Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Categories:

Как Китай становится мировой технологической сверхдержавой

Китай уже давно всерьез претендует на звание главной мировой технологической супердержавы. И даже суперзвезды. Задача «догнать и перегнать Америку» по этой части компартией Си Цзиньпина поставлена. Если это произойдет, то Пекин может опровергнуть тезис о том, что предпосылкой технологическому прогрессу непременно должны быть всевозможные свободы человека. Правда, скептики утверждают, что китайский технологический прогресс — в значительной мере ворованный.



У Китая уже есть собственная космическая программа, в том числе пилотируемая. Он приступает к исследованию, а затем, надо полагать, освоению Луны и даже Марса. Китайские университеты уже прочно освоились в «топах» мировых рейтингов. Очевидны достижения в генной инженерии, в исследовании земной коры (китайцы добрались и до Антарктиды) и изучении климата. Китай успешно соревнуется с США в создании суперкомпьютеров, «ловит» нейтрино и построил крупнейший в мире радиотелескоп. Расходы на научные исследования и разработки с начала века выросли более чем в десять раз, превысив общеевропейские и почти уже догнав американские, тогда как в некоторых странах (не будем указывать пальцем) они уже давно стагнируют.

Доля ⁠расходов на R&D в ВВП Китая составляет стабильно ⁠более 2% (это существенно больше, чем в России). ⁠Речь идет как о государственных расходах, ⁠так и расходах предприятий, которые составляют три четверти ⁠общего объема финансирования. ⁠При ⁠том что в США доля расходов «на науку и разработки» превышает 3% ВВП (тоже совокупно частные и государственные). По некоторым оценкам, расходы КНР на R&D превзойдут американские в абсолютных величинах уже в ближайшие год-два. По данным Исследовательской службы Конгресса США, уже к 2018 году общие расходы Китая на R&D достигли 468 млрд долларов, а их доля в общемировых расходах превысила 26%.

Китай уже обогнал США по числу публикуемых научных статей, хотя еще отстает от Евросоюза. Правда, многие утверждают, что качество статей некоторых китайских ученых зачастую не столь уж высоко, а многие из них представляют собой, по сути, плагиат, выдаваемый «на гора» ради выполнения плановых показателей цитируемости (знакомая картина, не правда ли?). Зато многие признают при этом очевидное лидерство китайцев во многих прикладных научных исследованиях по сравнению с теми же американцами. Благодаря чему, в частности, Китай уже скоро вырвется в лидеры в области ядерной энергетики, разрабатывая, например, новые технологии в строительстве реакторов.

Китайские цифровые гиганты Huawei, WeChat, Baidu, Tencent более чем успешно конкурируют с западными аналогичными компаниями (кстати, на крупнейшие цифровые компании Baidu, Alibaba Tencent приходится более трети всех венчурных инвестиций в Китае). А, например, по такому показателю, как объемы мобильных платежей (это едва ли не самая «крутая» форма) китайцы превосходят американцев более чем в 11 раз.

Так что, судя по этим показателям, лидерство Запада в научно-технологической сфере более не очевидно, сломана тенденция даже не десятилетий, а нескольких веков.

В Китае действуют целый ряд государственных программ по развитию науки и технологий, наиболее известная из которых — Made in China 2025, направленная на замещение иностранных технологий более конкурентоспособными (это непременное условие) отечественными. К этому времени страна должна достичь 70-процентного уровня самодостаточности в высоких технологиях. А искусственный интеллект, в соответствии с решениями ЦК КПК во главе с председателем Си Цзиньпином, должен стать главной движущей силой промышленного развития. Недавно принята отдельная программа по ИИ — «План развития ИИ нового поколения», выдвинувшая развитие ИИ в число национальных приоритетов.

В то же время важной «составляющей частью» всех подобных программ является заимствование западных передовых технологий, проще говоря — промышленный шпионаж и воровство интеллектуальной собственности.

По оценкам американской разведки, ежегодный ущерб только Америки от такого «заимствования» составляет от 300 до 600 млрд долларов. По состоянию на 2019-й «допандемийный» год ФБР расследовало более тысячи случаев воровства технологий китайцами, по возбужденным в этой связи уголовным делам были арестованы несколько десятков человек. На тот момент в центре внимания были технологии, связанные авиастроением и созданием электромобилей. Более 180 расследований касались воровства в области медицинских исследований.

Как говорил директор ФБР Кристофер Рэй на одной из конференций Минюста США в начале 2020 года, «китайцы нацелены на все подряд — от компаний-производителей риса и семенного фонда до тех, которые занимаются разработкой программного обеспечения, ветряными турбинами и медицинскими исследованиями. Они охотятся не только на инновациями или R&D, их интересует ценовая политика, внутрикорпоративные документы — все, что поможет им достичь конкурентного преимущества». Например, в 2017 году китайскими, как считает ФБР, хакерами была взломана база данных компании Equifax, одной из крупнейших баз данных кредитных историй. Утекли данные 147 миллионов пользователей, не только американских, но и канадских. Так вот выяснилось, что взломщиков интересовали не только персональные данные сами по себе, но и дизайн, устройство данной базы данных и принципы ее работы. КНР, правда, не раз отвергала свою причастность к этому инциденту

一步一步地达到目的达到 (Ибу ибуди дадао муди — Шаг за шагом продвигаться к цели)
Большую роль в получении доступа к западным, а точнее американским технологиям играет китайская программа поддержки ученых «Тысяча талантов», основанная еще в 2008 году. Она оплачивает (притом весьма щедро) стажировку, учебы и работу китайских ученых в США с тем, чтобы затем они вернулись на родину, обогащенные знаниями и… технологическими секретами. Для того, чтобы участвовать в программе, надо дать обязательство привезти в Китай некие научные знания, то есть интеллектуальную собственность. При этом сами участники такой программы обычно держат в тайне перед властями США сам факт участия в ней. Американские традиции университетской открытости лишь способствуют такому «обмену опытом». До недавних пор китайских ученых допускали не только к «гуманитарным» медицинским и прочим чисто гражданским исследованиям, но даже и к тем, которые финансируются Пентагоном.

При этом китайские власти и разведслужбы ищут таланты не только среди своих соотечественников. Они платили до недавних пор и американцам. А может, и сейчас платят, хотя «гайки» тут власти США закрутили еще при Трампе. Например, в 2018 году был страшный скандал не где-нибудь, а в Гарварде, когда бывший руководитель Факультета химии и химической биологии Гарвардского университета Чарльз Либер был арестован по обвинению в том, что он скрывал свою аффилированность с программой «Тысяча талантов». Либер при этом получил грант на 15 млн долларов от Пентагона и Национального института здоровья на исследования в области нанотехнологий. Однако еще ранее он заключил трехлетний контракт с программой «Тысяча талантов», получая по 50 тыс. долларов в месяц от Уханьского технологического университета, дав обязательство работать на это исследовательское и учебное заведение не менее 9 месяцев в году, продвигая международные проекты сотрудничества, организуя международные конференции, поощряя молодых ученых и исследователей публиковать научные статьи под эгидой указанного университета. Так что вот такие «нанотехнологии» получаются.

Кроме «покупки» талантов, КНР активно использует грантовую политику. До недавних пор (сейчас эту практику власти США свернули) учебные заведения Америки могли получать гранты, скажем, от Института Конфуция и аффилированных с ним организаций, что могло как влиять на университетскую исследовательскую политику, так и финансировать конкретные интересующие китайцев направления.

Помимо «университетского направления» важным направлением промышленного шпионажа является кибер-шпионаж, направленный на воровство интеллектуальной собственности. Ранее им занималось соответствующее подразделение Народной освободительной армии Китая, но несколько лет назад кураторство взяло на себя Министерство госбезопасности.

Согласно докладу Министерства юстиции США 2020 года, Китай замешан в 80% случаях экономического шпионажа (и воровства интеллектуальной собственности) против Америки и в 60% случаях воровства торговых секретов. По оценкам Американской разведки, в последние годы китайцы так или иначе «интересовались» на предмет «чего бы позаимствовать» не менее 14 тыс. частными компаниями, занятыми в самых разных отраслях экономики.

Так что теперь в США как в корпоративном секторе, так и в университетском, не говоря уже о государственном, развернута негласная кампания под лозунгом «Бди! Ибо китайский шпион хитер и коварен!». Еще президент Трамп подписал в 2018 году закон, который можно перевести примерно так — «О ревизии процедуры проверки рисков иностранных инвестиций» (Foreign Investment Risk Review Modernization Act). С целью прежде всего предотвращения передачи китайцам высоких технологий путем инвестирования в американские компании или создания СП с ними.

«Взаимовыгодное экономическое сотрудничество» — это одна из самых распространенных форм «заимствования технологий». По сути, речь часто идет о принуждении к их передаче. Скажем, для того чтобы получить лицензию, разрешение на продажу или еще какое-либо разрешение на ту или иную продукцию, китайские регуляторы требуют, по сути, полного раскрытия технологии производства, химического состава (если речь о веществе), даже химического состава и устройства производящего оборудования. Частью сертификации являются технические испытания продукции (например, электромобилей), в ходе которых она может быть разобрана, изучена и скопирована вдоль и поперек. Кстати, российские регуляторы также ввели несколько лет назад аналогичную практику, но пока — «не в коня корм».

То же самое касается процесса создания СП с западными производителями. На них оказывается всяческое давление — с помощью регуляторных органов, судов, местных властей и т.д. с тем, чтобы они «делились технологиями». Не будешь делиться — не будет партнерства, не получишь права землепользования, финансирования, нужных связей — и вообще ничего не получишь. Не все могут устоять перед очевидными экономическими выгодами работы на китайском рынке. Хотя, конечно, прямое воровство патентов не является тотальным, за что-то китайцы даже платят. Деньги у них есть. Да и ума достаточно. Сочетание трудолюбия, последовательности в достижении поставленных целей, желание и умение учиться на лучших примерах (и копировать их), ну и искусное заимствование идей и технологий, — все это ведет Китай в лидеры мира по уровню развития технологий.

И, похоже, на Западе слишком уже поздно спохватились — «ах, нас обворовали!» Это ведь было частью негласного контракта между КНР и Западом. Который изначально подразумевал такую часть, как противостояние Советскому Союзу, а потом — получение огромных прибылей на китайском рынке западных корпораций в обмен на инвестиции и … конечно, технологии. Ну а теперь — победителей уже не судят. Даже если за руку поймали.

Tags: КНР, Китай, Наука, Технологии
Subscribe

  • США и Колумбия

    Вопросы мира, усиление военной помощи, борьба с наркотиками и миграционный кризис - всё это глава Госдепа США обсудил в Колумбии, которую Вашингтон…

  • Не поражение: оценка потерь США в афганской кампании

    Ночью 30 августа 2021 г. последние американские военнослужащие покинули Кабул. Так завершилась самая длительная военная операция в истории США.…

  • Тем временем в Средиземном море

    Весьма интересно, что сейчас по различным задачам где-то в море Средиземном находятся две атомные подводные лодки, способные нести крылатые ракеты…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments