Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Деньги, предательства и иностранные фонды: как оппозиция рвется к власти в Никарагуа

За последние десять лет различные американские фонды выделили организациям в Никарагуа более 100 млн долларов по программам «развития демократических институтов и прав человека». Огромные, по меркам небольшой центральноамериканской страны, деньги оказались в руках никарагуанской оппозиции. Которая не замедлила ими воспользоваться, начав после массовых протестов 2018 года курс на силовое свержение президента Даниэля Ортеги. Перед выборами президента Никарагуа, которые состоятся в ноябре 2021 года, развернулся очередной этап противостояния проамериканской оппозиции и властей страны, в ходе которого были отстранены от выборов или арестованы 35 руководителей оппозиции, включая семь кандидатов в президенты.



Оппозиция Никарагуа в основном объединена вокруг проамериканских правых партий — либеральной «Граждане за свободу» (CPL) и либерально-консервативной из «Голубое и белое национальное объединение» (UNAB), утверждает через американские СМИ, что президент Ортега «избавляется от любых серьезных конкурентов» и хочет избраться на фактически «безальтернативной основе».

Однако оппозиция состоит не только из них. Так, под арест попал когда-то близкий друг Ортеги генерал Уго Торрес, покинувший когда-то «Сандинистский фронт национального освобождения» (FSLN). Арестована Дора Мария Тельес, министр образования первого сандинистского правительства в 1980-х годах В 1990-2000-х она жестко критиковала FSLN и лично Ортегу. Досталось также лидерам крестьянских организаций, которые спорят с политикой властей в области сельского хозяйства. Примечательно, что все эти фигуры, как и сам Ортега, принадлежат к левому флангу политики Никарагуа.



Практически все оппозиционеры попали под обвинения в рамках одного свода законов, который был принят в последние полгода-год. Арестованная в июне 2021 года Кристиана Чаморро, дочь правого экс-президента Виолетты Чаморро, обвиняется в финансовых махинациях. Фонд Чаморро получал деньги из-за рубежа, в частности от USAID, что было запрещено в рамках принятого закона. Социолог Тамара Давила и экономист Хосе Адан Агуэрри были аналогичным образом предъявлены обвинения в подрывной деятельности и нарушениях финансовой отчетности.

С 2010 по 2020 год американские фонды и правительственные институты — USAID, Фонд Макартуров и другие — выделили более 100 миллионов долларов неправительственным организациям Никарагуа. Более того, около 16 миллионов долларов было выделено в одном только 2018 году, когда оппозиция организовала массовые протесты, требуя немедленного ухода Ортеги. Большая часть этих миллионов оказалась в руках оппозиции. Так что обвинения правительства Никарагуа в адрес США, которые спонсируют никарагуанскую оппозицию широкой рукой, абсолютно обоснованы.

Тициано Бреда, эксперт по региону из International Crisis Group, которая является агентом влияния США в Никарагуа, считает, что такого рода аресты подают сигнал политикам: подрыв суверенитета страны будут иметь серьезнейшие последствия. Оппозиционные лидеры, опасаясь ареста, подались в бега. Большинство укрылась в соседней Коста-Рике, другие скрылись в США.

Политики в Соединенных Штатах, как и в Евросоюзе, конечно же, не могли пройти мимо Никарагуа. Сравнительно недавно был скандал с Сальвадором, президент которого Найиб Букеле в буквальном смысле послал куда подальше призывы Вашингтона и Брюсселя дать «больше демократии» в стране.

Ни грозные ноты официальных лиц, ни обещания вице-президента Камалы Харрис «плотнее работать с гражданским обществом» в Сальвадоре (толстый намек на большие беспорядки с серьезными последствиями) ни к чему не привели. Букеле сосредоточил в своих руках фактически диктаторские полномочия с полного одобрения нации. Его рейтинг уже второй год колеблется в районе 90%.

Не преуспев в Сальвадоре, Вашингтон сосредоточился на других странах Центральной Америки — Гондурасе и Гватемале. Однако и там до феноменальных успехов далеко, ведь граждане этих республик массово бегут в США, хотя у власти там американские ставленники, а не те, кого вашингтонские политики объявляют диктаторами.

Подход, тем не менее, очень схожий. 6 августа 2021 года США ввели против властей Никарагуа санкции в рамках так называемого RENACER Act, пообещали ликвидировать участие в Центральноамериканской зоне свободной торговли (CAFTA), совместно с ЕС наложили визовые ограничения на «пособников никарагуанской диктатуры», то есть президента Ортегу и ряд высших чиновников страны. В ответ в Манагуа не дали задний ход, а наоборот — еще жестче усилили нажим на оппонентов. В первую очередь на тех, кто был уличен в получении средств из американских фондов — а среди таких оказались правые политики буквально всех идеологических оттенков.

Попытавшись ослабить власть президента Ортеги, США еще больше консолидировали ее, своими действиями выбивая из страны любую оппозицию. Если посмотреть на ситуацию объективно со стороны, то можно было бы подумать, что это вашингтонские чиновники сидят на никарагуанской зарплате и подыгрывают правительству Ортеги.

Причина неудач администрации Байдена — непонимание, с чем они столкнулись в Никарагуа, кто такой президент Ортега и как он воспринимает американское вмешательство в своей стране.

У Даниэля Ортеги вполне достаточно объективных причин действовать именно таким образом, жестко рассеивая проамериканскую оппозицию. И первая — это пережитый Никарагуа опыт гражданской войны и жесткого противостояние с Соединенными Штатами, которые использовали никарагуанские оппозиционные силы, тысячами истребляя мирных жителей.



Действующий президент Никарагуа — сандинист, партизан, который 20 лет боролся против диктатуры проамериканского ставленника Анастасио Сомосы. А после того как Ортега стал лидером Никарагуа, он еще 10 лет был вынужден сражаться в гражданской войне против ультраправых отрядов «контрас», которых спонсировали и вооружали американцы на деньги колумбийских наркокартелей. Можно увидеть горькую иронию истории в том, что базы ультраправых боевиков, вооруженных и снабжаемых США, находились на территориях диктаторского Гондураса и демократической Коста-Рики. Помощь в их создании и организации оказал ультраправый режим Хорхе Виделы в Аргентине.

А вот после 1990 года уцелевшие боевики «контрас» оказались в рядах никарагуанских демократов и поборников прав человека.

За время борьбы против диктатуры Самосы и гражданской войны, «Сандинистский фронт национального освобождения» (FSLN) стала жестко организованной партией, в которой не поощрялись расколы и фракции.

В 1990-е годы, когда FSLN потерпела поражение на выборах от умеренных правых, Никарагуа уже находился под американскими санкциями. В первую очередь из-за того, что новое правительство Виолетты Чаморро было «недостаточно антисандинистским» и пыталось втянуть Ортегу и его коллег в многопартийную избирательную политику.

В 1995 году партия сандинистов пережила раскол — из партии вышло левое крыло, одним из руководителей которого был генерал Уго Торрес. В тех условиях это было воспринято как предательство и нож в спину партии. Раскольникам не забыли бегства и не простили его.

Уже после прихода Ортеги к власти в 2007 году с экс-сандинистами стали бороться даже жестче, чем с традиционными правыми партиями. Противникам сандинистов «слева» в какой-то момент было уже не до чистых рук — они оказались в лагере проамериканской оппозиции.

Сандинисты не сидели на месте и пытались расколоть лагерь правых. После своего поражения в 1990 году они успешно сотрудничали с католической церковью. В 2006-2007 годах находившиеся в парламенте, а затем и пришедшие к власти сандинисты голосовали за запрет абортов, сыграв на стороне церкви. После этого церковь в целом поддерживала Ортегу, — однако в 2018 году поддержала протесты в стране, поводом для которых стали планы сооружения «никарагуанского канала» в противовес Панамскому.

Учитывая влияние католической церкви, такая фронда с ее стороны была оценена как неспособность и невозможность для сандинистов сохранять устойчивые союзы с общественными силами, находящимися в оппозиции. Действия церкви были восприняты как предательство. Сандинистские власти действовали жестко, и некоторые священники даже бежали из страны.

Придя к власти в 2007 году, Даниэль Ортега не стал пересматривать политику предыдущих правительств, а продолжал вести страну неолиберальной дорогой. Госсобственность приватизировалась, МВФ и Международный банк до недавнего времени без каких-либо проблем выдавали кредиты никарагуанским властям.

96% всей собственности в Никарагуа находится в частных руках. Долгое время действовали налоговые каникулы для иностранных и местных компаний, которые могли доходить до 10 лет.

Но вслед за неустойчивостью на мировых финансовых рынках в Никарагуа с 2015 года постепенно начали развиваться кризисные явления. Впервые с 2009 года начал снижаться уровень жизни. В 2019 году 45% населения страны жило за чертой бедности — больше, чем десять лет назад.

Сыграли роль и экономические разногласия с крупными объединениями предпринимателей. Долгое время сандинисты плодотворно сотрудничали с ними, что было удивительно для левых сил. Однако в условиях, когда нация беднела, а «финансовый пирог» страны становился меньше, бизнесменам стали доставаться все менее лакомые куски. И в 2018 году, во время массовых выступлений в стране, частные предприниматели заняли откровенно враждебную властям позицию — то есть очередные союзники Ортеги, которых он долгое время задабривал, немедленно предали его, как только финансовые трудности государства задели их интересы.

Таким образом, к началу кампании перед выборами президента в 2021 году сандинисты оказались как в осажденной крепости. Внутренние враги наступают по всем фронтам — социальным, религиозным, политическим, экономическим. Внешний противник — США передает оппозиции миллионы долларов и публикует планы захвата власти в Никарагуа с использованием гуманитарных и гражданских организаций. Экономический кризис накладывается на приближающиеся политические выборы, а Вашингтон все чаще обвиняет Никарагуа и Ортегу в диктатуре.


Ортега переходит к подавлению оппозиции, и тут США выкручивают на максимум пропаганду, которая на все лады повторяет «все на борьбу с сандинистский диктатурой» и «Ортега должен уйти». Штаты вводят санкции против страны, союзники Вашингтона отменяют визы первым лицам Никарагуа. Одновременно с этим, США продолжают финансировать никарагуанскую оппозицию. Официальные отчеты USAID пестрят грантами на десятки и сотни тысяч долларов, которые выделяются оппозиционным неправительственным организациям.

Публикуя одно за другим заявления о «защите демократии» в Никарагуа, Вашингтон стремится убрать неугодного им политика, подрывая суверенитет независимой страны. Однако эти США не умеют действовать по-другому на своем «заднем дворе».

Для Ортеги это — повторение войны между США и Никарагуа в 1980-х годах. Осталось только из сопредельных стран прислать «контрас 2.0» для придания полного сходства.

Tags: Латинская Америка, Никарагуа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment