Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Саммит Эрдоган-Путин подчеркивает сложности балансирования Турции

Неспособность Эрдогана достичь своих целей в ходе громкой встречи с российским лидером Владимиром Путиным показывает, что балансирование Турции с Россией и США находится на грани краха.



Оказавшись в ловушке балансирования между Россией и Соединенными Штатами, турецкая дипломатия пытается плыть по течению. После того как попытки Анкары укрепить свои позиции в НАТО и наладить отношения с Вашингтоном за счет Москвы провалились, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган встретился со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Однако его отъезд из российского курортного города Сочи без совместной пресс-конференции с Путиным свидетельствует о том, насколько ослабла позиция Анкары перед саммитом.

Описание пресс-секретарем Кремля Дмитрием Песковым встречи как "самой всеобъемлющей повестки дня с начала двусторонних отношений" стало предвестником сложных переговоров, ожидающих двух лидеров.

Встреча 29 сентября, в ходе которой обсуждались спорные вопросы, включая Сирию, Кавказ, Ливию, Афганистан, новые газовые контракты и возможное приобретение Турцией дополнительных ракет С-400 российского производства, продолжалась около 2 часов 45 минут. Учитывая время, потраченное на перевод, это была довольно короткая встреча, более короткая, чем ожидалось после 19-месячной паузы.

Замечание Эрдогана после встречи уместилось в твите: "Мы провели продуктивную встречу с моим коллегой Путиным и покинули Сочи".

Саммит также показал, что балансирование Турции между США и Россией не смогло спасти турецкую дипломатию после вступления в должность президента Джо Байдена в январе.

Встреча Эрдогана и Путина состоялась после визита Эрдогана в США на прошлой неделе для участия в саммите Генеральной Ассамблеи ООН. Он обернулся разочарованием. Турецкий президент начал свой визит в Нью-Йорк с конструктивных посланий в адрес Вашингтона, надеясь на успех, подобный тому, что был на его встрече с Байденом в июне в Брюсселе. Эта встреча - единственная личная встреча Эрдогана и Байдена с момента вступления президента США в должность - состоялась после продажи Турцией беспилотников заклятым врагам России - Польше и Украине, после громких сетований Анкары по поводу аннексии Крыма и завлений о готовности Турции взять на себя охрану международного аэропорта Кабула после ухода США из Афганистана.

Тем не менее, в Нью-Йорке Эрдогану не удалось сфотографироваться с Байденом, не говоря уже о личной встрече в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН.

"Я надеюсь, что как две страны НАТО мы должны относиться друг к другу по-дружески, а не с враждебностью, - сказал Эрдоган в конце своей поездки в Нью-Йорк, не скрывая своего раздражения. - Но нынешняя траектория не сулит ничего хорошего. То, чего мы достигли в наших отношениях с Соединенными Штатами, не очень хорошо. ... Я не могу сказать, что с Байденом все началось хорошо".

Далее он похвалил турецко-российские отношения. "Мы не видели никаких нарушений в наших отношениях с Россией", - сказал он, подчеркнув, что Анкара не отступит от закупленной Турцией у России системы противоракетной обороны С-400. Это приобретение стало одним из самых спорных моментов в отношениях между США и Турцией.

В преддверии их встречи Эрдоган вновь высоко оценил государственную мудрость Путина и решительность Турции в вопросе С-400, а также отдал должное российским пожарным, направленным в Турцию во время лесных пожаров, бушевавших в стране летом. "Настоящие друзья становятся ярче, когда дни становятся темными", - заявил он.

Путин, в свою очередь, сказал: "Переговоры с Турцией иногда бывают трудными, но мы всегда уезжали из Сочи с положительным результатом. Мы учимся примиряться".

Очевидное отсутствие конкретного результата показывает, что спорные вопросы между Анкарой и Москвой останутся темой технических переговоров между странами.

Турецкая дипломатия сталкивается с проблемами в отношениях с Москвой по нескольким направлениям.

Во-первых, Эрдоган предоставил Путину рычаг давления, признав, что отношения между Турцией и США находятся на самой низкой точке.

Продажа Турцией беспилотников Украине и обещание Эрдогана никогда не признавать российскую аннексию Крыма были должным образом отмечены российской стороной, которая считает эти два вопроса критическими для своей национальной безопасности и территориальной целостности. Эрдоган подтвердил свое обещание по Крыму во время выступления на Генеральной Ассамблее ООН после того, как Министерство иностранных дел Турции заявило, что выборы в Думу, проведенные в Крыму в этом месяце, не имеют "никакой юридической силы для Турции". Более того, министр иностранных дел Украины Кулеба Дмитрий заявил, что Украина планирует создать завод для совместного производства с Турцией беспилотников Байрактар TB2.

Если бы Анкара смогла сдержать свою реакцию на действия Москву по крымскому вопросу, Турция могла бы использовать российскую аннексию Крыма в качестве рычага в переговорах с Россией. Вместо этого она сохранила свою позицию с нулевым результатом, навлекая на себя гнев Москвы.

Кроме того, Турция находится в наихудшем положении на переговорах с Россией о новых контрактах на поставку природного газа. Срок действия газовых контрактов Турции истекает в конце этого года, и пять из них заключены с российскими энергетическими компаниями, включая "Газпром". После того, как США сняли свое вето на газопровод "Северный поток-2", по которому российский газ будет поставляться в Европу, потребность России в газопроводе "Турецкий поток" уменьшилась, что еще больше ухудшило положение Анкары.

Наиболее спорным вопросом между двумя столицами является северо-западная сирийская провинция Идлиб, где нарастает эскалация между поддерживаемыми Россией сирийскими правительственными силами и поддерживаемыми Турцией боевиками. За последний месяц Россия провела не менее 150 воздушных кампаний в регионе, обвиняя Анкару в невыполнении ее части ранее заключенных соглашений о прекращении огня. В соответствии с ними Турция обязалась очистить Идлиб от радикальных экстремистских элементов, включая "Хайят Тахрир аш-Шам" (ХТШ), которая контролирует регион, и вновь открыть важнейшую трассу М-4, которую контролируют джихадистские силы.

Ожидается, что Эрдоган попросит Путина прекратить авиаудары, устранить угрозы в адрес турецких военных постов вокруг Идлиба и возобновить совместное турецко-российское патрулирование вдоль трассы М-4.

Между тем, позиция России по этому вопросу вполне ясна. По мнению Москвы, радикальные джихадистские группировки используют турецкие военные посты в Идлибе и вокруг него в качестве щита для нападения на силы, лояльные Дамаску. Выступая в кулуарах саммита Генеральной Ассамблеи ООН, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Россия не потерпит "террористических атак", начатых из Идлиба.

По сообщениям, сирийские правительственные силы готовились к новым действиям в Идлибе после встречи президента Сирии Башара Асада с Путиным 14 сентября. Выступая после встречи, Путин сказал, что самой большой проблемой в истерзанной войной стране является "присутствие иностранных сил", укоряя Турцию и США. Возможно, Путин оценил реакцию Турции на возможную сирийскую операцию вдоль трассы М-4.

Хотя Анкара объявила ХТШ террористической организацией, она, похоже, не считает эту группировку угрозой. Кроме того, Турция, похоже, не хочет злить джихадистские организации, открыто воюя против них. С точки зрения своей ответственности за уничтожение радикальных джихадистских элементов в Идлибе, Анкара считает достаточными усилия ХТШ по обузданию других ответвлений Аль-Каиды в регионе (ХТШ вступила в вооруженные столкновения с некоторыми джихадистскими группами в Идлибе, однако нет никаких признаков тотального противостояния между этими группировками - прим.).

Москва, со своей стороны, не разделяет опасений Эрдогана по поводу продвижения сирийской армии к турецкой границе. В соответствии с соглашением от 2020 года, которое положило конец турецкой операции "Мирная весна" на севере Сирии, Турция была вынуждена позволить сирийским правительственным войскам вернуться в район к востоку от Евфрата, где турецкие войска противостояли возглавляемым курдам Сирийским демократическим силам (СДС).

В этом году позиция Турции еще больше ослабла после того, как Израиль и США стали придавать большее значение роли России в Сирии в попытке ограничить влияние Ирана. Кроме того, Саудовская Аравия, Египет, Иордания и Объединенные Арабские Эмираты протянули оливковую ветвь Дамаску, способствуя реализации российского плана игры. Быстрый вывод американских войск из Афганистана создал удобную международную атмосферу для ускорения процесса в Идлибе. Дамаск, который уже давно жалуется на снисходительное отношение России к Турции, не хочет упустить этот момент.

Между тем, Эрдоган, похоже, решительно настроен против любого изменения статус-кво в Идлибе и приграничных регионах, где дислоцированы турецкие войска, о чем свидетельствуют новые турецкие подразделения, направленные в Идлиб в преддверии встречи. Резкие заявления об отставке по меньшей мере двух генералов, которые служат в миссиях, связанных с Сирией, - отставки, которые широко интерпретируются как жест неодобрения политики правительства, похоже, не смогли сломить эту решимость президента Турции.

Между тем, в Ливии последние события сделали российско-турецкую координацию неизбежной. Позиция Москвы и Анкары будет иметь решающее значение для безопасности предстоящих 24 декабря выборов. Обе страны договорились о выводе иностранных ополченцев из страны, но ни российский частный военный подрядчик "Вагнер", ни турецкие войска еще не выведены оттуда.

Процесс прекращения огня в конфликтном Нагорно-Карабахском регионе - еще один вопрос, обсуждаемый на саммите. Ожидания Эрдогана на этом фронте включают открытие коридора, соединяющего Турцию с Азербайджаном через азербайджанский эксклав Нахичевань, и продвижение усилий по созданию Кавказской платформы мира - турецкой инициативы по сотрудничеству, в которую входят Россия, Турция, Азербайджан, Иран, Грузия и Армения. В рамках этих усилий Анкара посылает позитивные сигналы для нормализации отношений с Ереваном.

Такие проблемы, вероятно, осложнили усилия Эрдогана по созданию равновесия в отношениях "плюс - минус" во время его встречи с Путиным. Покупка дополнительных С-400 кажется единственным рычагом, который Турция может использовать в в отношениях с Москвы. Но может ли Турция позволить себе приобрести новую партию С-400 после того, как первая покупка привела к падению отношений между Анкарой и Вашингтоном? Возможно, высказывания Эрдогана направлены на то, чтобы ослабить напряженность в отношениях с Россией и одновременно запугать Соединенные Штаты. Однако, если президент Турции надеется использовать антиамериканские настроения [в его стране] в преддверии выборов 2023 года, чтобы укрепить свою сокращающуюся поддержку внутри Турции, то его заявление может быть не просто финтом.

Tags: Россия, Турция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments