Исраил 95REG (israil_95reg) wrote,
Исраил 95REG
israil_95reg

Category:

Потерянный рай. О всплеске нелегальной миграции из Сенегала

Всплеск нелегальной эмиграции из Сенегала оказался на передовицах всех газет. Действительно, это явление из регионального уже выросло до международных масштабов и обратило на себя внимание европейских правительств. Только на Канарские острова в этом году с западного побережья Африки прибыло около 18 тыс. нелегалов, из которых 12 тыс. приходятся на октябрь и ноябрь 2020 г. Для сравнения: за аналогичный период прошлого года страну покинуло около 1,5 тыс. человек. Число жертв, которое оценивается в 500 человеческих жизней, тоже запредельно, и они продолжают расти. Только 15 ноября у Кабо-Верде была задержана пирога с поврежденным мотором, на борту которой находилось 66 человек, включая троих детей. Согласно показаниям спасенных пассажиров, экипаж пироги в момент отплытия составлял более 130 человек, таким образом более 60 человек считаются пропавшими без вести. В чем причины этого миграционного всплеска и во имя чего принесена эта чудовищная гекатомба? Ну и конечно – кто виноват и что делать?



Прежде всего необходимо рассмотреть один важный момент. Иммигранты, незаконно попадавшие на европейскую землю, в большинстве случаев там и оставались. То есть, по факту, они достигли своей заветной цели. Принудительно депортировали только тех, кто совершали правонарушения, но не по факту нарушения ими иммиграционного законодательства. Обычная схема для задержанных – лагерь, где через различные правозащитные организации, НПО и гуманитарные миссии «гости» получали необходимые документы и растекались по Шенгенской зоне. Или просто сбегали из лагеря к своим родственникам и друзьям по всему Евросоюзу. Такой современный аналог известного средневекового выражения, что воздух города делает свободным, когда крепостному крестьянину было достаточного оказаться в пределах города, чтобы сбросить ярмо несвободы. Таким образом, нельзя говорить о том, что юридически и фактически Евросоюз закрывался от иммигрантов, и это можно четко проследить по иммиграционной политике последнего десятилетия. Формально действующий правовой шлагбаум от нелегальной иммиграции был фактически поднят. Почему так происходило – это отдельная тема для исследования, понятно только одно – это было выгодно.

Но сейчас Евросоюз бьет тревогу и вполне отчетливо говорит о создании действующего механизма поголовной принудительной депортации. Очевидно, что кризис, вызванный эпидемией коронавируса и сжавший экономику европейских стран, существенно снизил заинтересованность в потоке мигрантов. Африканскую диаспору в европейских странах можно разделить на легальную или нелегальную. Нелегальная часть диаспоры, как правило, обслуживает теневую экономику, а легальная в основном занята в сфере обслуживания, туристическом, ресторанном и гостиничном бизнесе. Все эти сферы сильно пострадали от распространения коронавируса и карантинных ограничений. Усилилось и социальное бремя на экономику европейских стран. Существуют объективные опасения маргинализации этой социальной группы, что опасно на волне растущей в Европе исламофобии и радикализации. Можно сказать, что на сегодняшний день Европа сказала четкое «Нет» нелегалам.

Евросоюз сказал: «Надо!» – Сенегал ответил: «Есть!»

На прошлой неделе правоохранительные органы республики отчитались о раскрытии разветвленной сети трафикантов нелегальных эмигрантов. Были арестованы организаторы, посредники, вербовщики, владельцы пирог и неудавшиеся «европейцы» – сенегальцы, малийцы, гвинейцы и гамбийцы. Разгадка подобной оперативности проста – это все уже было известно заранее. Мероприятия такого масштаба с таким количеством вовлеченных людей в достаточно открытом информационном пространстве Сенегала скрыть невозможно. Просто до настоящего времени не было политической воли «закрыть лавочку». И это не только вопрос обслуживания политического курса Евросоюза, это прежде всего возможность получения финансирования по программам противодействия незаконной иммиграции, кстати, достаточно весомое для бюджета страны.

Наконец, пандемия больно ударила по карманам населения всего мира. Не осталась в стороне и африканская диаспора в Европе. Переводы денег из Европу в африканские страны, составлявшие астрономическую сумму и являвшиеся весомой частью доходов Сенегала и многих других африканских стран, снизились до минимальных размеров. Соответственно минимизировалась и экономическая выгода государства от наличия многочисленной диаспоры. Но, как говорилось выше, появилась и альтернатива для пополнения бюджета.

Небольшой исторический экскурс. После падения режима Муаммара Каддафи, спровоцировавшего первую неконтролируемую волну нелегалов, тогдашний президент Сенегала Абдулай Вад предложил Евросоюзу создать лагеря для нелегалов на территории Сенегала, естественно, за счет Евросоюза. И даже договорился с Мальтой о переправке нескольких партий нелегалов в Сенегал. Очевидно, что это весьма эффективное средство – неудавшемуся «европейцу» проще вернуться домой, чем сидеть в африканской тюрьме. Проект вызвал море нападок со стороны правозащитников всех мастей, поэтому остался только на бумаге. Но дело еще и в том, что он не был нужен. Возможно, сейчас к нему и вернутся – в той или иной форме.

«Почему ж эти птицы на север летят?»

Принятие решение стать нелегальным иммигрантом – непростой шаг. Расхожее выражение, что «человек ищет, где лучше», здесь не вполне уместно. Нелегальная иммиграция — это крайний шаг человека, не нашедшего себе места в своей родной стране, но имеющего обязательства материально поддерживать семью и близких. Вопреки существующему мнению, что африканцам все равно где жить, это далеко от правды. Африканцы гораздо больше европейцев привязаны к своей стране, городу, дому, семье и близким. Уехать куда-то в «один конец» для них очень тяжелое решение. Но перед многими сенегальцами стоит выбор – между смертельным риском путешествия в неизведанное и медленной социальной смертью на родине.

Но, увы, иногда вынужденный и даже неизбежный. Отсутствие рабочих мест, непрозрачность социальных лифтов, непотизм, высокий уровень безработицы среди молодежи, недоступность образования, в том числе профессионального вкупе с высокими и постоянно растущими ценами – визитная карточка Сенегала и большинства африканских стран. При том, что обещание решить эти проблемы звучат в каждой предвыборной программе всех кандидатов на президентский пост. А избранные президенты даже выделяют на это бюджеты, включающие международную помощь, создают многочисленные государственные агентства, куда эти средства поступают.

Ничего нового по проблеме незаконной иммиграции не сказали члены сенегальского правительства и на пресс-конференции 24 ноября с.г. Были дежурные обещания подойти к этому со всей серьезностью, глубоко разобраться в проблеме и найти правильное решение. Хотя нет, были и свежие мысли. Министр внутренних дел Антуан Феликс Диом рассудил, что суть проблемы – в обычном людском желании в перемене мест, а министр по делам молодежи Нэнэ Фатумата Таль возложила ответственность за проблему на сенегальское общество, точнее, на его стремление жить лучше.

Но в ее словах есть доля истины. У проблемы эмиграции есть еще одно важное измерение. Существует миф о райской жизни в Европе, в который многие африканцы свято и слепо верят вопреки всем противоречащим фактам. Этот сотериологический миф содержит и руководство к действию – надо только туда добраться. И, не побоюсь обвинений в конспирологии, мифа искусственно поддерживаемого, в том числе и извне. Ну и, конечно, активно подпитываемого теми «счастливчиками», кто добрался до обетованных земель. Здесь уже подключается элементарная психология – очень сложно публично сознаться в том, что все усилия и страдания добраться в «европейский рай» были напрасны. О бесправной нелегальной жизни в тяжелых социальных условиях и жестокой эксплуатации расскажут только близкому другу и лишь под настроение.

Настоящий всплеск нелегальной иммиграции прямо связан с пандемией. Точнее – с ее последствиями в виде карантинных мер. Сенегал, как и многие другие африканские страны, слепо повторил жесткий европейский опыт локдауна. Но, не считая раздачу продуктовых наборов отдельным группам населения, правительство оказалось не в состоянии ни поддержать частный бизнес, ни защитить людей социально, что вызвало раздражение на фоне общедоступной информации о мерах по поддержке бизнеса и социальной защиты населения в Европе. Ведь, не будем об этом забывать, в Сенегале есть телевидение, кабельные каналы и интернет, не говоря уже о многочисленной диаспоре, с которой родственники находятся в постоянном контакте. Снятие карантинных мер оживило экономику лишь отчасти, но воскресить ее не удалось – многие, потерявшие работу в период карантина, так и остались безработными. При этом никто не отменял плату за коммунальные услуги, электричество, воду и даже налоги, о которых государство быстро вспомнило сразу по окончании карантина. Совокупность всех этих объективных и субъективных причин переполнила чашу терпения людей и доверие к государству.

«Бизнес на плаву»

Наконец, отправка нелегальных иммигрантов в Европу – это очень прибыльный бизнес. Стоимость «билета» может достигать нескольких тысяч евро. Бизнес, в котором задействовано очень много операторов, включая коррумпированных государственных служащих, жителей близлежащих селений, рыбаков. Все в той или иной степени получают с этого прибыль и не желают с ней расставаться.

Кстати, о рыбаках. Сенегальские СМИ активно продвигают мнение, что большинство нелегалов — это местные кустарные рыбаки, согнанные с насиженных мест развитием индустриального рыболовства. Увы, дело не в китайских или европейских рыболовных лицензиях. Причины другие. Во-первых — это кризис кустарного рыболовства. Во-вторых, экипаж пирог с эмигрантами состоит из пассажиров и команды, которая управляет пирогой и ведет ее по курсу к обетованному месту. Эта команда и есть рыбаки, которые, естественно, обратно не вернутся. И, в-третьих, кустарное рыболовство – это профессия, которую будущих рыбак впитывает с молоком матери и осваивает с раннего детства. Профессия суровая, тяжелая, с огромными рисками для здоровья и жизни, и социальная адаптация рыбака, решившего сменить профессии, проходит очень тяжело. Им крайне сложно найти себя в качестве продавца секонд-хэнда или телефонных карточек – наиболее доступных неквалифицированных работ. Потеря работы по специальности для них сродни экономической и социальной смерти, спастись от которой поможет только «европейский рай».

Что же делать? Вывод напрашивается только один. Пока государство будет продолжать видеть в своих гражданах дешевый балласт, а не дорогостоящий ресурс, кстати, ресурс возобновляемый, гораздо более экономически эффективный, чем нефть, газ, золото или алмазы, явление нелегальная иммиграция в страны ЕС будет только прогрессировать. Невзирая ни на никакие барьеры.

Tags: Африка, Сенегал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments