квазизащитника общеарабских ценностей. Абу Мухаммад аль-Джуляни словно бы говорит: «Я такой же, как и вы все, я страдал вместе с вами и радовался вашим подвигам».



Создатели фильма намеренно противопоставляют лидера «Хайят Тахрир аш-Шам» как главе филиала «Аль-Каиды» в Ираке Абу Мусабу аз-Заркави с его террористическо-мясницкими методами, так и главе «Исламского государства Ирака» Абу Бакру аль-Багдади, которого Аль-Джуляни называет «лишенным яркой индивидуальности» и «неспособным оценить» его 50-страничный труд о том, как правильно вести джихад в Сирии.

Создатели «Джихадиста» приводят кадры из проповедей и речей Абу Мухаммада аль-Джуляни: в них лидер ХТШ делает особый акцент на том, что нужно позаботиться о нуждах всех мусульман. Мартин Смит подобные слова оставляет без комментариев.

Документальный фильм, ставящий целью поднять вопрос, действительно ли Абу Мухаммад аль-Джуляни является террористом №1 в мире, не мог обойти стороной преступления, совершенный «Джебхат ан-Нусрой».

Согласно словам лидера организации, это требует «переосмысления».

«Нужно брать во внимание новейшую историю региона и происходившие на протяжении 20-30 лет события. Мы говорим о регионе, где угрозами и огнем правят тираны. И этот же регион изобилует огромным количеством конфликтов и войн. Тысячи вступили в ряды «Аль-Каиды». Но почему они присоединились к «Аль-Каиде»? Вот в чем вопрос», — уходит от ответа на вопрос, почему он вступил в «Аль-Каиду» Абу Мухаммад аль-Джуляни.

Применение смертников в условиях войны тоже, по версии создателей фильма, обусловлено естественными причинами.

«Если бы у нас были самолеты, мы бы их использовали. Была бы артиллерия — мы бы сохранили жизни наших братьев», — оправдывает лидер «Хайят Тахрир аш-Шам» использование практик «Аль-Каиды» и подрывы «джихад-мобилей» со смертниками.

Эндрю Таблер, представитель The Washington Institute, соглашается с тем, что методы Аль-Джуляни были «менее кровавыми»: наносились удары по военным объектам, а не гражданским. Но нельзя было сказать, что у «Джебхат ан-Нусры» «чистые руки».

Мартин Смит приводит слова спикеров о тайных тюрьмах группировки в Идлибе, где людей мучили и пытали. Свидетельства жертв, данные Human Rights Watch провоцируют закономерный ответ: приезжайте, мы вам все покажем. Даже если правозащитные организации отправятся в сирийский Идлиб, им покажут лишь то, что нужно увидеть, а в выпущенном отчете будет заключение об отсутствии фактов нарушений прав человека.

Но все это идет фоном, ведь главное Абу Мухаммад аль-Джуляни сказал еще в самом начале: он всегда был против насилия, но поддерживал, при этом, идею сопротивления.

«Не будь там [в Ираке] американцев, не появилось бы и сопротивление», — улыбается террорист №1.

В фильме продолжается линия, начатая еще при администрации Барака Обамы: вторжение в Ирак было ошибкой, а американцы причастны к многочисленным злодеяниям. Это позволяет, в какой-то мере, оправдать тысячи людей, вступивших в ряды террористических группировок: все из-за политики США в начале нулевых. Это же спровоцировало появление радикальных исламистов на иракской земле.

Глава ХТШ заявляет, что хоть он и состоял в рядах «Аль-Каиды» в Ираке, лидера местного филиала террористической организации Абу Мусаба аз-Заркави никогда не видел, да и сам входил в группу людей, которые выступали решительно против любого насилия, поскольку правильно «трактовали нормы ислама».

«Даже когда была возможность ликвидировать большую группу солдат противника — если при это мог погибнуть один невинный человек, мы были против», — уверяет собеседника лидер «Хайят Тахрир аш-Шам».

Впоследствии в «Аль-Каиде» наметится раскол: противники жестоких методов Аз-Заркави поднимут вопрос о целесообразности продолжения такой тактики.

Но на логичный вопрос, почему же он тогда не покинул ряды организации, Аль-Джуляни ничего не ответил. Он остался и сумел продвинуться в верх по карьерной лестнице. Об этом говорит и аналитик ЦРУ Нада Бакос: в рядах филиала «Аль-Каиды» в Ираке будущий создатель «Джебхат ан-Нусры» смог стать командиром «ячейки» и показал лидерские качества, хоть и не стал высокопоставленным командиром в первой половине «нулевых».

Игра на контрастах отчетливо видна, когда Аль-Джуляни рассказывает про раскол с ИГИЛ1 и «Аль-Каидой». Тут и противопоставление «правильного» понимания «джихада» в Сирии, которое не сумел оценить халиф ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади, и необходимость дистанцироваться от «токсичных» группировок и организаций.

Мартин Смит и Тео Паднос (автор первого анонимного интервью Абу Мухаммада аль-Джуляни «Аль-Джазире») объясняют, что «Исламское государство» было, в первую очередь, проектом, завязанным на деньги. И именно поэтому Абу Мухаммад аль-Джуляни в свое время отказался признать «Джебхат ан-Нусру» частью ИГИЛ.

Период 2017-2019 годов, когда боевики «Хайят Тахрир аш-Шам» начали стремительно поглощать территорию конкурентов из других группировок, лидер организации характеризует как «неизбежное столкновение», ведь те же ИГИЛовцы пытались «подорвать сирийскую революцию».

Создатель ресурса «Джихадология» Аарон Зелин, профессионально изучающий террористические группировки, замечает, что Абу Мухаммад аль-Джуляни «держит нос по ветру» и пытается постоянно лавировать.

Только объяснение у этого лавирования несколько иное: назвать террориста №1 добрым самаритянином язык не повернется при всем желании.

«Эта характеристика (Абу Мухаммада аль-Джуляни как всемирно признанного террориста) нечестная. Это политическая характеристика, которая не заслуживает доверия. Мы не представляли какой-либо угрозы для западного или европейского сообщества. Ни угрозы в сфере безопасности, ни экономических, ничего».

Это основная линия, которую продвигает руководство «Хайят Тахрир аш-Шам»: организация не несет угрозы Западу. Эту линию продвигали и в прошлом году в интервью французскими СМИ, первыми опубликовавшие интервью с главным шариатским судьей группировки.

В «Джихадисте» в очередной раз делается намеренный акцент на том, что «Хайят Тахрир аш-Шам» никогда не будет сражаться против Запада. И создатели — устами в том числе и бывшего министра обороны США Дэвида Шнайкера — винят в злодеяниях против США правительство Башара Асада, которое мобилизовало людей на войну против США в Ираке.

«Сирийцы дали явно понять: они сделают все, что в их силах, чтобы США потерпели неудачу».

Да и сам «сирийский режим» в середине фильма подвергается очередной порции критики: Мартин Смит приводит кадры отдыхающих сирийцев на пляжах Латакии, называя их «богачами» и возлагая на них вину в гибели тысяч военнослужащих. Никакими зажиточными гражданами отдыхающие не являются: в Латакии, Тартусе и Дамаске даже в самые тяжелые годы войны бары и увеселительные заведения не пустовали. В этом особенность менталитета и фаталистичного подхода к жизни сирийцев.

Не обошлось и без критики российской военной кампании в Сирии: кадры ударов по плотной застройке и нарезки постановочных видео «Белых касок» призваны убедить западного зрителя, что Россия ответственна за гибель мирных граждан.

И если «Хайят Тахрир аш-Шам» не несет угрозы Западу, то призывы к совершению терактов на территории России для Абу Мухаммада аль-Джуляни не в счет: это же месть за российские бомбардировки.

Поскольку интервью рассчитано, в первую очередь, на западного зрителя, в нем используются многочисленные психологические приемы, которые должны заставить зрителя поверить: Абу Мухаммад аль-Джуляни — единственная преграда между Европой и кризисами, которые могут ее захлестнуть.

В самом начале интервью Мартин Смит подчеркивает, что Идлиб стал «безопасной гаванью» для огромного количества беженцев. И если он падет — все они ринутся на север. На этой же ноте фильм и заканчивается: описание масштабов бедствия с возложением вины на Москву с Дамаском, а также огромном (до трех миллионов человек) количестве людей, запертых в анклаве. И обо всех них заботится — как следует из фильма — «Хайят Тахрир аш-Шам», поскольку больше некому.

На усилиях ХТШ и марионеточного «Правительства спасения», погрязшего в скандалах и коррупции, делается очередной акцент: авторы «Джихадиста» демонстрируют кадры мирной жизни, показывают, как протекает учеба в женских классах в школах, как функционируют больницы.

По словам Аль-Джуляни, ситуация в Идлибе «не идеальна», но была создана «самостоятельная модель, благодаря которой получилось установить верховенство шариата на всех землях». И это несмотря на «состояние войны» и «российскую оккупацию».

Чтобы придать мысли о том, что с «Хайят Тахрир аш-Шам» придется сотрудничать, в интервью высказывают свои мысли многочисленные спикеры. Например, Джеймс Джеффри прямо называет ХТШ «меньшим злом», с которым необходимо договариваться, поскольку в регионе «нет национальных государств и правил».

Раниа Абу Зейд, колумнист TIME, The New Yorker, Foreign Affairs и The Guardian, ставит вопрос ребром: а может, независимый самоуправляемый Идлиб — не такая уж и плохая идея? А может, стоит дать еще один шанс Абу Мухаммаду аль-Джуляни?

Подобную точку зрения разделяет сразу несколько действующих в интересах США институтов. Например, «главный американский think-tank» International Crisis Group еще 20 февраля 2020 года опубликовал беседу с Абу Мухаммадом аль-Джуляни, а год спустя, 3 февраля 2021 года, разместил статью с посылом «Сохранение статуса ХТШ как террористической организации представляет собой серьезное препятствие».

Согласно концепции Окна Овертона, сейчас возможность сотрудничества с международной террористической организацией «Хайят Тахрир аш-Шам» уже постепенно переходит к третьей стадии — «приемлемо». Приемлемо потому, что это единственная сила в Идлибе. Приемлемо потому, что нужно противодействовать Дамаску и Москве. Приемлемо потому, что иначе беженцы хлынут в Европу. Приемлемо потому, что это уже меньшее зло.
Tags: Ислам, Талибан, Талибы, Терроризм, ХТШ, Хайят Тахрир аль-Шам
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments