Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Почему "Талибан" возвращает смертную казнь и телесные наказания в Афганистане

Высокопоставленный представитель «Талибана» мулла Нуруддин Тураби заявил, что новые власти Афганистана намерены вернуться к практикам строгих телесных наказаний, отрубанию конечностей и казням, имевшим место в предыдущий период правления радикального движения в конце прошлого века.



По его словам, ранее эти приемы демонстрировали эффективность и позволяли контролировать внутреннюю обстановку в стране.

«Отрубание рук необходимо для обеспечения безопасности», — заявил талибский чиновник в интервью информационному агентству The Associated Press.

Тураби отверг критику со стороны других государств по поводу практикуемых боевиками наказаний, проводившихся в публичных местах при большом скоплении народа. Например, в 1990-х годах нередко казни проводились на городских площадях, прилегающих к мечетям пространствах, а также на стадионе Кабула.

«Никто не будет указывать нам, какими должны быть законы. Мы будем следовать исламу и основываться на прописанных в Коране нормах», — подчеркнул Тураби.

При этом он заявил, что «Талибан» никогда ничего не говорил об уголовных практиках и законодательстве других стран, а также предостерег мир от вмешательства в дела нового афганского правительства.

В период с 1996 по 2001 год талибы широко применяли жестокие телесные наказания. Так, за убийство человека приговаривали к казни, за кражу отрубали руку, а за разбойное нападение на дороге — руку и ногу. За супружескую измену боевики забивали виновного, чаще всего женщину, камнями.

При этом строгому наказанию подвергались люди, обвиненные в «колдовстве», «противодействии исламу», «разврате», «преступлении против морали» и иных прегрешениях.

В этих и других случаях также практиковались повешение, расстрелы, публичные избиения и т. п.

Нередко казнь подсудимого в принудительном порядке поручали членам семьи жертвы, которые имели право заплатить деньги за то, чтобы оставить своего родственника в живых. Тем не менее экономическое положение простых афганцев редко позволяло реализовать эту возможность.

Сам вид наказания определяли представители исламских духовенства, чье знание закона ограничивалось религиозными предписаниями. При этом все судебные процессы были максимально закрытыми, так что методы проведения следствия оставались загадкой. Во многих случаях справедливость приведенного в исполнение договора вызывала сомнения.

Публичность наказаний была необходима талибам для того, чтобы «воспитывать» население. Присутствие детей на такого рода мероприятиях поощрялось.

По словам Нуруддина Тураби, отличием от предыдущей политики радикального движения станет то, что решение о наказании теперь будет принимать судейский совет, который не исключает вхождения туда женщин.

Однако талибы и ранее обещали предоставить представительницам прекрасного пола новые права, что до сих пор сделано не было. Напротив, сейчас радикалы все более возвращаются к дискриминационной политике.

Также мулла отмечал, что новое правительство пока не решило, будут ли в этот раз телесные наказания столь публичными, как ранее.

Впрочем, уже сегодня появилась информация о том, что боевики казнили четверых человек, подозреваемых в торговле людьми. Насколько тщательным было расследование их преступной деятельности все еще не ясно, однако тела убитых с помощью подъемных кранов подвесили на больших площадях города Герат.

В прошлый период правления радикалов Тураби занимал должность главы Минюста «Исламского Эмирата Афганистан» — так боевики называют захваченную ими страну.

Кроме того, он руководил Министерством пропаганды добродетели и предотвращения порока, выполнявшим роль своеобразной религиозной полиции. При нынешнем правительстве деятель продолжает занимать важное место в администрации талибов: теперь он заведует тюремной службой.

Будучи одним из основателей «Талибана», Тураби отличился в распространении радикальных практик в Афганистане. Например, он был одним из активных поборников запрета на прослушивание музыки, требовал, чтобы все мужчины носили тюрбаны и подвергал наказаниям тех афганцев, которые подстригали свои бороды. Показательная политика Тураби привела к тому, что он был помещен в санкционный список Организации Объединенных Наций (ООН).

Судя по его словам, талибы все еще придерживаются глубоко консервативного мировоззрения. Они перестали отрицать технологические новшества вроде мобильных телефонов, фотосъемки, видеозаписей. Сами активно пользуются социальными сетями, однако суть их идеологии от этого не поменялась. И нынешние заявления деятелей «Талибана» сильно противоречат тому, что боевики говорили всего лишь месяц назад, когда захватили власть в стране.

В период активизации наступления в регионе, начавшегося параллельно с выводом войск США и НАТО из Афганистана, представители талибов часто позволяли себе заявления, что их взгляды и политика уже не те, что были 20 лет назад.

В ходе своих выступлений публичные лица из числа сторонников движения говорили о том, что под их руководством страна станет светским государством, ориентированным на равноправие как в гендерном, так и в национально-религиозном плане.

Так, в интервью тому же изданию The Associated Press официальный представитель политического офиса «Талибана» Сухейль Шахин обещал, что после отставки администрации, возглавляемой Ашрафом Гани, боевики сложат оружие и начнут переговоры. Также он говорил, что в государстве появится новое инклюзивное правительство, в которое войдут видные чиновники и политики, представляющие многогранное афганское общество.

При этом Шахин заверил, что женщинам и девочкам дадут возможность работать, учиться, свободно передвигаться по улице без сопровождения мужчин, а также они получат ряд других гражданских прав, считающихся базовыми во всем мире. Единственным условием называли соблюдение религиозного дресс-кода.

После полного захвата Афганистана талибы заявили о том, что хотят сотрудничать со многими странами, в том числе с США, на фоне чего призвали другие государства возобновить работу своих дипломатических посольств. Они перестали функционировать после взятия Кабула боевиками.

Однако сейчас реальные действия радикалов противоречат прошлым обещаниям. В новый кабинет министров вошли только функционеры «Талибана», доступ девочек старших классов в школы закрыт, а министерство по делам женщин вообще прекратило свою работу.

Жизнь в стране за месяц ощутимо изменилась в противоположную сторону от того, о чем ранее говорили талибы. Страна возвращается к старым порядкам, что не может не беспокоить мировое сообщество.

Первыми на заявления талибского чиновника Нуруддина Тураби о возвращении жестоких наказаний в Афганистане отреагировали в США. Официальный представитель американского Госдепа Нед Прайс заявил, что действия радикалов являются грубыми нарушениями прав человека. В ответ на это Вашингтон демонстрирует свои «твердые намерения» привлечь талибов к ответственности.

«Мы самым решительным образом осуждаем планы возобновить практику отсечения конечностей и казней среди афганцев», — заявил он во время брифинга в американской столице.

Впрочем, именно многолетнее вмешательство американских властей в жизнь южноазиатского государства, как и поспешный вывод войск в 2021 году, позволили талибам так легко захватить власть.

Новые шаги талибской администрации ведут переживающую всеобъемлющий кризис страну к тому, чего сейчас опасаются многие граждане: Афганистан рискует вновь оказаться в строгой международной изоляции. Теперь, вероятнее всего, государство ждет длительный этап серьезного внешнего давления, обусловленного неприятием внутренней политики «Талибана».

В то же время, министр экономики Мухаммад Ханиф заявил, что международное сообщество должно дать захватившему власть в Афганистане радикальному движению 20 месяцев, прежде чем судить о его правлении.
Tags: Афганистан, Ислам, Талибан, Талибы, Шариат
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments