Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Военная операция России в Сирии. Часть 1

30 сентября 2015 года Россия официально объявила о запуске антитеррористической операции в Сирийской Арабской Республике (САР). Соответствующее решение было одобрено Советом Федерации после обращения президента Сирии Башара Асада с просьбой об оказании помощи в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство». С этого момента в войне в Сирии произошел качественный перелом ситуации: ранее терявшие позиции под ударами боевиков правительственные войска и союзные формирования смогли полностью изменить ход боевых действий. Уже в 2017 году основные поставленные перед союзниками задачи были выполнены: террористической группировке ИГ и ее планам по созданию псевдо-«халифата» было нанесено сокрушительное поражение, а САР смогла снова вернуться к налаживанию мирной жизни после разрушительного военного конфликта.



К сентябрю 2015 года в арабской республике сложилась крайне опасная ситуация как для Ближнего Востока, так и для всего цивилизованного мира. В результате ползучей экспансии «Исламского государства» боевики создали на подконтрольных территориях квазигосударственные структуры управления и продолжали продвижение на запад. В то же время правительственные силы оказались не в состоянии сдержать натиск исламистов и остановить развал всей страны.



К этому моменту боевики ИГ контролировали значительные территории в Центральной Сирии и постепенно теснили правительственные силы на запад. В мае 2015 года, развернув масштабное наступление на позиции военных сразу по двум направлениям, террористы взяли сирийскую Пальмиру, сдвинули линию фронта к Эль-Каръятейну и Тиясу и захватили всю сирийско-иракскую границу, прервав сообщение между двумя странами. К августу боевики овладели Эль-Каръятейном, что вызвало коллапс оборонительных порядков Сирийской Арабской Армии (САА). ИГ получило возможность прорваться к шоссе М-5 Дамаск — Алеппо, перерезав единственный крупный путь снабжения правительственных сил и раздробив надвое территорию, подконтрольную столице.

Кроме того, высока была вероятность продвижения боевиков к границе с Ливаном и расширения географии самопровозглашенного «халифата» ИГ. В довершение всех бед сирийская армия стала стремительно терять контроль над газовыми месторождениями: 7 сентября отряды ИГ захватили поле Джазаль — последнее, которое контролировалось правительственными войсками.



Продвижение «Исламского государства» в Сирии и захват значительных территорий на востоке, севере и в центральной части страны спровоцировали настоящую гуманитарную катастрофу. По данным ООН, к 2015 году всего в ходе конфликта погибло около 220 тысяч человек. Экспансия исламистов вызвала массовый исход граждан из страны, колоссальный ущерб был нанесен экономике и инфраструктуре.

И в этих условиях, когда официальный Дамаск был на грани полного поражения в войне, Сирии неожиданно протянули руку помощи.

28 сентября в ходе своего выступления на 70-й юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН президент России Владимир Путин раскритиковал подход западных держав к подрыву ситуации на Ближнем Востоке как итогу «арабской весны»:

«Достаточно посмотреть на ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Конечно, политические, социальные проблемы в этом регионе назревали давно, и люди там, конечно, хотели перемен. Но что получилось на деле? Агрессивное внешнее вмешательство привело к тому, что вместо реформ государственные институты, да и сам уклад жизни, были просто бесцеремонно разрушены. Вместо торжества демократии и прогресса — насилие, нищета, социальная катастрофа, а права человека, включая и право на жизнь, ни во что не ставятся».

Владимир Путин отметил, что возникший в результате подрыва государственности вакуум привел к образованию зон анархии, которые немедленно стали заполняться экстремистами и террористами, в том числе — «Исламского государства». Кроме того, российский лидер подчеркнул, что и само ИГ возникло не на пустом месте: его продвигали как орудие против неугодных Западу светских режимов, однако организация вышла из-под контроля и начала экспансию в другие регионы:

«Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?».

В тот момент еще ничего не было известно о том, что Сирия обратилась к России с просьбой об оказании военной помощи в борьбе с террористическими формированиями. Однако уже тогда было понятно: РФ официально занимает место политического арбитра на Ближнем Востоке, и в скором времени последует мощное движение в регион. А между тем полномасштабная подготовка к началу операции уже подходила к своему логическому завершению.

Действуя в соответствии с Договором «О дружбе и сотрудничестве между СССР и Сирийской Арабской Республикой» от 8 октября 1980 года, Башар Асад обратился к России с официальной просьбой об оказании военной помощи. На основании этой просьбы, после консультаций и переговоров Москвы и Дамаска, 26 августа 2015 года между странами было заключено Соглашение о размещении авиационной группы Вооруженных сил РФ на территории САР.

Согласно тексту заявления, авиагруппа Воздушно-космических сил (ВКС) РФ по просьбе правительства Сирии размещается на авиабазе Хмеймим бессрочно, аэродром передается российской стороне безвозмездно. Все вооружение, боеприпасы, оборудование и материалы ввозятся на территорию арабской республики без сборов, пошлин и любого досмотра.

Первые сообщения о том, что Россия начала переброску военной техники и личного состава, появились в СМИ в августе-сентябре 2015 года. Тогда же передавалось об увеличении контингента РФ в 720-м пункте материально-технического обеспечения ВМФ России в сирийском Тартусе и о возможности использования российских войск в Сирии. На тот момент предполагалось, что Москва предложит объединить силы международной коалиции во главе с Соединенными Штатами. Однако тогда же высказывалось мнение, что, даже если США откажутся от предложения объединения сил, Россия начнет самостоятельную операцию в САР.

Для проведения военной операции армия РФ в кратчайшие сроки сумела перебросить, развернуть и подготовить для выполнения боевых задач полноценную войсковую группировку. Первоначально в состав авиагруппы ВКС России, базирующейся на авиабазе Хмеймим в окрестностях Латакии, вошли более полусотни самолетов и вертолетов. Костяк авиагруппы составляют модернизированные бомбардировщики Су-24М и штурмовики Су-25. Кроме того, в нее включили несколько новых фронтовых бомбардировщиков Су-34. Для сопровождения ударной авиации на базе находится истребитель Су-30СМ, а оборону объекта несут вертолеты Ми-24 и Ми-8.

Большая часть российских военных бортов появилась в Сирии неожиданно — как для боевиков, так и для их партнеров на Западе. Одновременно была развернута переброска в Тартус кораблями т.н. «Сирийского экспресса» личного состава наземного персонала и частей охраны, запасов боеприпасов и ГСМ, военной техники и вооружения. У побережья Сирии заняли отведенные им квадраты корабли постоянного оперативного соединения ВМФ России на Средиземном море.

Когда все приготовления были завершены, 30 сентября Совет Федерации дал Владимиру Путину согласие на использование ВС РФ на территории САР. При этом речь шла лишь о применении военно-воздушных сил для оказания авиационной поддержки сухопутным войскам республики без проведения наземной операции. Однако вместе с авиагруппой ВКС РФ в Сирию были переброшены Силы специальных операций для обеспечения целеуказания боевой авиации и корректировки огня. На логистическом уровне снабженцы отлаживали работу «сирийского экспресса» таким образом, чтобы вооружение, экипировка, а также гуманитарная помощь для мирных жителей поступали в САР из России непрерывно и вовремя.

В первый же день операции ВКС РФ устроили в небе Сирии настоящий «бомбовый конвейер», тщательно перепахивая вскрытые к тому времени разведкой объекты боевиков. После того как в 12:00 по московскому времени было опубликовано сообщение о начале операции, уже к 15:00 по Москве появились сведения о первых боевых вылетах российских фронтовых бомбардировщиков с авиабазы под сирийской Латакией.

Первыми под удар российских ВКС попали объекты группировки «Джебхат ан-Нусра»* в районах населенных пунктов Аль-Латамна и Кафр Зита в провинции Хама. Кроме того, были атакованы позиции боевиков в районах Джебель аз-Завия, Кесаб и Дейр-Ханна в Латакии. Следом российская авиация нанесла удары по оперативному штабу боевиков ИГ в горных районах САР.

Первые же атаки ВКС РФ помогли сирийской армии начать контрнаступление на позиции боевиков. 30 сентября силы САА и ополчение «Сил национальной обороны» (СНО) при поддержке российской авиации освободили от сил ИГ исторический христианский город Фруклус в провинции Хомс на пути к древней Пальмире.

В течение октября самолеты РФ наносили удары по позициям боевиков в различных провинциях Сирии, оказывая воздушную поддержку действиям сирийской армии. Только за первые 4 дня официального участия ВКС в бомбардировках в САР было нанесено более 50 ударов по объектам ИГ и других бандформирований. Кроме того, российская авиация оказала поддержку САА в наступлении на северо-западе Сирии, в частности в районе долины Эль-Габ.

Одновременно с наступлением в Хаме и Идлибе правительственные силы начали крупномасштабную операцию на севере Латакии, чтобы отбить у неприятеля граничащую с Турцией территорию провинции. К концу ноября сирийская армия и союзные силы при поддержке ВКС освободили 200 квадратных километров в данном районе. В итоге к окончанию наступления в провинции под контролем правительственных сил окажутся более 750 квадратных километров территории на северо-востоке Латакии, 50 деревень, включая опорные пункты противника в Сальме, Рабиа, Кинсиббе, и значительная часть ключевых высот в горных массивах Джебель Туркман и Джебель аль-Акрад.

Действия правительственных сил поддерживались не только российской авиацией с воздуха: на земле подразделениям сирийской армии также оказывали поддержку. Согласно сообщениям СМИ, примерно в начале октября 2015 года в Сирию прибывают сотрудники российской «ЧВК Вагнера», которые помогают САА в горной Латакии. Благодаря помощи русских специалистов правительственные силы САР смогли закрепиться на ключевых господствующих высотах в Северной Латакии, что обеспечило продвижение по всей линии фронта.



В боях в Латакии российские силы понесли первые тяжелые потери. 24 ноября 2015 года турецкие F-16 сбили российский фронтовой бомбардировщик Су-24 недалеко от сирийско-турецкой границы. Экипаж самолета катапультировался: командир экипажа подполковник Олег Пешков погиб во время приземления на парашюте в результате обстрела боевиков с земли, а штурман, капитан Константин Мурахтин, приземлился живым вне зоны обстрела. В дальнейшем он был эвакуирован российской поисково-спасательной группой при поддержке сирийских спецназовцев и сил «Хезболлы». Во время операции погиб еще один российский военнослужащий — морской пехотинец Александр Позынич.



Инцидент со сбитым Су-24 повлек за собой резкое ухудшение отношений России с Турцией. Анкара отказалась приносить извинения и выплачивать компенсации семьям погибших. В результате связи руководств двух стран сошли на нет. После полугода молчания и последовавших санкций со стороны Москвы президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 27 июня 2016 года выразил глубокое сожаление по поводу инцидента и подчеркнул готовность делать все возможное для восстановления отношений.

Параллельно с боями в сирийской Латакии российские союзники оказывали активную поддержку сирийским военным в ходе ключевого сражения на севере САР — битвы за Алеппо. К тому моменту столкновения вокруг «северной столицы» Сирии превратились в позиционные бои без какого-либо численного и качественного перевеса сторон. Попытка прорваться в центральные и западные районы города и установить контроль над ключевой доминантой, Цитаделью Алеппо, у боевиков провалилась — сирийская армия и проправительственное ополчение не дали занять оставшуюся часть города. Тем не менее на протяжении нескольких лет, с 2012 по 2015 годы, оставшиеся под контролем сирийских властей районы Алеппо непрерывно обстреливались из минометов и артиллерии боевиков.

Кроме того, силы так называемой «Свободной сирийской армии» (ССА) и радикальных исламистов заняли большую часть старого Алеппо, а также старинную Великую мечеть Омейядов, включенную в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Культовое сооружение стало для террористов и штабом, и арсеналом, и тюрьмой — хотя сами боевики заявляли, что якобы правительственные силы устроили в мечети тюрьму и братские могилы. Преступления против культурных ценностей на этом, впрочем, не закончились: в 2013 году боевики ССА взорвали минарет мечети и ее южную стену.



В то время как административный центр провинции находился в осаде боевиков, сирийской армии необходимо было расчистить плацдарм в провинции Алеппо, чтобы начать деблокаду города. 12 ноября 2015 года правительственные войска САР при поддержке самолетов авиагруппы ВКС России разблокировали расположенный в регионе военный аэродром Квейрис, который находился в окружении боевиков более двух лет и впоследствии стал важным плацдармом для дальнейшего продвижения сирийской армии.

После освобождения авиабазы Квейрис в восточной части провинции, подразделения САА и отряды народного ополчения осуществили прорыв на южном фронте под Алеппо, освободив от боевиков город Эль-Хадер и несколько поселений к западу от него. Тем не менее попытка дальнейшего прорыва сирийцев на этом направлении в сторону трассы М-5 Дамаск — Алеппо окончилась неудачно.

С наступлением 2016 года освобождение районов провинции пошло по новому пути. Для того чтобы снять угрозу для осажденного города со стороны террористов ИГ, сирийская армия при поддержке российских ВКС начала наступление на север от города Алеппо, используя освобожденный район Квейриса в качестве основного плацдарма. В ходе операции армия Асада перекрыла линии снабжения противника на севере провинции и вступила в противостояние с боевиками ИГ за контроль над населенными пунктами Нубболь и Аз-Захра. Шиитские анклавы находились в осаде на протяжении четырех лет и держались только за счет гуманитарной помощи, сбрасываемой с воздуха. Уже 3 февраля 2016 года САА и проиранские отряды ополчения прорвали блокаду городов и усилили темпы наступательной операции на северных и северо-восточных окраинах Алеппо.



Однако не теряли времени и боевики «Исламского государства»: в феврале 2016 года под их контролем оставалась существенная часть провинции, а также восточная часть соседней Хамы. В этих условиях ИГ и его союзники предприняли последнюю крупную попытку отрезать сирийские войска в Алеппо от большой земли — атаковать трассу Ханассер — Итрия — Ас-Саламия, считавшуюся единственной связью осажденного города с «большой землей».

21−22 февраля боевики при поддержке союзных формирований атаковали блокпосты правительственных войск на северной оконечности «дороги жизни» в районе Ханассера, уже 23 февраля захватив сам населенный пункт. Результатом нападения ИГ и группировки «Джунд аль-Акса» стало блокирование Алеппо и полное прекращение поставок для сирийской армии и мирного населения, остававшегося в городе.



В ответ на действия боевиков в Ханассере командование сирийской армии направило в район боевых действий спецподразделения САА «Силы Тигра» под руководством полковника Сухейля аль-Хасана. Спецназ получил задачу отбить все потерянные позиции и тем самым возобновить работу «дороги жизни». В итоге 26 февраля отряды сирийской армии при активной поддержке «Хезболлы» освободили Ханассер и, заняв деревни Миная и Жукха, фактически взяли отряды «Исламского государства» в «мешок» севернее ключевого города.

Главным последствием разгрома «Исламского государства» здесь стала полная потеря террористами стратегической инициативы на юге Алеппо. Несмотря на то, что сирийская армия продолжала бои с ИГ в провинции вплоть до лета 2017 года, а «дорога жизни» представляла собой крайне опасный для передвижения коридор, боевики ограничивались лишь короткими вылазками и набегами, но создать опасность для правительственных войск на этом направлении так и не смогли.

Начиная с 9 октября 2015-го Россия увеличила интенсивность вылетов боевой авиации в Сирии. За сутки с авиабазы Хмеймим было совершено 64 боевых вылета на самолетах Су-34, Су-24М и Су-25СМ с атаками по 55 объектам ИГ. Главной целью на этом этапе стала стабилизация обстановки в районе Пальмиры с последующим переходом частично деморализованной сирийской армии в контрнаступление.

Первые операции близ Пальмиры стартовали 5 ноября. Ключевой задачей на первом этапе наступления сирийских войск при поддержке ВКС РФ было ликвидировать последствия прорыва ИГ и отбросить боевиков от трассы М-5. На протяжении следующих нескольких недель основной целью ВС САР стали стратегические высоты вокруг Мхина и Пальмиры. 17 ноября силы САА заняли Джебель аль-Хазм и получили огневой контроль над Мхином. Темпы продвижения сирийской армии поддерживались авиационными и ракетными ударами, которые наносились по боевикам ИГ силами России.



Существенный подрыв финансово-экономической базы и человеческого ресурса боевиков ИГ сказался на боеспособности группировки. В результате 22 ноября 2015 года правительственные силы заняли горный район Джебель Мхин, освободили поселение Хаварин, а к 23 ноября полностью зачистили населенный пункт Мхин. Удерживавшие эти рубежи боевики ИГ отступили в Эль-Каръятейн. В тот же день армия также взяла под свой контроль фермы Аль-Кадри и горы Джебель Хайян, вплотную приблизившись к «пальмирскому треугольнику» — перекрестку ключевых трасс на западном въезде в город.

Tags: Военная операция России в Сирии, Россия, САР, Сирия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments